19 августа 2019, понедельник, 18:09
Мы в одной лодке
Рубрики

«Год книги» и книголюбы в штатском

12
«Год книги» и книголюбы в штатском

Год 2012-й Александр Лукашенко, как известно, объявил «Годом книги». У авторитаризма своя особенная логика.

Помните, как у Оруэлла: «война – это мир, свобода – это рабство, незнание – сила»? А посему нет ничего ничего удивительного, что именно «год книги» принёс репрессии в отношении независимых книгоиздателей и распространителей.

Сначала было уголовное дело в отношении Алеся Евдахи, который распространял книги белорусских авторов, пользуясь услугами почты. Позже Валерий Булгаков, главный редактор журнала «Arche», попал «под раздачу» и был обвинен в «незаконном предпринимательстве».

И пусть вас не смущает формулировка обвинения. Если бы Евдаха или Булгаков несли в массы книги главного лукашенковского писателя генерала Чергинца, никаких вопросов к ним не возникло бы. Но они распространяли то, что нынешняя власть считает «идеологически вредным». А посему на их изобличение были мобилизованы специально обученные люди, которые, проведя широкий комплекс оперативных мероприятий, прижали таки к ногтю распространителей идеологически вредной литературы.

Дополняет эту картину идущая в Гродно охота на идеологически неправильный учебник «Гродноведение». Краеведческие материалы вдруг вызвали недовольство гродненского УКГБ. Авторов, а точнее ту их часть, которая трудится в Гродненском государственном университете, вдруг стали вызвались на беседы «книголюбы в штатском». По результатам одной из таких встреч кандидат исторических наук Алесь Чернякевич вдруг из уважаемого преподавателя превратился в злостного нарушителя «правил внутреннего распорядка», и администрацией ГрГУ было принято решение о его срочном увольнении с работы.

Информированные люди говорят, что Чернякевич просто не понравился «Сан Санычу» (ну и выдумывают же они себе оперативные псевдонимы!), который по линии органов госбезопасности курирует гродненский университет и по долгу службы руководил комплексом воспитательных мероприятий, проводимых авторами «Гродноведения». Якобы именно «Сан Саныч» настоял на принятии к кандидату исторических наук, доценту и автору десятков научных публикаций радикальных мер.

Так это или не так, утверждать не берусь, но факт скороспелого и неожиданного увольнения Чернякевича, что называется, на лицо.

Раньше загнанные в вынужденное подполье, издающие небольшим тиражом книги, представляющие собой идеологический неформат и распространяющие их в своём кругу граждане не привлекали внимания органов. Тираж не велик, резонанс минимален, посему на это явление смотрели сквозь пальцы.

В «Год книги» ситуация кардинально изменилась и начинает напоминать классическую антиутопию. Вынося приговор Алесю Евдахе, «высокий суд» среди прочего принял решение об уничтожении 30 экземпляров полученной в результате контрольной закупки книги «Молодофронтовцы».

- Жечь было наслаждением, – так начинается антиутопия Рэя Брэдбери, описывающая жизнь общества, поставившего своей целью уничтожении книг, которые развивают критическое мышление.

Не знаю, что испытывала судья Рита Шаграй, вынося своё решение, но в результате него в 2012 году в одном независимом восточно-европейском государстве антиутопия Брэдбэри стала обретать самые что ни на есть реальные очертания.

Анджей Почобут, специально для charter97.org