12 декабря 2018, среда, 11:14
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Курейчик: «Выше неба» не прошел цензуру БТ (Премьера трейлера)

25

Далеко не все понимают суть конфликта, который возник между авторами и заказчиками фильма «Выше неба».

В этой связи сценарист Андрей Курейчик ответил на несколько вопросов сайта charter97.org.

   - Программа развития ООН заказывала 8-ми серийный молодежный сериал против СПИДа, но не получила его, а вы сделали полнометражное кино. Как так вышло?

- Цели делать полный метр не было. Мы снимали тот формат, который был согласован с заказчиком – 8 серий. На это нами были распланированы почти 60 съемочных дней и снят большой объем прекрасного киноматериала.  Мы на площадке начали его монтаж, но закончить не успели – нас отстранили. В результате удалось спасти только укороченную версию, которую мы и назвали полным метром.

   - Что значит «спасти»? Разве заказчик не имеет полное право делать со своим заказом все, что угодно?

- В рекламе – да. В промышленности, сфере услуг – да. Но не в искусстве. В искусстве, заказывая арт-объект, вы изначально соглашаетесь, что получите не свое видение, а видение художника. Заказывая картину у Пикассо вы соглашаетесь с тем видением мира, эстетики, стиля, которые есть у этого художника и не можете требовать, чтобы он писал как Матисс или Шагал. И даже получив картину в свою полную собственность, вы не можете взять фломастер и дорисовать там цветочки. Это и неэтично, и незаконно. Это значит, безнадежно её испортить. Кино точно такой же арт-продукт. Даже купив права на фильмы Тарковского или Бергмана, по сути, став собственниками киноматериала этих картин, вы все равно не имеете права вносить в эти фильмы свои изменения и «улучшения».

-    Как и почему произошло отстранение творческой группы от создания фильма?

- До ноября никаких конфликтов на проекте не было. Несмотря на ужасающие условия съемок, мы вместе переносили трудности. Резкое похолодание отношения чиновников ООН к творческой группе началось после того, как группа этих чиновников посетили Белтелерадиокомпанию. Новый директор Геннадий Давыдько их не принял, но с ними встретились его заместители и «худсовет». Мне прямо сказала чиновница ПРООН Ольга Кузьменок, что «бэтэшники» подозревают проект в «неблагонадежности», мол там заявлено участие персон, которых не считаются лояльными нынешней власти, что сериал просто не пройдет идеологическую цензуру госканала. Я дал понять, что мнение БТ в данном конкретном случае не будет для нас определяющим и политической цензуры на этом проекте не будет.  Вероятно, тогда и было принято решение провести такую цензуру на этапе монтажа, предварительно отстранив меня, режиссера, операторов, второго режиссера, редактора – то есть всех тех, кто бы мог этому противостоять.

   - Как конкретно проходило ваше отстранение?

-  Мы считаем, что по-человечески это было очень подло. Ни меня, ни режиссера, никого из творческой группы не предупредили о том, что такая акция планируется. Нам улыбались, врали в глаза, а когда мы с честью закончили последние съемочные дни в клубе «Репаблик» - огромные сложнейшие концерты, нам сказали: «мы с вами свяжемся». Но больше никто не позвонил, на письма наши перестали отвечать, а мы узнали, что ПРООН наняли стороннего монтажера для цензуры нашего материала. С другой стороны, раз никаких претензий официально нам предъявлено не было, а деньги нам исправно выплатили, мы считаем, тем самым ПРООН признали, что с профессиональной точки зрения контракты выполнены нами идеально.

   - Создание полнометражного фильма «Выше неба» является местью за ваше увольнение?

- Для начала я хочу сказать, что и я, и режиссер, и вся наша группа очень уважаем Программу развития ООН как авторитетную международную организацию, которая делает очень много добра во всем мире и в Беларуси тоже. Скандал спровоцировали отдельные чиновники, которые поставили под удар репутацию и имидж ПРООН. Но мы не должны ассоциировать ошибки конкретных сотрудников с миссией организации в целом. Мы впервые снимали кино для конкретных бюрократов, для нас многое было необычно в их поведении. Например, нам показалось  удивительным их отношение к тендерам по распределению денег на производство «Выше неба», которые оказались фикцией, хотя должны были обеспечить честную конкуренцию компаний-производителей. По сути, необходимости в тендерах вообще не было, ведь нашим куратором Марией Малиновской изначально был выбран подрядчик по продакшну – продюсер Сергей Жданович, поэтому его фирмы и ИП «гарантированно» побеждали на тендерах «Выше неба» четыре раза подряд.   А Татьяна Макаревич, другой сотрудник ПРООН, приходила в наш офис фильма на улице Амураторской и еще до официального дедлайна озвучивала цифры от разных компаний при нашей киногруппе.  Зная цифры конкурентов,  таких компаний как «Карамболь», «Генеральный продюсерский центр» или «Белвидеоцентр», которые, к огромному для нас сожалению, в итоге не смогли принять участие в проекте, манипулировать результатами было несложно. Собственно, это был выбор сотрудников ПРООН, чтобы господин Жданович освоил в одиночку весь бюджет фильма. На наш взгляд, выбор не самый удачный. Вероятно, наше откровенное неприятие такого подхода, тоже было фактором нашего увольнения. Наша же задача была придумать, снять и смонтировать «Выше неба» таким, каким его должен увидеть белорусский зритель: честным, высокохудожественным, стильным.  Не смотря на все трудности, мы эту задачу выполнили.

   - Так какие конкретно сцены или слова привели к фактическому запрету фильма со стороны ПРООН? Что конкретно им не понравилось?

- Конечно, признания в политической цензуре со стороны ПРООН не будет.  Хотя ситуация абсолютно очевидна для всех. Главная проблема для бюрократов - в честной атмосфере фильма. Хотя фильм сделан без политики,  он при этом поднимает серьезные, актуальные проблемы белорусского общества: от антизападной риторики некоторых силовиков, СПИДа, алкоголизма, конфликта поколений, до бунта молодежи против «колхозного» существования и обыдливания. Мы сделали трейлер, который отражает часть проблематики, которую мы поднимаем. Посмотрите его, и вам все станет понятно.  

Возможно, бюрократы смонтируют вполне приличный сериал и сами – мы сняли отличный материал по сильному сценарию, с хорошими актерскими работами -  так что сделать это теперь может любой. Это нетрудно. Но отцензурированный и изнасилованный – он нанесет больше вреда целям профилактики ВИЧ и имиджу ООН, чем пользы. Это уже очевидно.  Мы снова обращаемся к господину Антониусу Бруку и руководству ООН в мире с нижайшей просьбой, разрешить показ фильма «Выше неба» в его авторском, честном варианте. Война с художниками, с творческими людьми, цензура и коррупция – это не лучшие ассоциации для Программы развития ООН.