12 ноября 2018, понедельник, 21:55
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Vinsent: БТ и «Славянский базар» - для крепостных артистов

9

Известный рэппер говорит о своем отношении к официальным культурным мероприятиям и участию в программах БТ.

Дмитрий Папко, известный в творческой среде под псевдонимом Vinsent, снялся в главной роли в фильме Кшыштофа Лукашевича «Жыве Беларусь». Она выходит в польский прокат 17 апреля и начнет свой путь по европейским кинофестивалям, минуя саму Беларусь. Рассчитывать на показ в минских кинотеатрах не приходится, так как речь в фильме идет как-раз про нынешние белорусские реалии.

Для известного рэппера это уже вторая лента: до того он снялся в фильме «Выше неба». Впрочем, музыку он не бросил, свидетельством чему - яго сингл «Tok», который также будет представлен этой весной.

Интервью с Винсентом для сайта charter97.org записал Сергей Будкин.

- Каким удивительным образом ты вообще попал в кино, не имея даже соответствующего образования?

- Все началось с фильма «Выше неба». Прочитал о том, что собираются снимать молодежный сериал и обрадовался, так как никто до того не создавал фильм о жизни нашей современной молодежи, о том, чем мы дышим, чем занимаемся.    Поэтому и предложил Андрею Курейчику написать саундтрек. Так совпало, что именно в этот момент набирали актеров и Андрей пригласил поучаствовать в пробах. После проб меня и утвердили на белорусскоязычную роль героя Макса.

- Тебе не обидно, что этот фильм пока так и не вышел официально? Что ты сам думаешь о конфликте, связанном с ним?

- Надеюсь, что конфликты останутся в прошлом, и фильм официально выйдет на экраны. По той версии, которая появилась в интернете, полагаю, стало понятно, что это очень важная картина для современного белорусского кинематографа, пребывающего не в лучшем состоянии. Впервые за несколько лет сняли ленту, которая хоть как-то отображает современную Беларусь и я надеюсь, она будет оценена достойно. И дело здесь не в том, хорош фильм сам по себе или плох — я уже слышал различные мнения. Это толчок, которого раньше не было — и с такой перспективы следует смотреть на эту работу. Сам я считаю ее абсолютно удачной — она выделяется на фоне всего, что было создано до сих пор.

- Каковы твои ожидания от фильма «Жыве Беларусь»?

- Для меня это иной фильм, так как если в «Выше неба» у меня была второстепенная роль, то здесь играл главную. Была проделана огромная работа и могу сказать, что в этом фильме есть частичка меня. Фильм в принципе продемонстрировал, на что способны белорусские актеры, ибо там задействованы представители наилучших белорусских театров. Надеюсь, самоотверженный труд киногруппы будет по достоинству оценен зрителями. Каждый оставлял все силы на съемочной площадке, чтобы немножко отдохнув, восстановив силы здоровым сном, снова выложиться на следующий день. Думаю, картина будет значимой и символичной для всей нашей страны. В киноленте показана борьба и противостояние, которая продолжается на протяжении последних 20 лет, поэтому будет больно и не просто смотреть ее.

- Имея, как исполнитель, эфир на государственных каналах, интервью и клипы, которые показывали на государственном ТВ, почему ты от этого отказался и фактически самоликвидировался из эфира?

- Причин много, но главная в том, что наше государственное телевидение в большинстве случаев является свалкой продуктов второго сорта, полной лжи и маразма. Не вижу смысла там копаться. Вначале мои клипы на безобидные произведения «Осенний вальс» и «Я продолжаю жить» действительно брали в эфир, меня приглашали в программы и на интервью, но когда появились такие песни, как «Слава героям» и «Бог, Родина, Воля», приглашения прекратились. Но мне это и не нужно, потому что через 10 минут просмотра государственного телевидения меня тошнит. Сейчас у меня даже нет телевизора, чтобы его смотреть.

- Ну а если вдруг позовут на съемки — пойдешь?

- Я не против. Но кто поставит в эфир, например, песню «Наша слова ў небясьпецы» («Наше слово в опасности»)? (усмехается). Тем более, что теперь я стал больше ассоциироваться с андеграундом и музыкой протеста, потому я отдаю себе отчет, что кое-куда дорога для меня закрыта. Но не переживаю по этому поводу, мне плевать, ведь об уровне культуры крепостных артистов и министров свидетельствует «Славянский базар» и «Дожинки».

- Почему ты сам пошел учиться на журналиста радио и телевидения и была ли от этого польза?

- Пошел на журфак БГУ, так как он показался очень живым. Прежде всего, благодаря людям. Хоть это один из самых контролируемых факультетов и весьма специфический с точки зрения идеологии, а руководство факультета — настоящие прихлебатели и жополизы, подавляющие сознательных студентов. Некоторые личности, стоящие ниже руководства, куда умнее, но по идеологическим соображениям им просто не дают продвигаться. Есть просто замечательные преподаватели — особенно классно преподаются филология и литература. Ведь я же как-раз и работаю со словом в своих текстах. Мне эти занятия очень помогли в дальнейшей работе. Именно на журфаке БГУ состоялось мое первое выступление в 2007 году. Мы создали националистическую группу на факультете, куда входили такие личности, как Дарья Гуштын, Егор Мартинович, Ася Поплавская, Франак Вячорка и многие другие.

- Интерес ко всему белорусскому у тебя возник во время учебы или был и раньше?

- Я родился в интересных и красивейших местах в Западной Беларуси — Ивацевичах. Именно в этих краях родился Тадеуш Костюшко, совсем рядом — Коссовский дворец, Ружанский дворец. Так что у меня перед глазами была история. Должно быть, отсюда и взялась у меня тяга к белорусскому языку, к белорусскому слову, к белорусской истории и ко всему сокровенному, что скрыто в веках.

- Как бы ты охарактеризовал свое нынешнее творчество? Существенно ли оно отличается от того, что ты делал раньше.

- Сегодня я стремлюсь экспериментировать как с электронной, так и с живой музыкой. В принципе, то, что готовится для нового альбома, будет существенно отличаться от всего, что было раньше. Вообще же, я не задумываюсь о том, чтобы придерживаться какого-то одного направления и создаю то, что мне нравится. Те первые треки, записанные еще тогда, когда я выступал один, без живого состава, сейчас не могу принять — они звучат непрофессионально. С другой стороны понимаю, что это хорошо, так как я приобрел опыт и развиваюсь дальше. От многих прежних песен я не отказываюсь, ведь с живым составом они звучат по-другому.

- Если вдруг станешь перед выбором - музыка или кино, что тогда?

- Думаю, такого выбора не возникнет, ведь съемки и концерты планируются заранее, есть определенный график. Потому что и в музыке, и в кино кроме меня задействовано большое количество людей, которые планируют свою работу на будущее. Мне нравится играть интересные роли, мне нравится писать и исполнять песни. Я получаю удовольствие од обоих занятий. Я вообще люблю искусство, различные его виды. Я люблю слушать оперу, смотреть спектакли, балет с массовыми танцами — фантастика. Летом я был в Парижском музее «Арсэй», увидел картины выдающихся импрессионистов и был поражен. Я ходил на концерты андеграундных малоизвестных широкому кругу артистов электронной сцены. И все это мне нравится! Я сторонник искусства в любом виде.

Беседовал Сергей Будкин, специально для charter97.org