22 мая 2017, понедельник, 20:31

Дмитрий Бондаренко: В 2016 году в Беларуси могут произойти радикальные перемены

11
Дмитрий Бондаренко

Крах экономики может привести к народным протестам.

Об этом в интервью телеканалу «Белсат» заявил координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрий Бондаренко.

- Лукашенко во второй раз за этот месяц отправился в Москву. Эксперты считают, что тема российской авиабазы в Беларуси и кредита в $2 миллиарда, которые он хочет получить, тесно связаны. Но в прошлый раз Лукашенко вернулся ни с чем. По вашему мнению, он хочет использовать авиабазу для торга?

- На самом деле, мы можем ничего не знать. Возможно, решение было принято раньше. Например, после выборов, я уже знал, что в 2011 году будет продан «Белтрансгаз», потому что сидел с людьми, которые мне об этом сказали. А журналисты на свободе этого не знали.

Возможно, решение об авиабазе уже принято. Ведь не даром Дмитрий Медведев давал этот договор на подпись президенту Владимиру Путину.

- Но денег по кредиту нет. Получается, что Лукашенко уже ничего не может выторговать у России?

- Мы не знаем деталей: возможно, он уже в пять раз больше должен Путину и России. Эта закрытая информация. Понятно, что Путин показывает неуважение к Лукашенко – «знай свое место». Про это точно можно говорить.

- Некоторые эксперты утверждают, что Москва уже не воспринимает Беларусь как равнозначного партнера и что Лукашенко сам уничтожил возможность «раскачиваться на качелях» между Москвой и Брюсселем. Так ли это?

- У Путина сейчас также нет поля для маневра, потому что цены на нефть могут быть и ниже 30 долларов за баррель.

Представьте себе: муж хотел купить жене шубу или обещал поездку на отдых, но не смог из-за финансового кризиса. А тут приходит сосед и говорит: одолжи в очередной раз на бутылку. И понятно, что эти деньги он никогда не вернет. Тут может быть такая ситуация: «О чем говорить, Саша – нет денег ни у тебя, ни у нас, зачем ты приезжаешь? Выпутывайся из этой ситуации сам».

- Вы говорите, что точной информации нет. Почему ее скрывают?

- Потому что и Путин, и Лукашенко не могут сказать прямо своему народу: «Спасайтесь, в следующем году будет такая ситуация, что 1990-й и 1989-й покажутся намного лучшими, чем то, что будет».

Эксперты утверждают, что сегодняшние цены на нефть в $37 – это уже ниже, чем было в конце 1980-х (исходя из покупательской способности доллара). Поэтому ситуация очень тяжелая, а «братья-диктаторы» не могут этого сказать людям. Поэтому они «надувают щеки» и пытаются изобразить, что управляют процессом. А процессом, по-моему, они уже не управляют.

- Возвращаясь к теме авиабазы: официально было заявлено, что эта тема в Москве не обсуждалась. То есть, официального решения на сегодня пока нет. Какой вариант, по вашему мнению, мог бы удовлетворить Кремль? Сколько он еще будет ждать?

- Это связано с ситуацией в Сирии. Потому что Путин влез на Ближний Восток с одной целью: поднять цены на нефть. И расходы российского бюджета на эту операцию просто огромны. Но ничего не получилось: цены на нефть пошли вниз еще сильнее. И может быть такая ситуация, что России станет не до авиабазы и не до Лукашенко.

Мы видели, как обсуждался бюджет России: уже в этом году он был сокращен на 10% и идут разговоры о том, что в следующем году его тоже надо сокращать. Поскольку расходы на «оборону», точнее, на нападение, в России выросли в разы – значит, будут сокращены расходы на пенсии, на медицину, на строительство и так далее.

Лукашенко хочет думать, что он очень важен для России, но на самом деле у них сейчас ситуация просто страшная: им надо спасать свой Дальний Восток и Север, куда продукты забрасываются, как на Луну.

- Но получается, что для нас такая ситуация выгодна. Мы уходим «в тень» и можем сами решать свои проблемы…

- Я слово «мы» по отношению к себе и Лукашенко не употребляю, потому что он – диктатор, а я - белорусский гражданин, оппозиционер. Ему, безусловно, плохо, и ситуация в Беларуси может измениться в 2016 году очень радикально.

- Что это может быть: общественные протесты или крах экономики?

- Крах экономики уже есть и он будет продолжаться. «Дна» еще не нащупали, как говорят. Безусловно, будут и протесты. Сегодня белорусский пенсионер получает 90-150 долларов, а цены выше, чем в Польше, Словакии или Литве, где пенсии в разы больше.

- Но ведь пенсионеры не пойдут протестовать…

- Могут и пенсионеры с клюками пойти протестовать. И тогда начинается игра в так называемый «тришкин кафтан». Это было в Польше в 1989 году, это было и во время «перестройки»: хочешь помочь пенсионерам – надо дать деньги туда, поднялись учителя – уже надо дать туда, «стали» заводы – надо дать туда. Раскручивается маховик инфляции, и ситуацию спасти уже нельзя.

Поэтому мой прогноз: 2016 год будет плохим для Лукашенко и создаст динамическую ситуацию для перемен в Беларуси, в том числе и политических.

- Вы вспомнили про пенсионеров, а буквально через неделю, с 1 января, свою работу не смогут продолжить предприниматели Беларуси. От них ждать протестов?

- Конечно. С этим сектором экономики связано около 500 тысяч человек. Вместо того, чтобы платить налоги (а в бюджете Минска налоги с ИП когда-то составляли 45-50%), они сами будут вынуждены ходить с протянутой рукой.

Это просто идиотизм со стороны сегодняшнего руководства. Даже в прошлые времена хватило ума не трогать торговцев: выживают люди, не просят ничего у государства – и хорошо. Но сегодня хочется все контролировать – вот и придется отвечать и перед предпринимателями, и перед пенсионерами, и перед рабочими.

- Накануне годовщины брутальных событий 19 декабря 2010 года с инициативой подготовки Конгресса демократических сил Беларуси выступили политики Некляев, Статкевич, Шушкевич. Вы поддерживаете эту инициативу?

- Сначала с инициативой обратились представители интеллигенции, а потом уже названные вами политики. Поддерживаю. Поддерживаю, потому что есть фактор Станислава Шушкевича, человека, известный в мире и имеющего большой политический вес. И есть фактор Николая Статкевича, который сегодня стал настоящим лидером и с которым демократические активисты Беларуси связывают свои надежды на перемены.

- Эти два фактора сработают только в среде оппозиции или во всем обществе?

- Они сработают и в кругу оппозиции, и в обществе, потому что общество будет искать того, кто сможет спасти ситуацию и возглавит протесты. И это сработает и за пределами нашей страны, потому что к этим людям есть доверие и уважение.