21 мая 2018, понедельник, 10:15
Рубрики

Витебские наблюдатели: Людей на участках было мало

4

Многие витебчане определяют эту избирательную кампанию как «очень печальную».

Власти утверждают, что почти 40% избирателей Витебской области пришли на участки во время досрочного голосования.

Это - официальная цифра Центризбиркома, сообщает «Радыё Свабода».

За счет чего достигли таких высоких показателей?

Наблюдатель от Партии левых «Справедливый мир» Вадим Кузьмин убежден, что свою роль сыграло давление на студентов вузов. На участке №47 Первомайского района, который базируется в технологическом университете, в течение первого часа дня выборов не проголосовало и десятка человек, говорит наблюдатель:

«Было человек 6 или вообще 4. Нет народа. Вот в первый день, когда студенты целыми группами шли, было 200 человек. И в последующие - по 170, по 150 человек. В субботу, когда студенты поехали домой, было уже 40 с лишним. А сегодня вообще мало, мало народу».

Людей на участках было немного, хотя заманивали и буфетом с водкой, и концертом художественной самодеятельности. Самодеятельным артистам, говорит Кузьмин, выступать практически не было перед кем.

Как получилась такая высокая явка - вопрос открытый. Избиратели нашли на участке №61 Первомайского района очень необычную вещь - бумажку с подписью председателя комиссии и одного из членов. Как раз такими бумажками заклеивали на ночь урны во время досрочного голосования. Назавтра лазейку для бюллетеней должны были открывать снова, разрывая бумажные «пломбы». Но эта бумажка осталась целой. Возможно, она «запасная», полагает наблюдатель Вадим Кузьмин. На тот случай, когда нужно заменить порванную бумажку на неповрежденную. Кузьмин предложил также ставить и свою подпись, чтобы предотвратить любые манипуляции с урнами ночью. Однако ему ни разу не дали на это согласия. Кстати, участок №61 - тот самый, где после первого дня голосования «нашлись» 100 лишних бюллетеней.

Если верить официальным сообщениям БелТА, в день «выборов» сценические площадки городов и районов области должны развлекать публику яркими и разноплановыми концертно-развлекательными программами. Однако в Витебске все тихо, и на центральных сценических площадках пусто. Зато довольно людно в магазинах. По слухам, накануне «выборов» на всех предприятиях выдали зарплату - даже на тех, которые задолжали перед работниками не за один месяц.

Во время «выборов» в регионе используется 3816 урн для голосования, из которых половина (1987) - прозрачные. Наблюдатель Елена Шабуня утверждает, что это позволило ей зафиксировать фальсификации. Сфотографировав ящик вчера вечером и сегодня утром, она написала заявление в прокуратуру. Ведь убеждена: на фотографиях хорошо видно, что бюллетени утром лежат совсем не так, как их оставляли вечером.

Наблюдателю объяснили, что ее заявление будет изучать Следственный комитет.

На закрытом участке - в городской больнице №2 - мог бы проголосовать известный витебский оппозиционер Борис Хамайда. Но он - постоянный сторонник бойкота, и этот свой принцип он выдержал, отказавшись идти на «выборы». Из больницы еще не выгнали и даже обеда не лишили, шутит господин Борис:

«Я думал, что к больным будут приходить с ящиком в палату. Но нет - сказали, чтобы подготовили паспорта и шли голосовать сами. Я сказал, что голосовать не буду. Они спросили мою фамилию, записали ее. В нашей палате я такой один. А сколько нас во всей больнице, я не знаю. Но из разговоров здесь между больными я понял, что Лукашенко не очень в почете, конечно».

Многие витебчане определяют эту избирательную кампанию как «очень печальную». Люди не верят, что их голос может каким-то образом повлиять на результат «выборов». Мало верят кандидатам, причем всем четырем. И когда говорят о завтрашнем дне, то не о том, что может измениться президент страны. А разве о тревоге, что повысятся цены в магазинах, отключать тепло в квартирах или случится еще что-то такое, что не повернет их жизнь к лучшему.