24 сентября 2017, воскресенье, 11:38

Олег Сидорчик: Я вдруг понял, что судьба диктаторов всегда трагична

6
Олег Сидорчик

В январе в Чикаго прошел фестиваль «Shakespeare 400 Chicago», посвященный четырехсотлетию со дня смерти великого поэта.

В рамах фестиваля прошли гастроли Белорусского Свободного театра со спектаклем «Король Лир». Уникальность этого спектакля в том, что он был поставлен режиссером Владимиром Щербанем на белорусском языке.

О том, как постановку принимала американская публика, сайту charter97.org рассказал актер театра и исполнитель главной роли Олег Сидорчик:

— Гастроли прошли очень успешно. Просто потрясающе, надо отметить. Мы играли десять спектаклей. Играли каждый день, был всего один выходной.

Это было очень важно, потому что выстроились уже внутренние отношения с героями, в частности у меня лично с королем Лиром. Они могут решиться на сцене, в процессе игры на публике. Можно что-то откорректировать, что-то заметить, исправить какие-то ошибки. Такое количество спектаклей дало возможность доформировать образ короля Лира, если так очень пафосно сказать. Он, я считаю, уже состоялся и зажил своей жизнью. Это, я считаю, самое важное.

Могу сказать, что уже спустя такое количество спектаклей, мой король Лир сам иногда себя как-то вел, как-то действовал, совершал какие-то только мне заметные неожиданные для меня же поступки. Но это только мне заметно. Это вещи из театральной кухни, из театрального ремесла. Вот это, слава Богу, случилось.

Происходит это и благодаря публике, потому что американские зрители — очень благодарные. Они весьма раскрепощенные, прекрасно чувствуют юмор. Американцы эмоционально реагируют: и смеются, и плачут.

А составляющая нашего успеха... Этот шекспировский фестиваль был посвящен четырехсотлетию со дня смерти Шекспира. Участвовало большое количество театров с разных стран мира. Но все билеты на наши спектакли были проданы. Аншлаг, зал был полон все десять спектаклей, что не скажешь о других театрах.

Конечно, это были тяжелые дни. Не будем уж так сильно скромничать, но ничего — распределились нормально. Я очень доволен. Если бы было больше спектаклей, играли бы еще больше.

— Это же большая честь сыграть так много спектаклей на таком престижном фестивале?

— Я знаю, что там работал Русский театр — у них было меньше спектаклей. Могу предположить, что организаторы фестиваля, наверное, отслеживают конъюнктуру рынка. Они заинтересованы, чтобы все время была стопроцентная заполненность зала, поэтому они ставят такое количество спектаклей, которое, как они полагают, даст заполненность. Но, я предполагаю, что если бы у нас было двадцать спектаклей, мы бы все равно набрали, потому что желающих всегда было очень много. Кредит доверия мы оправдали абсолютно.

С Шекспировским театром у нас уже очень давняя и очень трепетная, можно сказать, дружба. Познакомились мы с ними в печальный период истории нашего театра и Беларуси. Когда мы в 2011 году оказались в вынужденной эмиграции, мы даже не предполагали, что это может длиться долго. Мы не могли вернуться из двухнедельных гастролей в Нью-Йорке, которые должны были начаться 2 января 2011 года. Я не буду вам напоминать, что в Беларуси 19 декабря 2010 года произошли массовые аресты оппозиции.

Америка тогда нас поддержала. Шекспировский театр, Театр Гудмана и еще один театр умудрились за две недели организовать расселение всех участников Белорусского Свободного театра, которые оказались на территории США и которым на тот период было небезопасно возвращаться в Беларусь. Мы не могли вернуться. Но выехали-то всего на 14 дней. И вот они организовали все для нас. И более того, устроили нам тур каких-то спектаклей. Мы играли и даже зарабатывали себе на хлеб, а иногда даже на хлеб с маслом.

Короче, мы уже трижды работали на площадке Шекспировского театра. Это был третий раз. Они нас знают, они нас любят. Мы их тоже безумно любим. У нас замечательные с ними отношения.

— Вы сказали, что вас очень тепло принимали американские зрители. Что говорили критики?

— Масса статей появлялась на протяжении всего времени, что мы играли. И казалось бы, пора прекратить писать. Ну, сколько можно еще освещать — все билеты уже все равно проданы, гастроли наши уже скоро заканчиваются. Но все шли хвалебные рецензии в адрес спектакля «Король Лир» и Белорусского Свободного театра.

Был один интересный момент. Когда мы делали эту пьесу, режиссер Володя Щербань не искал никакую политическую составляющую. Достаточного того, что у Шекспира есть в человеческих отношениях, конфликтах поколений. Но практически все рецензенты и театральные критики писали, что «Король Лир» в постановке Белорусского Свободного театра — это прообраз диктатуры, которая сегодня существует в Беларуси. И что король Лир как бы взят немножко с Лукашенко.

Честно говоря, мы об этом никогда не думали. Это не та фигура, которая заслуживает внимания творческих людей. Но тем не менее, американцы это увидели. Собственно, можно сказать, что это судьба любых диктаторов. Она всегда печальна, всегда трагично заканчивается. Так что ничего нового в этом мире литературном и реальном мы не изобретали. Просто такая судьба диктаторов.

— То есть, вы согласны с этой аналогией?

— Да, она имеет право на существование. Потому что диктаторы — они тоже люди. Со своими слабостями, со своими привычками, со своими семьями и детьми. И что там будет дальше — неизвестно. У Лира очень печальная история. Но у всех диктаторов она печально заканчивается.

— Говорят, что один из спектаклей вы сыграли шепотом, потому что сорвали голос...

— Не совсем так было. В предпоследний день наших гастролей мы играли два спектакля в 15-00 и 20-00, и наследующий день уже был завершающий спектакль в 14-00. Спектакль, нужно сказать, физически очень не простой. И вот накануне, когда было две постановки, мне стало даже любопытно: каковы человеческие возможности и как распределить силы? Это своего рода спорт, нужно уметь распределиться.

… И вот уже последняя сцена, когда у короля Лира вывозят дочку на колясочке. И тут мои голосовые связки не выдержали и я стал говорить шепотом. Но его было слышно. И это было так кстати! Наверное, из десяти спектаклей это был лучший финал. Такой, значит, должен был быть король Лир. Это один из тех случаев, когда образ начинает тобой руководить.

— Будете использовать этот трюк дальше?

— Кстати да, надо следить за своими персонажами. Они же древнее нас, мудрее. Володя Щербань мне часто говорил, что к концу спектакля надо быть уже более уставшим от жизни, как король Лир, а я выхожу на последнюю сцену, как будто могу еще один спектакль сыграть, как минимум. Но не должно быть столько физических сил. Вот мы этого и добились таким путем (смеется).

— Британское издание The Guardian часто публикует анонсы ваших спектаклей в Лондоне. Там вы пользуетесь такой же популярностью?

— Да, в Лондоне мы дали с 1 по 14 ноября 2015 года десять наших спектаклей. Это было приурочено к десятилетию нашего театра. Залы были также переполнены. Судя по отзывам критиков и по тому, что мы слышали в кулуарах, зрители были довольны. После каждого спектакля мы к ним выходили и отвечали на вопросы.

Кстати, когда сейчас были в Чикаго, ряд моих знакомых из других городов, когда узнавали, что мы даем спектакли, хотели прилететь, переживали, что не успевают. Но кто-то прилетал. Специально прилетали, чтобы посмотреть на нас. Это приятно!

Один мой знакомый был с супругой и дочерью на спектакле. Он услышал от одного из зрителей: «Ну вот! Поиздевались над Шекспиром». Но это интонационно хорошо прозвучало. Издевка в том, что у нас нет фанерных мечей в спектакле, картонных ведер и искусственной крови. Все это решается очень красивым театральным образом и языком, который не оставляет зрителя равнодушным.

Я спросил дочь моей знакомой, которой лет шестнадцать или семнадцать, как ей понравилось. И она говорит: «Класс! Это так вставляет, то, что нужно!». Очень радует, что наша работа интересна и молодому поколению.

— Расскажите о судьбе театра в Беларуси. Как ему работается в условиях подполья?

— Актеры из Белорусского Свободного театра, если мы не на гастролях или не создаем новые спектакли, каждые пятницу, субботу и воскресенье играют спектакли в Минске, а также ездят в другие областные города Беларуси.

Театр продолжает функционировать, несмотря на то, что наши режиссеры Владимир Щербань и Николай Халезин находятся в Лондоне. Они ставят спектакли в Минске по скайпу. Это ноу-хау нашего времени.

В Минске очень много желающих посмотреть наши спектакли и не все попадают, нужно быть в списке ожидающих, чтобы пройти. Так что Белорусский Свободный театр продолжает свою работу.

Интервью взяла Яна Васина, charter97.org