4 лютага 2023, Субота, 19:08
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

Широкий фронт: ВСУ теснят армию РФ на юге и востоке

1
Широкий фронт: ВСУ теснят армию РФ на юге и востоке

Как развивается наступление украинских войск.

Украинские войска освобождают населенные пункты, расположенные как на востоке, так и на юге. Почему оккупанты стремительно теряют позиции на Донбассе и других «аннексированных» территориях – в материале РБК-Украина.

Украинская армия наступает сразу в четырех областях – Харьковской, Донецкой, Херсонской и теперь уже в Луганской. На Запорожье линия фронта пока не двигается, там идут бои тактического характера. Российские официальные органы пытаются замалчивать тот факт, что буквально после оглашения незаконной аннексии состав «присоединенных» территорий начал быстро редеть.

Чтобы спасать свое положение, Москва собирает мобилизованных со всей страны, сразу бросая их в бой без предварительной подготовки и нормального вооружения. Но пользы от них пока мало. В попытке показать хоть какие-то результаты противник продолжает упорно биться в украинскую оборону в районе Бахмута и Авдеевки.

«Бахмутское направление для оккупантов сейчас самое активное, а также авдеевское. Там они ведут постоянные боевые, штурмовые действия. Бахмут фактически уже разнесен. Очевидно, что у них стоит задача хоть где-то показать какой-нибудь «успех», – сказал РБК-Украина спикер Восточной группировки ВСУ Сергей Череватый.

По последним данным, враг усилил давление на восточных окраинах Бахмута и на южных подступах к этому городу. Тревожные сигналы параллельно поступают со стороны Беларуси, где россияне все еще могут открыть второй фронт.

Из-за неудач на поле боя агрессор продолжает террор мирных городов. Только вместо дорогих ракет, стоящих миллионы долларов, враг теперь все чаще использует иранские дроны-камикадзе Shahed-136. Силы обороны осваивают разные приемы, как обнаруживать и сбивать эти сравнительно новые мишени имеющимися средствами.

Развитие харьковского наступления

После разгрома на купянско-изюмском плацдарме кризис для россиян продолжает разрастаться. Оккупанты уже потеряли почти все территории в Харьковской области, «выступление» на севере Донецкой области, из которого они угрожали Славянску и Краматорску, а также несколько населенных пунктов в Луганской области. Ни о каком выравнивании линии фронта по реке Оскол, как того хотел противник, речь уже не идет.

Одна из крупнейших потерь россиян за последние дни – Лиман в Донецкой области. Это важный транспортный узел, который обеспечивал российские войска в северо-восточной операционной зоне.

"Российская армия в основном обеспечивается через железную дорогу. Поэтому удержания Лимана было крайне важно – это была распределительная зона. Оттуда поступало обеспечение, резервы как на Изюм, так и на северодонецкую агломерацию», – объяснил изданию военный эксперт, полковник Сергей Грабский.

Несмотря на то, что после харьковского прорыва, позиции противника в районе Лимана выглядели бесперспективными, он продолжал отчаянно держаться за этот город. Этому есть как минимум два объяснения. Одно из них – политическое.

«По нашим данным, согласно перехватам, у них была команда держаться до последнего, потому что в России как раз провозглашали аннексию. По сути, их группировку в Лимане добивали под концерт на красной площади», – сказал Череватый.

Вторая мотивация агрессора, из-за которой он изо всех сил цеплялся за Лиман – военная. Оккупанты хотели задержать ВСУ в боях и при этом выиграть время для создания системы обороны по северо-западным рубежам Луганской области. Речь идет о линии Тополи - Новая Тарасовка - Сватово - Кременная. В последних двух локациях у противника сейчас достаточно шаткие позиции. Вопрос только в том, какой из этих городов они потеряют первым.

Можно сказать, что «жертва» лиманской группировки была напрасной. Украинская армия атаковала район Лимана двумя флангами – с севера и с юга, создав угрозу полного окружения российских частей, которые находились в этой зоне. Агрессор в конце концов был вынужден все равно бежать из города, понеся огромные потери.

А построить нормальную оборону и обезопасить Сватово и Кременную оккупантам за это время все равно не удалось. Пока часть наших войск «зачищала» оккупантов в районе Лимана, другие подразделения подошли к ближним подступам к Сватово не через Лиман, а со стороны плацдармов на левом берегу Оскола. Один из них тянется вдоль дороги Р-07 (Н-26) от Купянска. Второй идет с юго-востока от Боровой по направлению к Грековке и Макеевке Луганской области, которые были деоккупированы 5 октября.

Кроме того, ВСУ уже приблизились к западным окраинам Кременной, а также к западным окрестностям Лисичанска. После «падения» Лимана проблемы оккупантов в этой операционной зоне обострились еще больше. Для украинских войск открывается оперативное пространство, чтобы продолжать наступление как на Сватово, так и на Кременную с перспективой выхода к Северодонецку.

«Если мы пройдем их линию обороны, которая совпадает с рокадой Троицкое – Сватово – Кременная, тогда мы создадим непосредственную угрозу для северодонецкой группировки вражеских войск. И мы выходим на оперативное пространство, потому что за этой линией уже нет боевых позиций», – объяснил Грабский.

Следующей линией обороны агрессора (параллельно), вероятно, станет Белолуцк - Новопсков - Старобельск - Новоайдар. Вдоль этой зоны проходит река Айдар, поэтому противник может попытаться закрепиться на ее берегах.

Прорыв в Херсонской области

Аналитики ISW допустили, что Путин уменьшает приоритетность защиты Луганской области в пользу удержания оккупированных территорий на юге. Однако оснований согласиться с этой версией нет.

"Если мы возьмем с точки зрения и военной, и политической, для Путина важны и Луганщина, и юг. Представьте, когда мы отвоевываем Луганск, а они восемь лет там выстраивали какую-то оборону, строили там квазигосударственность – это для них будет сильная пощечина. И она будет ничем не меньше, чем деоккупация Херсона», – отметил Череватый.

Скорее, дело в том, что российское командование на северо-востоке попросту не смогло организовать нормальную оборонную операцию. Но и на юге ситуация для оккупантов развивается не самым лучшим образом.

Украинская армия в течение последних дней начала активно продвигаться на правом берегу Днепра в северо-западной части Херсонской области, освободив уже около двух десятков населенных пунктов. Площадь территорий, деоккупированных от начала октября, превышает 400 квадратных километров, заявили Силы обороны Юга.

Этот плацдарм охватывает район Давыдова Брода, а также участок на севере рядом с границей Днепропетровской области, который прилегает к Днепру. Оккупантам пришлось бежать к Херсону и Бериславу.

Давыдов Брод – важный транспортный узел, откуда идет дорога к Бериславу и Новой Каховке. Украинские и российские военные блогеры сообщают, что ВСУ также сумели зайти в село Дудчаны, которое расположено вдоль другой трассы, идущей в этой район.

Почему нашей армии удался прорыв в Херсонской области сейчас, а не в конце августа, когда «анонсировалось» наступление на юге? По одной из версий – оккупанты отвели из Херсонской области часть сил для того, чтобы спасти свою ситуацию на северо-востоке. По другой – поле боя теперь было «подготовлено» гораздо лучше.

Все это время украинские войска продолжали наносить удары по вражеским складам, базам, пунктам управления и переправам. Система управления передовыми подразделениями у россиян явно давала сбой. А постоянный огонь и проблемы с обеспечением сильно истощили и деморализовали войска, которые базируются на правобережье.

Несмотря на целый ворох проблем, враг пытается удерживать свои позиции в Херсонской области. Начальник объединенного координационного пресс-центра Сил обороны Юга Наталья Гуменюк сообщила, что противник подтягивает резервы, в том числе «свежемобилизованных».

«Мы продолжаем наносить поражения по переправам, чтобы эти мосты не были использованы для подтягивания тяжелой техники, боеприпасов, человеческих ресурсов. Но они пытаются их ремонтировать, используют разные способы настройки альтернативных переправ», – рассказала РБК-Украина Гуменюк.

По ее словам, противник постоянно прокладывает понтонные переправы вместо уничтоженных и даже затапливает железнодорожные вагоны для того, чтобы прокладывать по ним маршруты. Также оккупанты пускают в ход баржи, похищенные из украинских пунктов базирования, чтобы на них перевозить технику, боеприпасы и личный состав. Уничтожать все эти баржи проблематично, потому как агрессор специально перевозит вместе с военным составом еще и гражданских.

Альтернативные ходы

Чтобы спасти свое положение на юге и востоке, Москва может попытаться отвлечь наши силы, открыв второй фронт со стороны Беларуси. Едва ли речь идет о самостоятельном наступлении армии Лукашенко. И сам он, и его войска не сильно хотят ввязываться в войну против Украины. Как минимум – из-за понимания того, что у их противника гораздо лучшие подготовка и оснащение. Ведь вооруженные силы Беларуси – это всего лишь шесть бригад, у которых нет опыта участия в реальных боевых действиях.

«Беларусский гаюн писал, что по результатам 23 недель учений беларусская армия способна держать оборону. Но учитывая, что у нее совсем нет реального опыта ведения боевых действий, то для проведения наступательных операций даже при условии применения всех шести бригад они не пригодны», – отметил экс-начальник пресс-службы Генштаба, полковник Владислав Селезнев.

По одной из версий, Путин может перебросить в Беларусь десятки тысяч войск, собранных по мобилизации, и отправить их к нашим северным границам. Либо же, если Кремлю удастся «проломить» Лукашенко, тогда в наступательной операции могут участвовать совместные российско-беларусские группировки.

В Генштабе ВСУ заявили, что аэродромы и железные дороги в Беларуси уже готовят к приему войск. А Главное управление нашей военной разведки в конце сентября сообщило, что в республике собираются разместить 20 тысяч мобилизованных из РФ. Этого контингента слишком много для различных хозяйственных функций, охраны российских объектов или ремонта техники. Но и слишком мало для того, чтобы выполнять какие-либо задачи в Украине: перерезания важных логистических коридоров или, тем более, захвата Киева.

Есть ли угроза из Беларуси? Есть. Но и наши Силы обороны все семь месяцев не сидели сложа рук – они обустроили сеть инженерно-фортификационных сооружений вдоль северной границы и готовы встречать врага. И это будут уже не профессиональные контрактники, которые вторглись в Украину в конце февраля, а в основном необученные мобилизованные.

«Воздух, землю, железнодорожные пути, автомобильные трассы Беларуси Российская Федерация может использовать. По всей вероятности, они как раз перебросят 20 тысяч своих мобилизованных, чтобы создать группировки в Беларуси для угроз. Если они будут трансформированы в реальное наступление, то приведут ли они к ожидаемому Путиным результату – очень большие сомнения», – отметил Селезнев.

Еще одна – не потенциальная, а нынешняя угроза – это применение Россией иранских ударных дронов «Shahed-136». В командовании Воздушных сил Украины считают, что в арсенале оккупантов могут быть сотни этих БПЛА. Они способны преодолевать расстояние до тысячи километров – по сути, покрывать всю территорию Украины, включая тыловые регионы. Россия также закупила у Ирана дроны Mohajer-6, однако они намного реже встречаются в нашем небе.

Агрессор пока что запускал «Шахеды» только из оккупированных территорий на юге для ударов по объектам инфраструктуры. На этой неделе россияне, вероятно, протестировали эти дроны на более дальних дистанций, атаковав Белую Церковь в Киевской области. Вес иранских беспилотников – около 200 кг, их боевой части – 40 кг. Скорость полета примерно такая же, как максимальный разгон обычного автомобиля.

«Это не простая цель, но видимая. Она вроде бы летит низко и медленно. Но этот тип боеприпасов для нас новый, ранее не применявшийся. Иран сделал копию баражирующих боеприпасов западного производства. Рассматриваются разные тактические приемы для противодействия этим средствам», – объяснил изданию спикер командования Воздушных сил ВСУ Юрий Игнат.

По его словам, у Украины пока что нет эффективного вооружения, предназначенного для поражения этих дронов, которые есть, например, у Израиля. Поэтому приходится обходится имеющимися средствами. Игнат объяснил, что сейчас иранские БПЛА сбивают с помощью зенитно-ракетных комплексов и истребителей, однако они все равно не дают 100-процентного результата.

«Мы уже научились им противодействовать и выявлять с помощью средств противовоздушной обороны. С 20 сентября, когда мы впервые обнаружили в своей зоне ответственности применение дронов «Шахед», по 4 октября мы поразили 36 дронов. Еще 24, можно считать, достигли цели либо же попадали, например, на побережье или в акваторию», – рассказала РБК-Украина Гуменюк.

***

Серия поражений россиян толкает Москву на отчаянные меры. Появляется все больше участков фронта, где противник вынужден переходить от наступления к обороне. А количество новый войск, призванных по российской мобилизации, едва ли будет конвертировано в его качество.

Украинская армия проводит успешные операции на северо-востоке и юге, не имея того классического перевеса сил, которого требует военная наука: 1:3 или 1:5. Даже если пополнение в российских войсках усложнит наше наступление – это точно не заставит Украину отказаться от борьбы за оккупированные территории.

Проблема в том, что Путин, несмотря на все неудачи его армии, не готов идти на попятную. А его народ пока не готов устраивать настоящие бунты, закрывая глаза на то, в какую яму катится их страна.

Когда-то различные эксперты допускали, что россияне могут подняться на протесты, когда количество убитых среди их войск достигнет 10 тысяч. Следующей «ставкой» было 50 тысяч. Сейчас количество погибших уже перевалило за 60 тысяч.

За весь этот период россияне ограничились скупыми акциями, на которых силовиков было больше чем участников. Вопрос в том, насколько болезненными должны быть их потери, чтобы население отказалось убивать и погибать ради безумных фантазий узкого круга лиц.