20 чэрвеня 2021, Нядзеля, 18:17
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

В глазах Кремля: к чему готовится Путин?

1
В глазах Кремля: к чему готовится Путин?
Павел Баев

Европейские политики все более четко осознают необходимость принятия коллективных мер против РФ.

В этом году традиционный московский парад в честь 9 мая не был грандиозным, в отличие от первоначально запланированного на 2020 год, который пришлось отложить и сократить из-за серьезного обострения пандемии COVID-19. Тем не менее грохот танков на Красной площади в прошлое воскресенье означал, что пауза в деятельности Кремля, вызванная продлением майских праздников, закончилась, и излюбленный инструмент внешней политики РФ — военная мощь — готов вновь демонстрироваться и развертываться.

Президент Владимир Путин был рад отдохнуть от «скучных» вопросов, таких как жестокий пограничный конфликт между Кыргызстаном и Таджикистаном или дипломатический спор с Чехией. Вместо этого, Путин, вероятно, считает, что ему нужно подготовить политическую почву для запланированной на середину июня встречи с президентом США Джо Байденом, даже если проницательные аналитики в Москве не ожидают какого-либо прорыва.

Предложение Байдена ясно: если Россия будет воздерживаться от создания проблем и играть по международным правилам, США готовы развивать стабильные отношения. Это предложение было выработано на встрече министров иностранных дел Большой семерки в Лондоне на прошлой неделе (3−5 мая), где главной темой для дискуссий была Россия.

Важно заметить, что семь участвующих держав решили смягчить свою окончательную резолюцию, отказавшись от формулировок о сдерживании множественных угроз и выразив предпочтение снижению напряженности. Проблема, которую Кремлю создает этот призыв воздержаться от военных угроз, кибератак и других нарушений международной безопасности, состоит в том, что тогда роль России в европейских делах уменьшится до незначительной, вместо желаемого доминирования в своей сфере влияния. Министр иностранных дел Сергей Лавров решительно отверг план заставить Россию соблюдать западные правила, осудив его как злонамеренную попытку насаждать «тоталитаризм» в мировых делах.

Путину нужно преувеличивать внешние угрозы, чтобы оправдать внутренние репрессии

Главной причиной вспышки гнева Лаврова на виртуальном заседании Совета Безопасности ООН были санкции, введенные и постоянно отлаживаемые США и Европейским союзом, которые российское руководство одновременно пытается называть незначительными, но при этом и причиной неудовлетворительного функционирования российской экономики. Последний комплекс санкций США, введенных в середине апреля, был менее жестким, чем ожидалось многими в Москве. И теперь любой признак того, что команда Байдена не намеревается вводить новые санкции, активно освещаются российскими СМИ.

Однако тревожная перспектива для российских политиков и олигархов заключается в том, что правительство США, следуя указу Байдена, готовит меры, которые обеспечат эффективное наказание за следующее нарушение правил Россией. И даже обычно нерешительный Европейский парламент недавно принял впечатляющим большинством резолюцию, предлагающую, среди прочего, запрет на импорт нефти и природного газа из России. Таким образом, режим санкций оказывает более сдерживающее, нежели деструктивное воздействие на российскую экономику, а уже наложенные наказания за многочисленные правонарушения лишают Кремль возможности «использовать в военных целях» экспорт энергоносителей даже в качестве крайней меры противодействия.

Не санкции, а плохая внутренняя политика препятствует устойчивому постпандемическому восстановлению и продолжает снижение доходов домохозяйств, что беспокоит большинство россиян. Чтобы подавить недовольство, Кремль все больше полагается на силовиков, но, как утверждают многие российские экономисты, репрессии дорого обходятся и превратились в основной фактор, способствующий хронической экономической стагнации.

Несмотря на всю пропаганду и самовосхваление, как правило, строящееся на советской победе во Второй мировой войне, но при этом скрывающее ее ужасную человеческую цену, в глазах мира Россия превращается в жестокую и отсталую диктатуру, что истощает ее ресурсы «мягкой силы».

Преследование политической оппозиции и ограничение свободы СМИ — это не просто внутренние дела, а нарушение международных норм. А встреча G7 подтвердила, что Запад признает связь между усилением российских репрессий внутри страны и агрессивным поведением Москвы за рубежом. Россия стремится объединить усилия с Китаем в контрнаступлении против этого «вмешательства». Поэтому Лавров резко выступил против плана США по созыву саммита демократий, предупредив, что это вызовет дальнейшую эскалацию глобальной напряженности.

Украина остается ключевой проблемой в разработке проекта стратегии Байдена по стабилизации отношений с Россией, потому что для режима Путина перспектива успешных реформ, ведущих к неуклонной вестернизации соседнего государства, остается неприемлемой.

Грубое военное давление России на Украину ослабло с начала мая, но подготовка к тому, чтобы возобновить его при надобности, продолжается, а военно-морская напряженность в Черном море остается опасно высокой. Визит госсекретаря США Энтони Блинкена в Киев должен был заверить украинцев в твердой поддержке Вашингтона и отговорить Россию от дальнейших провокаций, но был воспринят в Москве как демонстрация враждебных намерений НАТО. Президент Владимир Зеленский пригласил нескольких западных послов сопровождать его в поездке на Донбасс, стремясь придать импульс дискуссиям в ЕС относительно расширения военной поддержки Украины, которая позиционирует себя как ключевой столп европейской безопасности.

По мере поступления новой информации об операциях российской военной разведки (ГРУ), направленных против объектов и «враждебных» субъектов в Центральной и Юго-Восточной Европе, европейские политики более четко начинают осознавать необходимость принятия коллективных мер против коррумпированных сетей, способствующих совершению этих преступлений.

В политике бытует мнение, что Россия выиграет от более стабильных отношений с США и Европой, ведь теоретически это ослабило бы ее навязчивый страх относительно вторжения НАТО. Но этот расчет не применим к режиму Путина — и не только потому, что президенту РФ нужно преувеличивать внешние угрозы, чтобы оправдать внутренние репрессии и объяснить экономические неудачи.

Каждый шаг в укреплении солидарности между западными демократиями и в отстаивании демократических ценностей представляет собой угрозу существованию этой коррумпированной автократии, и никакая разрядка или «перезагрузка» не может смягчить эту угрозу в глазах Кремля. С западной стороны сдерживание может подорвать способность России демонстрировать военную мощь, но такая стратегия — непрерывный процесс, и Кремль будет пытаться использовать каждую возможность для диалога, чтобы подорвать и размыть приверженность Запада этим целям.

Павел Баев, jamestown.org

Спампоўвайце і ўсталёўвайце мэсэнджар Telegram на свой смартфон або кампутар, падпісвайцеся (кнопка «Далучыцца») на канал «Хартыя-97».