16 июня 2019, воскресенье, 16:50
Мы в одной лодке
Рубрики

Умер Александр Солженицын. Белорусы вспоминают российского писателя

26

Смерть Александра Солженицына заставила многих заговорить о нем, как о фигуре противоречивой. Последние десятилетия его творчества были весьма спорными.

Его взгляд на «обустройство» России вызывал справедливое возмущение граждан суверенных государств Беларуси и Украины. Но при этом Солженицын остается писателем, который открыл глаза людям на страшную правду сталинских репрессий.

Известные белорусы в интервью пресс-центру Хартии’97 - об Александре Солженицыне.

«Узнав о смерти Александра Солженицына, я подошел к своим книжным полкам и посмотрел на тот трехтомник «Архипелаг ГУЛАГ» стального цвета, который был мной приобретен в 1998 году и сразу прочитанный, по той причине, что оба моих деда, и по материи и по отцу, стали жертвами сталинского террора. Безусловно, Солженицын остается в истории как автор, прежде всего, «Архипелага ГУЛАГа», как писатель и, я бы сказал, как историк, благодаря которому мир узнал о событиях в советской империи во времена сталинщины. Но ради справедливости я должен сказать, что первым громко сказал миру про преступления большевизма в то время наш с вами соотечественник Франтишек Олехнович, известный драматург, также узник ГУЛАГа, который был осужден на 10 лет Соловков, но в 1933 году был обменян на политика и просветителя Бронислава Тарашкевича, узника польских тюрем. В 1937 году вышла книга Франтишка Олехновича “У капцюрох ГПУ” («В когтях ГПУ»), которая вышла на 7 языках в Европе и Америке.

При всем уважением к Солженицыну я могу сказать, что этот человек имел имперское мышление. Мы все хорошо помним его работу под названием “Как нам обустроить Россию”, в которой Солженицын отрицал независимость и Беларуси, и Украины», -- сказал в интервью пресс-центру Хартии’97 белорусский писатель и историк Владимир Орлов.

«Конечно, смерть Александра Солженицына – это большое горе. Как бы ни относились к нему, но надо помнить о главном: это был один из тех людей, которые принесли нам в свое время ту правду, которую мы все боялись услышать. Когда мне было лет четырнадцать, я впервые прочитал повесть “Один день Ивана Денисовича”. Кажется, я тогда мало что понял, но тем не менее, это был первый в моей жизни сигнал, что не все в порядке в жизни, которой мы жили.

Солженицын был большим испытанием для общества. Вот и теперь мы наблюдаем, как люди говорят, что Солженицын был большим человеком. Но давайте вспомним, как этого же Солженицына в 1960-е – 70-е годы травили, как общество проводило собрания осуждения писателя, как вся страна клеймила его. А почему же тогда практически никто, помимо Ростроповича, который приютил его на своей даче, не стал на его защиту? Почему так происходит? Значить, что-то не так в этом обществе, которое так скоро и подымает на щит людей, и так скоро свергает их с этого щита, а после снова туда же подымает. Это свидетельствует о незрелости того общества, в котором мы живем.

Я критично относился и отношусь к последнему этапу творчества Александра Солженицына. Я не понимал и не понимаю до сих пор его взглядов на российскую империю, на то, как он рассматривал предназначение Беларуси как придатка России. Так же он смотрел и на Украину. Он, собственно говоря, стал в последние годы базисом для новой волны русского шовинизма. И тем не менее я признаю, что это большой человек, который сделал для нас много в своего время – раскрыл нам глаза», -- сказал в интервью «Радыё Свабода» известный белорусский кинорежиссер Юрий Хащеватский.

«На мой взгляд, ушел из жизни человек, который оказал очень мощное влияние на формирование не только всех слоев населения, но и на творческих путь очень многих людей. Я впервые прочел «Один день Ивана Денисовича» в 1984 году и находился некоторое время в шоке от того, что я прочитал. Я и сегодня считаю это произведение одним из самых сильных произведений, которые были написаны в тот период времени. Солженицын смог легко переходить грань между художественным и историческим. Его историческая проза имела высокий художественный смысл, а его художественные поиски всегда обладали высоким гражданским смыслом, который влиял на читателей. Можно по-разному относиться к политическим воззрениям Александра Исаевича, но чего у него не отнять – он всегда был человеком с очень жесткой и четкой позицией. Если говорить о калибре личности, то сегодня дефицит такого уровня людей не только в российской действительности, но и в мире. А если говорить о Солженицыне как о писателе, то можно сказать, что ушел один из последних авторов Большого стиля», -- заявил в интервью пресс-центру Хартии’97 драматург, руководитель белорусского «Свободного театра» Николай Халезин.