7 кастрычнiка 2022, Пятніца, 12:25
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

Депутат Сейма Литвы: Перемены произойдут легче, чем думает большинство белорусов

8
Депутат Сейма Литвы: Перемены произойдут легче, чем думает большинство белорусов
Томас Томилинас
фото: НАША НИВА

Может случиться переворот или военная операция, в том числе с участием белорусской армии.

39-летний Томас Томилинас говорит на прекрасном белорусском языке. Откуда такая речь у депутата литовского Сейма из Партии зеленых и крестьян от города Аникщяй? Из семьи, с детства: Томилинас корнями из пограничья. Он много работал с Беларусью, отслеживает все процессы в Беларуси и вокруг нее. Оценки и прогнозы Томилинаса оптимистичны. Украина показала слабость России, а у белорусов нет рабского менталитета. В 2020 году белорусы доказали, что Беларусь — это европейская нация, и, как только Лукашенко умрет или уйдет, Беларусь станет нормальной страной. Большой разговор с депутатом Сейма Литвы опубликовала «Наша Нива».

«Наша Нива»: Откуда у вас такой хороший белорусский язык?

Томас Томилинас: Моя бабушка жила в деревне недалеко от Вильнюса, на границе с Беларусью, и там все говорили на местном языке. Они его называют польским, но ведь он не польский.

У меня есть друг из Гродно, сознательный белорус. В студенческие времена он помог мне вспомнить тот язык, который я помнил с детства,

и начать говорить на более стандартизированном белорусском языке. А в университете я начал заниматься различными проектами, связанными с Беларусью.

«НН»: Какие у вас воспоминания о детстве на границе с Беларусью?

ТТ: Я там жил месяцами. Это были советские времена, мои родители ездили на заработки в ту же Польшу, а меня оставляли в деревне.

Пока не было границы с Беларусью, мы часто туда ездили.

Не могу сказать, что мои родственники имели какое-то белорусское сознание, но, например, бабушка могла петь белорусские песни, зная при этом, что они белорусские.

«НН»: С каким народом отождествляла себя ваша семья?

ТТ: С разными, так как у меня в семье есть литовские, российские, польские и белорусские корни. Скорее, мы воспринимали себя принадлежащими к полякам, но точно сказать сложно, здесь все очень намешано. На Виленщине это часто встречается, вильнюсцу вообще трудно ответить на вопрос, какой он национальности.

«НН»: Что для вас значит Беларусь?

ТТ: Если говорить о людях, то это наши люди. Они не просто очень близки, это свой народ. Что касается государства, то, во-первых, мы соседи. Во-вторых,

Беларусь — государство с тяжелой судьбой, которая зависит от одного человека, это печально.

Когда еще имел возможность, я очень часто ездил в Беларусь, поэтому хорошо ее знаю, особенно западные регионы, имею в белорусских городах и деревнях много друзей. Так что Беларусь для меня — это прежде всего друзья. В юности много занимался различными политическими и социальными проектами, связанными с Беларусью, поэтому хорошо знаком с некоторыми белорусскими политиками, журналистами и активистами.

«НН»: Как сейчас воспринимают Беларусь литовцы?

ТТ: Лукашизм наложил большой отпечаток на образ Беларуси, и это большая проблема. Лукашенко так долго находится у власти, Беларусь так сильно с ним ассоциируют, что люди, которые меньше ездят в Беларусь, больше ничего о ней и не знают, кроме режима. Хорошо, что в Литву приезжают белорусы, что здесь живет много уехавших из Беларуси, а также много студентов.

Беларусь — важная часть политики Литвы. Можем сказать, что Литва занимается «коучингом» Беларуси, помогает белорусскому демократическому сообществу, и литовское общество в этом очень заинтересовано. Беларусь — важный для Литвы сосед, и Литва постоянно пытается изменить его судьбу. Сейчас еще появился украинский вопрос, важный для всего мира, но Беларусь для Литвы намного более близка.

«НН»: Как вы оцениваете сегодняшние отношения между Литвой и Беларусью?

ТТ: Если говорить об отношениях между государствами, то их почти что и нет, это конфронтация. Беларусь как государство участвует в агрессии против Украины, против Беларуси приняты санкции, и Литва — активный участник этой санкционной политики.

Что касается народов, то белорусы и литовцы много общаются между собой. У этих наций совместная история, мы много прожили вместе — сначала в Великом Княжестве Литовском, потом в Речи Посполитой, также разделяли совместную судьбу во время оккупации Российской Империей. Но и сегодня мы хорошо общаемся с белорусами — сказал бы, что у нас сейчас более тесные отношения с белорусским обществом, чем с обществом Латвии. Это очень странно, ведь Латвия — очень близкая для Литвы страна, наши языки очень близки. И тем не менее, Латвия не так сильно связана в культурном плане с Литвой, как Беларусь.

«Перемены произойдут легче, чем думает большинство белорусов»

«НН»: Считаете ли вы реалистичной возможность нападения России на Литву?

ТТ: Нет, я не считаю этот сценарий реалистичным, хотя здесь трудно что-то прогнозировать.

Нападение на Литву — это нападение на НАТО, мировая война, и Россия не собирается ее начинать, ведь если бы собиралась, она бы уже ее начала. Украинская армия почти что побила российскую, поэтому не очень понятно, чем Россия могла бы совершить такое нападение [на НАТО].

Они не могут победить Украину, так что они сделают здесь? Но ведь это чисто дедуктивные рассуждения. Ясно, что трудно спрогнозировать, что придумает бункерный дед.

Поэтому Литва еще до войны начала усиливать свою оборону, и в будущем политика Литвы, наверное, останется такой же. Литва немало занимается обороной, вдобавок, она активный участник НАТО.

«НН»: Что вы можете сейчас сказать тем, кто борется против белорусской диктатуры?

ТТ: Все, что вы делаете, пойдет на пользу Беларуси и будет использовано, даже если нужно будет еще этого подождать.

У белорусов нет рабского менталитета, белорусы — такие же люди, как и литовцы, это очень близкие народы. Каждая страна может оказаться и в состоянии демократии, и в состоянии диктатуры — возьмите пример Германии.

Поэтому не надо себя ни в чем обвинять, говорить, что белорусы какие-то не такие, пророссийские и так далее. Просто политики очень сильно манипулируют обществом, навязывают ему какие-то свои глупые фантазии.

И Лукашенко на самом деле он опозорил народ.

Власть меняется, и когда это происходит, люди очень быстро понимают, что все прошлое было просто иллюзией, а они могут жить нормальной жизнью и строить нормальную страну.

И белорусы уже доказали в 2020 году, что Беларусь — это европейская страна, и как только он (Лукашенко. — «НН») умрет или уйдет, Беларусь станет нормальной страной. Все это не повернешь назад.

«НН»: Как вам кажется, когда и при каком условии в Беларуси могут произойти перемены?

ТТ: Это трудно спрогнозировать. Думаю, что такие перемены могут быть связаны с войной в Украине, с тем, как она закончится и падет ли путинский режим. Вопрос тяжелый и я не хочу спекулировать, но мне кажется, что перемены произойдут легче, чем думает множество белорусов. Может случиться переворот или какая-то военная операция, в том числе с участием нынешней белорусской армии, то есть возможны различные сценарии. По моему, это все случится быстро. Конечно, мы об этом ведем разговоры уже 20 лет, но я оптимист.

Спампоўвайце і ўсталёўвайце мэсэнджар Telegram на свой смартфон або кампутар, падпісвайцеся (кнопка «Далучыцца») на канал «Хартыя-97».