19 февраля 2019, вторник, 0:44
Призыв Рады БНР
Рубрики

Винцук Вячорка: В Беларуси один государственный язык — русский

51

Белорусский язык в стране выполняет только декоративную роль.

Об этом в интервью «Радыё Свабода» заявил языковед и политик Винцук Вячорка.

- Можно ли говорить о всплеске интереса к белорусскому языку - с учетом того, что на протяжении прошлого года одни за другими начали работать несколько курсов белорусского языка, которые собирают сотни студентов не только в Минске, но и в Гомеле, Барановичах, Могилеве, других городах?

- Очевидно, что подросло новое поколение, которое воспитывалась у антибелорусской или, по крайней мере, абелорусской атмосфере, созданной этим режимом. Эта атмосфера лишена всех белорусских ценностей, белорусской исторической памяти и реальной сферы белорусского языка. Однако выяснилось, что в современном мире без надежного духовного оплота очень трудно сохранить хоть какие ценности. Именно поэтому городские молодые люди обратились к белорусскому языку и к другим проявлениям белорусчины. Те курсы белорусского языка, которые, кстати, существуют уже очень давно, вдруг мгновенно умножились и обросли новыми массовыми жанрами, как, например, языковые шоу. Значит, есть на это спрос. Но здесь очень важно, чтобы этот спрос не остался преходящей модой, а превратился в нечто институциональное, а это значит, что люди должны заговорить по-белорусски в реальной повседневной жизни - дома, в общественном транспорте, в учебных заведениях, на работе.

- Сегодня в Лицее БГУ и в Академии управления проводятся «Праздники вышыванки и родного языка». Так выходит, что то, что начиналось в демократических молодежных кругах, подхватывается государственными учреждениями?

- Надо понимать, что эти инициативы исходят все же не от администрации этих учебных заведений, а от учащихся. А то, что такие инициативы осуществляются, означает, что власти растеряны - то, что было бы четко запрещено пару лет назад, сейчас не запрещают. Выяснилось, что настойчивое уничтожение национальных ценностей, насильственное обращение молодого поколения в сторону «совка», а тем самым - в сторону «русского мира», не срабатывает и никакого результата не дает. И молодые ищут настоящие ценности. Так что я бы сказал, что эти мероприятия проводятся не благодаря власти, а вопреки ей, и всему вектору ее идеологического поведения. Просто власть сдает некоторые позиции.

- Каково состояние белорусского языка в сфере образования? На государственном уровне звучат призывы переводить предметы на белорусский язык, но на локальном - белорусские семьи не могут добиться для своих детей школьного обучения на родном языке.

- Александр Лукашенко и назначенные им министры могут заявлять все что угодно. Смотреть нужно не в рот, а на руки - на то, что реально делается. А реально как не было институциональной возможности учить детей и учиться студентам по-белорусски, так ее и нет. Сегодня менее 1% студентов учатся по-белорусски, и это студенты филфака, где не приходится преподавать по-русски белорусскую литературу. Конечно, есть преподаватели, которые, несмотря ни на что, читают свои курсы по-белорусски на нефилологических специальностях. Но в целом, что касается вузов, картина очень мрачная. У нас формально 53% считают родным белорусский язык, и только 1% может получать на ней высшее образование. Это неслыханная колонизаторская дискриминация. Что касается школ, то в двухмиллионном Минске, где есть около 250 школ, только 5 средних учебных заведений по уставам имеют белорусский язык обучения. Из этого еще не следует, что в их стенах царит белорусский язык.

Вот заговорили о преподавании истории и географии по-белорусски. Здесь просто анекдотичная ситуация. Сказал новый министр образования, что, мол, рассмотрим возможность возвращения преподавания по-белорусски. Но уже забыли, что 6-7 лет назад «География Беларуси» и «История Беларуси» преподавались по-белорусски во всех учебных заведениях, а Лукашенко и его помощники упразднили этот абсолютно нормальный обычай. Я имею в виду, что они придушили белорусчину даже здесь. Сейчас намекнули, что это может вернуться, и некоторые люди сразу стали делать из этого глобальные выводы. Никакого глобального поворота со стороны власти не произошло. Но очень выжно, что происходит поворот со стороны общества, что активизируются родители, что они горизонтально структурируются и пытаются чего-то добиться сообща.

- Что вы имеете в виду, когда говорите, что родители активизируются?

- В прошлом году «Таварыства беларускай мовы» провело общенациональное родительское собрание. Активные родители из разных городов съехались в Минск, где поделились своим опытом и направили в Министерство образования свои предложения, чтобы в Кодексе Республики Беларусь об образовании были заложены институциональные гарантии создания белорусскоязычных садов, школ и групп в высших учебных заведениях. К тому же сады и школы должны быть в пешей доступности. У каждого человека должно быть право выбора, на каком языке учить своего ребенка.

- Как на ситуацию влияют заявления Лукашенко о важности белорусского языка? Или они делаются только на фоне угрозы из России в свете политической ситуации в нашем регионе?

- Александр Лукашенко во время своих многочасовых бенефисов каждому успевает что-то наговорить. Каждый в его речах может найти то, что захочет. Кто-то слышит, что Беларусь - это не часть «русского мира», а кто-то, что белорусы - это русские со знаком качества. Так и с заявлениями о белорусском языке. Пока нет институциональных решений, все это пустая говорильня, которая никак не влияет на поведение конкретных чиновников в ситуациях конкретных решений, требующих бюджетного финансирования. Скажем, создание белорусской школы или открытие белорусскоязычных подготовительных курсов для поступления в вузы. Также нужно иметь в виду, что заявления Лукашенко якобы национально ориентированного типа имеют адресатом Владимира Путина, из которого таким образом нужно заполучить свидетельства поддержки и лояльности, лучше всего выраженые в сниженных ценах на энергоносители.

- Какой реальный статус имеет белорусский язык в Беларуси? Все же нельзя говорить, что ее нет вообще - например, указатели на дорогах и оповещения в транспорте остаются на белорусском языке.

- Что касается табличек с географическими названиями, то, слава Богу, в ведомстве, ответственном за них, в Государственном комитете земельных ресурсов, всегда хорошо и сильно был слышен голос белорусских языковедов. Это та сфера, которая даже в советское время допускала использование белорусского языка. Что касается других сфер, то ситуация совсем другая. Не так давно мне пришлось проходить таможенный контроль в минском аэропорту, и я попросил там таможенную декларацию на белорусском языке. На что девушка-таможница мне сказала: «У нас два государственно языка, поэтому у нас декларации по-русски». Эта железная логика и юридическая безупречность, к сожалению, царит у нас тотально и свидетельствует о том, что нет у нас двух государственных языков, а есть только один - русский. Если бы было два, то тогда бы в любой ситуации у граждан был бы выбор, тогда любой чиновник переключался бы на белорусский язык, услышав его от граждан, которые обращаются к нему. Поэтому белорусский язык выполняет только декоративную роль.