18 февраля 2019, понедельник, 6:14
Спасти «Хартию»! Стать нацией!
Рубрики

Олег Молчан: «Молитва» - это духовный гимн

35

Вокруг проекта «Re:Песьняры» разгорается скандал, связанный с авторскими правами на песни.

В частности, в белорусском медиапространстве активно обсуждают запрет композитора песни «Молитва» Олега Молчана записать кавер на эту песню в исполнении рок-группы Naka.

Сам Олег Молчан искренне удивляется такому скандалу и подчеркивает, что это абсолютно рядовая ситуация, не заслуживающая внимания.

Редакция сайта charter97.org узнала у композитора, почему для него так важно его произведение «Молитва» и на каких условиях он бы позволил ее исполнение молодым белорусским рок-музыкантам.

— Я вообще не понимаю, почему это обсуждается в соцсетях. Это абсолютно рядовой рабочий случай. Вы не представляете, сколько артистов просят у меня разрешения исполнять песню «Молитва».

Фото: Т.Вельт

Мне конечно очень почетно, что из этого списка выделили именно меня и начали раздувать скандал, но это не единственная проблема организаторов. Я разговаривал со вдовой Владимира Мулявина, Светланой Мулявиной–Пенкиной. Она мне сказала, что и с песнями Мулявина у этого проекта такие же проблемы, и с песнями Игоря Лученка. Более того, я поинтересовался в Национальном центре интеллектуальной собственности: на данный момент на этот диск нет договоров и лицензий.

Мы же строим европейскую цивилизованную Беларусь! Договоритесь вы сначала о правах. Это как бывает в Голливуде. Например, вышла книга, и по ней хотят снять фильм. Автору должны рассказать, какие будут актеры и какой жанр, чтобы быть уверенным, что творческий замысел искажен не будет. Что из трагедии не будут делать комедию и наоборот.

— Комментаторы в интернете считают, что эта песня уже является народным достоянием и ее имеет право исполнять кто угодно…

— Ситуация здесь простая. На сегодняшний день права на эту песню не закуплены нигде: ни в Министерстве культуры, ни на радио, ни на телевидении. Это моя интеллектуальная собственность и права на нее никому не переданы. Поэтому я имею полное право распоряжаться этой песней. Комментаторы в интернете не всегда компетентны или владеют вопросом. Более того, я же не запрещаю ее петь вообще всем. Просто я ее писал специально для Владимира Мулявина, с которым мы дружили, с которым мы проработали бок о бок большое количество лет, с которым мы сделали очень много программ. Я создавал эту песню, делал аранжировку именно под него!

Пожалуйста, слушайте записи, смотрите на YouTube. Кстати, в этом году 20 лет «Молитве». В первый раз она была исполнена на «Славянском базаре» в 1994 году, на 25-летии нашего ансамбля. О том, как мы создавали «Молитву» - отдельная история: мы очень долго компиллировали с ним текст (ведь у Купалы на самом деле две «Молитвы»), смотрели, чтобы каждое слово лучше доносилось через песню! Это очень тонкая творческая профессиональная работа.

— То есть из-за колоссальной работы вам просто жалко, чтобы кто-то исполнял эту песню на свой лад?

— Нет, не совсем. Мне вообще не жалко, я просто не хочу.

— А почему?

— Понимаете, вот я как художник, который нарисовал картину: он ее такой создал, он так видит. Ну оставьте вы меня с этой картиной, ради Бога! Когда у меня просят песню на конкурсы, скажем, дети — пожалуйста, пусть поют.

— Сергей Будкин сказал, что исполнители ведь не претендуют на исполнение произведения, как в оригинале. Это просто символический акт и дань уважения тем «Песнярам». Потом записать эти песни на диск - и …

— Никто никуда эту песню не запишет. Есть очень много подводных мотивов, подтекстов, которые я в этом всем вижу.

— Что вы имеете в виду?

—У меня есть масса своих причин. В частности, это попытки некоторых артистов сопоставления себя с Мулявиным, с «Песнярами». Такого рода манипуляции «во имя благого дела» мне не нравятся. И неурегулированные юридические вопросы, которые я назвал выше.

— То есть вы против конкретно этого исполнителя или против всего проекта?

— Я же не стою над этой песней как сторож с ружьем! Но Мулявин — единственный единоличный исполнитель, который дал этой песне жизнь. Сейчас вокруг «Молитвы» уже целый цирк, честно говоря. Я уже говорю: ребята, вот я помру — и делайте, что хотите!

Я с 5 лет пишу музыку, я учился в консерватории на композиции. У меня кроме музыки, к сожалению, с детства, ничего не было. Другой бы, возможно, радовался, что его песню так рвут на части. Но я сам — музыкальный продюсер. Я сам должен определить кто и как будет петь мое музыкальное произведение.

— Существует ли современный молодой белорусский музыкант, которому вы бы разрешили исполнить «Молитву»?

— Поймите, есть исполнитель, которого никогда никто не переплюнет, который открыл людям эту песню и он ее донес так, что она осталась у каждого в сердце. То, что мы с Мулявиным переживали, сколько мы с ним работали, как я его чувствовал, как он меня чувствовал, сколько мы друг другу дали во время совместной работы… Не может ни Настя, ни Саша, ни Петя, ни Костя этого прочувствовать. Это как звонит мне мама и говорит, что хочет, чтобы пятилетняя девочка исполнила «Молитву». Я говорю: дайте вы ей «В лесу родилась елочка», а не «Молитву»!

Вот камерный хор или группа артистов, скажем, закрывать какой-то концерт — пожалуйста! Этой песне нужна массовость.

— То есть если эти же музыканты обратились к вам с просьбой исполнить эту песню всем вместе, вы бы им разрешили?

— Конечно! И я бы еще посмотрел, чтобы аранжировка была, это все-таки музыка духовная. Пока я могу на что-то влиять и смотреть, как это будет — я это буду делать, ведь я — музыкальный продюсер, а не просто автор музыки. Более того, мною написан цикл из 18-ти новых песен на слова Янки Купалы «Мая малiтва», которые получили жизнь, благодаря артистам, с которыми я работаю и уже звучат в эфире и на фестивалях белорусской музыки.