23 сентября 2017, суббота, 3:24

Леонидас Донскис: Отмена санкций - пряник, но будет и кнут

11

У ЕС нет четко выраженной стратегии в отношении Беларуси. Нынешние действия - это лишь маневрирование и импровизация.

Об этом заявил charter97.org заявил литовский философ, бывший член Европарламента от Литвы Леонидас Донскис. По его словам, Лукашенко хитрый и лукавый манипулятор, однако если отмена санкций — это пряник, то если, к примеру, в Беларуси появится российская военная база, будет и кнут.

- ЕС отменил санкции в отношении Беларуси, равно как и США сняли санкции с ряда предприятий. Как бы вы оценили такого рода действия западного сообщества в отношении белорусского режима?

- У западного сообщества нет единой и четкой стратегии в отношении Беларуси. Я думаю, что это какая-то импровизация и, скорее всего, еще один маневр. Маневрируя, Запад дает понять господину Лукашенко, что если он будет как-то придерживаться минимальных стандартов порядочности и соблюдать минимально права человека, то он может надеяться на сотрудничество и какие-то формы диалога. Иначе это очень трудно понять.

Беларусь по всей статистике по правам человека иногда даже уступает России, что касается, например, смертной казни, которую не применяют в России. Насчет Беларуси я это знаю, я сам изучал эти случаи, когда работал в Европарламенте. Так что все понимают, что нужно как-то маневрировать.

С одной стороны, это европейская страна с частью общества и элиты, которая является проевропейской. И поэтому, конечно, ради будущего и Беларуси, и всех окружающих соседей, включая Литву, очень важно подавать знаки для диалога. И даже не для Лукашенко. Он — хитрый и лукавый манипулятор и всегда сможет сыграть свою сложную игру между Кремлем и ЕС. Но,скорее всего, это знаки для белорусского гражданского общества, для оппозиции.

То, что он принял участие в минских договоренностях, позволило ему дипломатически сильно выиграть от этого диалога. Он стал фасилитатором ситуации и все, что он делал было приемлемо для Германии и Франции. Так что это (снятие санкций - charter97.org) – это пряник из рук Германии и Франции за то, что он хорошо себя вел во время Минских переговоров.

- Стало общим местом говорить о том, что Лукашенко теперь уже не последний диктатор Европы, что есть уже другой последний диктатор. Но последний он или предпоследний — слово диктатор никуда от этого не исчезает...

- Вы абсолютно прав, потому что он, конечно, диктатор. Могут существовать какие-то сравнительные псевдоанализы, можно изучать какие-то различия между господином Путиным и господином Лукашенко, но Россия, невзирая на то, что сильно уступает экономически и технологически, в военной мощи, например, США, нравится нам это или нет, это важная страна. Она довольно брутальным образом это доказывает, и даже на Ближнем Востоке очень важно сесть за стол с Россией и о чем-то с ней договариваться. Беларусь, конечно, не имеет и не может расчитывать на такую значимость в международном плане. Поэтому Лукашенко — диктатор локальный, местный.

От этого он не становится лучше, но дело в том, что он лукавый и хитрый. Он, кстати, очень удачно заигрывает с белорусской идеей. То, что Беларусь не стала губернией России, а все-таки сохраняет статус суверенного, белорусского государства, что он даже отваживается говорить на белорусском, свидетельствует о том, что Лукашенко показывает знаки: слушайте, не такой уж я и плохой и вы подумайте, кто лучше в данной ситуации — я или раздробленная оппозиция. Так что Лукашенко играет не то, что удачно, а просто мастерски.

Я знаю от российских аналитиков и политологов, что он не нравится Путину, Владимир Владимирович сильно недолюбливает Александра Григорьевича. Но как бы альтернативы-то, собственно, и нет. И то же самое Лукашенко предлагает и своему обществу: а где альтернатива? Так что специфика Лукашенко в том, что он играет на вакууме, этот искуственно созданный вакуум играет на пользу Лукашенко.

Я не собираюсь ни в коем случае сравнивать Лукашенко с другими диктаторами. Есть абсолютно помешанные типы в Северной Корее, в окружении Путина есть ужасные люди, которым просто нужна война, как сохранения статус-кво. Так что ни в какое сравнение с этими людьми Лукашенко не идет. Но когда мы переводим все в русло евростандартов, то нам становится печально, что он попадает в категорию диктаторов — не соблюдает прав человека, европейских норм, политической порядочности.

- ЕС идет на риск. Подобные действия с его стороны мы наблюдали и выдели чем все закончилось. Никто не может гарантировать, что Лукашенко не сорвется в очередной раз и вновь не появятся политические заключенные...

- Я с вами абсолютно согласен. Я много общался с белорусскими и российскими правозащитниками, и знаю, что они всегда разочаровываются, когда в ЕС появляются какие-то документы, в которых говорится о каком-то прогрессе в Беларуси. Господи, ну какой там прогресс? Мне было неловко, когда один из наших литовских евродепутатов преподнес сенсацию при обсуждении ситуации в Беларуси, что, мол, дела уже идут лучше. Обескураженные услышанным белорусские правозащитники начали протестовать в зале. Он сказал, ссылаясь на германскую ост-политик Вилли Брандта: «все-таки с ним надо работать». Но мир изменился, тогда была холодная война и СССР был настолько ужасен, что надо было с ним как-то договариваться. Но сейчас ситуация абсолютно другая. Когда мы знаем то, что происходит на самом деле и посылаем знаки о том, что нас что-то удовлетворяет, то в нас, конечно, правозащитники и оппозиция в Беларуси разочаровываются. Так что это очень двоякий и амбивалентный сигнал.

- Вы говорите о том, что Лукашенко смог сохранить независимость, но Беларусь фактически полностью повязана российскими интеграционными проектами, деньгами, льготами и всем прочим. На что в такой ситуации ЕС может надеяться?

- Это кнут и пряник. Опять таки — получил пряник, будет и кнут. Если появится в Беларуси военная база России, будет и кнут. Тогда буду и санкции, и НАТО начнет предпринимать какие-то шаги, чтобы усилить позиции в балтийских странах, Польше. Пока же мы имеем просто пряник.

Назовем вещи своими именами — у ЕС нет ярко выраженной, четкой и отчетливой стратегии в отношении Беларуси. Идет импровизация. Мы упрекаем или насмехаемся над Владимиром Владимировичем, называя его оппортунистом, который делает все что только возможно, и смотрит на то, что получилось. Но, простите, то же самое делает и ЕС в отношении Беларуси. Сперва что-то делает, а потом начинает анализировать: а что, собственно, мы сделали. Когда нет стратегии, появляется обнаженная тактика оппортунизма. За этим мы и наблюдаем.