23 июля 2017, воскресенье, 3:57

Экс-директора птицефабрики «Рассвет» судят за большие взятки

8
Фото: sozhnews.info

Три года Сергей Крупеньков возглавлял гомельскую птицефабрику.

Следствие оценивает нанесенный им ущерб в 225 тысяч долларов.

Еще недавно в прессе писали об опытном руководителе гомельской птицефабрики «Рассвет». Сергей Крупеньков рассказывал о грандиозных планах. Но в конце 2014 года он был задержан прямо в рабочем кабинете. На столе была взятка — 50 млн рублей. К окончанию следствия насчитали почти 1,8 млрд рублей незаконного обогащения.

Дело бывшего директора рассматривает Минский областной суд. Обвинение Крупенькову предъявлено сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса: получение взятки — повторно и в особо крупном размере, превышение и злоупотребление служебными полномочиями, служебная халатность. Но обо все по порядку.

Прокурор: получение взятки — это интимный момент

Гособвинение по делу представляет сразу два прокурора — Игорь Тимофейчик и Николай Прокопчик.

Свою речь в прениях последний начал со слов, что в Беларуси под руководством президента ведется беспощадная борьба с коррупцией.

По материалам дела, Крупеньков не менее 11 раз получил взятки от бизнесменов. Вознаграждение предназначалось за то, что он заключал контракты с нужными фирмами — на поставку товара, строительные работы.

Так, Владимир Ладыженко, которому фактически принадлежит фирма «Гомельпромсервис», заявил, что за два года передал директору птицефабрики порядка 2 млрд рублей.

В первый раз за заключение договора на поставку 168 теплогенераторов (сумма сделки — 1 млрд рублей) Крупеньков получил наличными 40 млн рублей, через посредника. В последующем Ладыженко сам передавал ему взятки или просил об этом сына Дмитрия, который был формальным руководителем «Гомельпромсервиса».

Причем взятки, как следует из обвинения, были привязаны к перечисленным со счета птицефабрики средствам. Сначала Крупенькову полагалось 4% от суммы, позже 8%.

Средства на взятку расписывали как зарплата и командировочные, а потом наличкой передавали директору птицефабрики.

Последний раз — 19 декабря 2014 года, прямо в рабочем кабинете Крупенькова. Спустя несколько секунд в помещение ворвались сотрудники КГБ и задержали руководителя предприятия с поличным. Ладыженков-старший пришел с помеченными деньгами и диктофоном. Естественно, он написал явку с повинной, поэтому его за дачу взяток не судят.

Но это еще не все. Гомельский бизнесмен Радченко также заявил, что давал взятки Сергею Крупенькову — порядка 400 млн рублей за подписание договора о реконструкции птичников.

Еще один эпизод связан с поставкой ветеринарных препаратов. Свидетель Шершень заявил, что несколько раз передал руководителю гомельского предприятия по 3 тысячи долларов за то, чтобы тот (внимание!) погасил задолженность за поставленный товар.

Долги росли, но никто и не думал разрывать отношения. Наоборот, поставку вакцин увеличили — в 2013 году сумма сделок достигла 8 млрд рублей. Сначала птицефабрика частично платила готовой продукцией, а в 2014 году полностью перешла на расчет мясом.

Итого сумма взяток, по подсчетам следствия, составила 1,7 млрд рублей и еще 6 тысяч долларов. Кроме того, в качестве благодарности директор ОАО «Рассвет» получил импортный холодильник (его оценили в 21 млн рублей) прямо с доставкой на дом.

Сам Крупеньков категорически отрицает вину. Говорит, что взятки не брал, корыстные цели не преследовал. Хотел только, чтобы его предприятие было «впереди планеты всей».

К доказанности вины по озвученным выше эпизодам действительно есть вопросы. Ведь в материалах дела не указаны точные даты, места встреч Крупенькова с его «благодетелями». Не по всем эпизодам четко прописаны суммы «благодарности».

«Получение взятки — очень интимный момент, где присутствует только тот, кто дает взятку, и тот, кто ее принимает, — пояснил прокурор Николай Прокопчик. — Документально не зафиксировано, что Крупенькову передавали деньги. Но надо верить людям, которые дали такие показания. Совокупность косвенных доказательств подтверждает его вину».

Птичники покрыли дорогущей краской, которая отвалилась вместе со штукатуркой

Несмотря на то, что «Гомельпромсервис» срывал сроки сдачи работы, деньги компании шли стабильно. Бухгалтер, как отмечено в обвинении, говорила Крупенькову, что фирма эта ненадежная, с большими долгами, но разрывать деловые отношения с ними руководитель не спешил.

Подписывал фиктивные акты, приказывал и дальше перечислять им деньги. Это позже ОАО «Рассвет» подаст в суд на Ладыженко в надежде вернуть свои средства.

Крупеньков, кстати, заявил в суде: «Надеюсь, предприятие сможет выиграть дело. Это не безнадежная сумма».

По данным следствия, экс-директор нанес ущерб птицефабрике на сумму 4,5 млрд рублей.

«Мне даже страшно слышать эту цифру, — заявил он. — Для меня лично эта сумма неподъемная. Она вызывает вопросы, но своих подсчетов у меня нет. Надеюсь, суд разберется».

Из чего же складывается ущерб?

Весной 2012 года по инициативе Крупенькова предприятие закупило «энергоэффективную краску». По его задумке, эффект краски помог бы зимой сохранять в птичниках теплую температуру, а летом — прохладную. Стены к покраске готовили рабочие птицефабрики.

Что получилось в результате? Зимой протекла кровля (ее предварительно отремонтировать не додумались), на стены с «умной краской» попала вода, и весной она отвалилась вместе со штукатуркой.

Логично, что в этой ситуации нужно было оформлять акт о дефекте. Но вместо этого Крупеньков подписывает документы, что все прошло нормально — краска-то уже закуплена. Более того, предприятию поступает еще 400 литров краски.

По этому эпизоду бывший директор вину признает. Говорит, что должен был более осмотрительно подойти к вопросу и тщательнее контролировать ремонт.

Но это еще не все. Параллельно по указанию Крупенькова в Гомельском районе начали реконструкцию так называемого «дома механизатора» — заброшенного одноэтажного здания, на крыше которого росли кусты.

По задумке директора, ветхое сооружение нужно было превратить в респектабельный загородный дом, где он сможет принимать высоких гостей. Планировали сделать сауну, бассейн, две спальни, бильярдную и камин. А еще — высокий забор, чтобы никто не видел автомобили тех самых высоких гостей.

Строительство начали без проектно-сметной документации. Комиссию по выбору подрядчика созывать тоже не стали. Закупили стройматериалы и поручили работу «Гомельпромсервису».

Надо ли говорить, что реконструкция была завалена? Птицефабрика на этот проект потратила 1,8 млрд рублей.

Адвокат: Ключевой свидетель молится, чтобы Крупенькова отправили за решетку

Защищает обвиняемого известный адвокат Дмитрий Горячко.

Он заявил, что гомельская птицефабрика под руководством Сергея Крупенькова была не просто успешным предприятием, но и лидером в своей отрасли. Фабрика давала хорошие показатели по продажам. У сотрудников были достойные зарплаты, предприятие предоставляло ссуды на строительство жилья.

От лирики Горячко перешел к фактам: по пунктам разгромил обвинение в получении Крупеньковым взяток.

«Более абстрактного обвинения в своей практике я не встречал», — отметил он.

По его словам, раньше дела о получении взятки считались наиболее сложными, так как доказать вину было непросто. Сейчас же правоохранительные органы считают, что достаточно добиться показаний у взяткодателей — и дело в шляпе.

«Если судебная практика пойдет по этому пути, доказать получение взятки будет проще простого. Достаточно заявить, что когда-то где-то были переданы деньги».

Дмитрий Горячко настаивает, что в деле нет достоверных фактов о получении взяток его подзащитным по девяти из 11 эпизодов.

«Кто такой Ладыженко? Он продолжительное время работал в правоохранительных органах, — рассказал о ключевом свидетеле адвокат. — В КГБ он не сам по себе зашел, его пригласили. Как бывший сотрудник ОБЭП он прекрасно знал, что нужно идти в милицию, если у тебя вымогают взятку, но явку с повинной он дал в КГБ».

Дальше Горячко сообщил, что в отношении Владимир Ладыженко возбуждено уголовное дело по факту хищения денег, которые его фирма получила от гомельской птицефабрики.

«Он оговорил Крупенькова, чтобы самому избежать ответственности, — заявил защитник подсудимого. — Чтобы заявить следствию, что деньги он не похищал, а снимал, чтобы отдать в качестве взятки. Ладыженко молится, чтобы был вынесен обвинительный приговор. Тогда с него будут сняты обвинения».

Обвинение по делу Крупенькова изменялось. По словам Горячко, в предыдущей версии были конкретизированы даты и место получения вознаграждений. В новой версии эти данные размыты, поскольку в ходе судебного заседания выяснилось, что даты, которые называют взяткодатели, не совпадают с телефонными звонками. А по одному из эпизодов Крупеньков вообще не мог встречаться с бизнесменами, поскольку в эти дни лежал в больнице.

«Гомельпромсервис» — это помойка, в которой не было никакой бухгалтерии, — заявил Дмитрий Горячко. — В суде дала показания так называемый бухгалтер фирмы Беспаликова, которая заявила, что договор с ней никогда не заключали, и зарплату ей не платили».

По мнению защитника, суд должен критически отнестись к записям в ежедневнике одного из свидетелей, где указаны цифры (без указания валюты) и примечание «Кр», на основании чего следствие делает выводы о даче взяток Крупенькову.

Только два эпизода со взятками документально подтверждены, заявил Горячко. Но он считает, что и они неправильно трактованы.

Так, Крупеньков не может отвечать за получение импортного холодильника, поскольку Ладыженко решал этот вопрос с его супругой. А получение взятки в день задержания было провокацией.

«На видео видно, что Крупеньков не пытается спрятать или закрыть сверток с деньгами. Он даже не успел понять, что это, как в кабинете появились сотрудники КГБ», — заявил адвокат.

Сергей Крупеньков признал вину в превышении и злоупотреблении служебными полномочиями, а также служебной халатности. Но он настаивает, что личной корыстной заинтересованности у него не было.

Адвокат спросил, осознает ли он содеянное и повторил ли бы он свои действия, если бы ему когда-нибудь доверили руководство предприятием.

«Президент иногда разрешает работать людям, которые допускают ошибки, — заявил Крупеньков. — Я во всем раскаиваюсь. Спать не могу. Наведение порядка не стоило больших сил. Не знаю, как я это упустил».

9 декабря обвиняемый выступит в суде с последним словом. Прокурор, напомним, запросил для него 11 лет колонии с конфискацией имущества, а также взысканием незаконного обогащения (около 1,8 млрд рублей).

Адвокат просит не назначать Крупенькову наказание, связанное с лишением свободы, учитывая слабую доказательную базу и то, что на попечении бывшего директора птицефабрики осталось двое детей.

Адарья Гуштын, naviny.by