23 июля 2017, воскресенье, 21:55

Удивленный Лукашенко

43
Константин Скуратович

Конституция запретила отнимать милостыню у нищих.

Лукашенко провел совещание по практике исполнения своего декрета «О предупреждении социального иждивенчества», который решил его сохранить, но устранить выявленные недостатки и усилить его за счет усовершенствований.

Если верить Лукашенко, названный в народе «декретом против тунеядцев» этот акт, видимо, отвечает общественным настроениям («не будем спорить с народом»), осуждающим «социальное иждивенчество» и солидарным усилиям власти, стимулирующим трудоспособных граждан к обязательному труду («которые могут и должны работать») на условиях «легальной трудовой деятельности», обеспечивая тем самым исполнение их «конституционной обязанности по участию в финансировании госрасходов».

Лес рубят – щепки летят

По его мнению, у декрета были трудности, в частности, сложности в администрировании, были предложения от этой затеи вообще отказаться. Но он настоял на тщательном мониторинге практики его применения, и сейчас получены положительные результаты, но не без определенных недостатков. С ними надо разобраться. Например, в список обязанных к уплате сборов, попадают граждане «не иждивенцы», но, как говорится: лес рубят — щепки летят! В «щепки» попадали и студенты, и женщины, находящиеся в декретных отпусках, даже солдаты срочной службы. По этому поводу в прессе сообщали, что в списки попадали даже покойники. Хотя в каждой налоговой, вероятно существует соответствующая электронная постоянно обновляемая база, без которого теряет смысл самого мониторинга. Но для Лукашенко это не принципиально: «В этой ситуации всегда будут какие-то недочеты. Главное, чтобы мы видели эти недостатки и вовремя их устраняли».

По-моему, хорошо сказано, самокритично и технологически решаемо. Потому есть надежда, что списки плательщиков приобретут достаточное качество и достоверность. В конченом итоге, это вопрос бюрократический. Но Лукашенко всегда страдает за суть дела, а значит за народ: «Меня больше всего волнует реакция людей на бездельников. Человек, который может работать, не инвалид, не ограниченный в каких-то способностях и возможностях, он должен работать, зарабатывать на себя и свою семью и приносить пользу стране, уплачивая налоги». Разумеется, плохо, когда люди не хотят работать, не хотят зарабатывать, не хотят содержать себя и свои семьи, разумеется, люди работающие (зарабатывающие или мало зарабатывающие, или просто получающие много или мало), склонны осуждать «тунеядцев». Но это тема для проповеди в нравственном смысле в адрес удачливых людей, потому что свою успешность они могут ощущать только в сравнении с неудачниками. Гордыня, однако, главный христианский грех. Недаром, Пушкин оправдывал свое земное существование именно тем, что милость к падшим призывал.

Удивленный Лукашенко

Многие чиновники помнят эти строчки, учили в школе, но числят их по разряду малопродуктивной лирики. Сами же они сочиняют настолько жесткие директивы, что порой сами опасаются их же жесткости. В этих бюрократических потугах порой трудно найти крупицу здравого смысла, не говоря уже о гражданской ответственности. За два с лишним десятилетия Лукашенко сочинил сотни строгих циркуляров, адресованных обществу, но они, вероятно, принесли стране больше вреда, нежели пользы. Об этом можно судить по тому, что давно обещанная среднемесячная зарплата в 500 долларов не приближается к среднему белорусу, а отдаляется от него. Чем-то Лукашенко напоминает мифического Сизифа – только поднимется экономика «на отметку 500» и тут же, мгновенно срывается вниз. А за ним вдогонку сам удивленный Лукашенко, где внизу его уже ожидает новое, более профессиональное правительство. По повышению зарплаты до «500».

Каждое такое новое очевидное непосильное восхождение множит армию скептиков. Уже мало кто и верит. Говорят, получится, если зачеркнуть нолик справа. После ухода Марианны Щеткиной из Минтруда в «сенаторы», вся ответственность за «социальных иждивенцев» упала на плечи вице-премьера Натальи Кочановой, которой ничего не остаются, как бить в литавры в пользу очередных неочевидных побед. Она и сейчас рассказала о мониторинге тунеядцев, удовлетворилось глубокой удовлетворенностью Лукашенко достигнутым. По ее мнению, декрет удался. Он стал актуальным, объективным и необходимым, он оживляет сферу труда и занятость, вовлекает в легальную экономическую деятельность незанятого населения.

Может и так. Но для квалифицированной оценки требуются более определенные критерии. И количественные, и качественные. Те же результаты мониторинга, когда их обнародуют, больше скажут об успехах или провалах налоговиков, но очень мало о реальном положении дел на рынке труда.

Больше того, практическое применение «декрета», в лучшем случае, никак не повлияет на рынок труда, в худшем случае, нанесет ему изрядный ущерб.

Экономисты, юристы прочие студенты-обществоведы уже во вводных курсах в специальность обучаются искать различия между объективными (действующими независимо от сознания людей) экономическими законами и юридическими (установленными людьми). Лучшими из юридических законов являются те, нормы которые адекватны экономическим реалиям, удовлетворяющие их наилучшим образом, создающие пространство для их развития. Худшие – препятствуют их развитию.

Не вполне цивилизованный капитализм

Многие искренне считали, что секса в СССР не было, а дети были. Так и с экономикой. Народное хозяйство в стране было плановым – и снабжение, и сбыт, и реализация. Но по всей необъятной стране разъезжали так называемые «толкачи», которые в условиях организованного госпланом хаоса, находили способы гармонизации реальных потребностей предприятий, и обеспечивали выполнение (в общем и целом) запланированных программ.

Представляется, что именно «толкачи», измученные бесконечными командировками, придумали перестройку социализма с использованием преимущество рыночных методов управления. И эти методы стремительно развалили командно-административную систему, поскольку экономические интересы общества принципиально разошлись с административными предписаниями. В центре еще только готовились к поэтапному переходу, а рынок уже начал перекраивать все бывшие устоявшиеся народно-хозяйственные связи. Например, бурное развитие кооперативов легализовало рынок труда, заявив о своих претензиях на самых лучших работников. Предприятиям пришлось повышать заработную плату для них.

Руководящие товарищи еще цеплялись за социализм, а в обществе уже утвердился, к сожалению, не вполне цивилизованный, но энергичный капитализм. Появилась принципиально отличная, новая социально-экономическая система. Это отразилось и в Конституции Республики Беларусь, которая в 13 статье установила, что «собственность может быть государственной и частной. Государство представляет всем равные права для осуществлению хозяйственной и иной деятельности, кроме запрещенной законом, и гарантирует равную защиту и равные условия для развития всех форм собственности». Эта дефиниция выглядит вполне очевидной, не располагающей к манипуляциям. Она тоже вполне очевидно дополняется положениями о том, что «недра, воды, леса составляют исключительную собственность государства. Земли сельскохозяйственного назначения находятся в собственности государства». Можно поспорить с категоричностью этого приговора, но каждый интерпретатор уверен, что правительство, которое выступает от имени государства, с недрами, с лесами и с землями может сделать все, что захочет.

Но существует принципиальное, напрямую не упоминаемое в этой статье, ограничение государства в посягательстве на такую исключительно частную собственность, как рабочая сила, как исключительный товар, который его собственник может продавать на свободном рынке труда, совершая, таким образом, законную и взаимовыгодную сделку с покупателем. Если все другие рыночные сделки между всеми собственниками на всех законных рынках гарантируются конституцией, почему должны ограничиваться законные сделки на рынке труда?

Конституция запретила отнимать милостыню у нищих

Тут нет больше никаких «принципов», кроме одного – соблюдения доброй воли продавца и покупателя. Продаю, когда хочу, когда не хочу, не продаю. Никто не имеет право посягать на эту частную собственность, тем более государство, которое обязалось ее защищать.

Законодатель специально оговаривает этот принцип (статья 41): «Принудительный труд запрещается, кроме работы или службы, определяемой приговором суда или в соответствии с законом о чрезвычайном и военном положении». Сегодня нет ни войны, ни чрезвычайных ситуаций, которые могли бы подвигнуть правительство, на введения ЧП. Но настойчивое желание улучшить законы, интерпретировать Конституцию так, чтобы к тем безграничным возможностям, которые уже имеются, можно было добавлять любые декреты, по любому поводу. Например, для граждан сочинили дополнительные конституционные обязанности, пристегнув к ним обязательное участие в финансировании государственных расходов.

Мягко говоря, это недоразумение. На самом деле статья 56 Конституции устанавливает, что «граждане Республики Беларусь обязаны принимать участие в финансировании государственных расходов путем уплаты государственных налогов, пошлин и иных платежей». На самом деле никто из граждан и не граждан, никто из гостей Беларуси не имеет возможности уклониться от них. Если у них нет доходов, подлежащих к выплате подоходного налога, каждый платит косвенные налоги, покупая любой товар в торговле, пользуясь любой платной услугой, завершая любую гражданскую сделку. Он платит таможенный сбор, ввозя любой товар в Беларусь, даже покупая его в интернет-магазине, получая денежные переводы из-за рубежа, даже если они адресуются получателю его родственниками. Не из подоходных налогов на мизерные зарплаты в основном финансируются государственные расходы, а из косвенных налогов.

Это великое таинство содержится в любом словаре: «Собственник предприятия, производящего товары или оказывающего услуги, продает их по цене (тарифу) с учетом надбавок и вносит государству соответствующую налоговую сумму из выручки, то есть, по существу, он является сборщиком, а покупатель плательщик косвенного налога. Так называемые «социальные иждивенцы» свои хлипкие доходы не хранят ни в банках, ни в чулках. Они обычно их тратят на харчи и на обязательные платежи типа коммунальных. Все, что приходит в их карманы, тут же возвращается торговле, а через нее в бездонную государственную «кишень».

Но Лукашенко решил поиграть в эффективного, справедливого и рачительного хозяина, который ради общей пользы не гнушается забрать у нищего милостыню. Имей он терпение, а эту милостыню принесут реальные и эффективные мытари из любой продуктовой лавки.

Если же сказать грубо, то данный «декрет» узаконивает государственный рэкет собственников рабочей силы, которых вынуждают к продаже своего товара покупателю, который не может и не хочет платить за него адекватную цену.

Константин Скуратович, belrynok.by