26 сентября 2017, вторник, 8:26

Йорг Форбриг: Евросоюз поступает нечестно по отношению к Беларуси

37
Йорг Форбриг

Отменив санкции, ЕС принял условия игры диктатора Лукашенко.

Недавно министры иностранных дел ЕС договорились о снятии большинства санкций в отношении Беларуси, которые были введены в связи с тяжелой ситуацией в области прав человека в стране. Отмена санкций означает, что 1 марта 170 государственных чиновников (в том числе Лукашенко) и три белорусские компании будут удалены из списка, присутствие в котором влекло за собой визовые санкции и замораживание активов.

Некоторые критики говорят, что прогресс на местах был минимальным и белорусские чиновники получили поблажки преждевременно. Одним из таких критиков является директор Фонда для демократии в Беларуси в Немецком фонде Маршалла Йорг Форбриг.

Специально для сайта charter97.org с экспертом поговорил журналист Сантьяго-де-ла-Пресилла.

- Что означает снятие санкций для отношений между ЕС и Беларусью?

- В принципе, это означает, что ЕС принимает условия игры Лукашенко. Лукашенко и его правительство уже давно говорили, что эти санкции бесполезны, что они не окажут влияния на поведение Беларуси. Отменив данные санкции, ЕС по сути принял эти условия, он признает, что Беларусь не собирается менять свою политическую систему, не заинтересована в более глубокой интеграции с Европой, но хочет иметь сотрудничество и отношения, особенно на техническом и экономическом уровнях.

Сигнал, посылаемый нами в настоящее время, означает, что ЕС отказывается от надежды видеть в долгосрочной перспективе демократическую и реформированную Беларусь. Это, очевидно, во многом является триумфом Лукашенко, он видит в этом подтверждение своей позиции.

Вопрос, очевидно, звучит так: как мы оказались в таком положении? Почему ЕС посылает сигнал, который означает отказ от собственных принципов? ЕС утверждает, что в его основе лежат права человека, демократия, выборы и вот теперь мы посылаем белорусам сигнал, что мы временно отключаем эти ценности и принципы во взаимодействии с вами. Это очень плохой сигнал.

- Насколько сильно снятие санкций связано с Минскими соглашениями, а не предполагаемыми улучшениями в области прав человека в Беларуси? Риторика ЕС, похоже, опирается лишь на освобождение политзаключенных в августе прошлого года.

- ЕС выдает эти «маленькие шаги» за прогресс. Единственным сигналом, который Беларусь послала Европе, действительно было освобождение оставшихся политических заключенных в августе, что, однако, всегда было главным требованием ЕС.

Тем не менее, нет никаких гарантий, что в ближайшее время не появятся новые политические заключенные - ни один из политических заключенных не был реабилитирован, они по-прежнему лишены целого ряда гражданских прав, поскольку являются бывшими осужденными.

За исключением этого, «выборы» не были проведены намного лучше, чем в предыдущие разы. Единственное отличие от предыдущих «выборов» было в отсутствии насилия со стороны милиции, но это в большей степени связано с отсутствием масштабных протестов после «выборов». Если нет протестов, вам не нужно использовать милицию. Им в целом удалось создать ситуацию, в которой не было никаких протестов. Протесты отсутствовали, потому что политическая оппозиция и гражданское общество систематически уничтожались в течение ряда лет.

Первоначально предполагалось заморозить санкции, а не остановить их действие, чтобы Беларусь могла внести улучшения в избирательное законодательство. Ничего из этого не произошло. Так что, если ЕС видит здесь прогресс, я думаю, что он в основном надуманный, ничем не обоснованный. Если вы проанализируете отчеты по Беларуси в области прав человека, написанные внутри и за пределами страны, вы увидите, что ничего не изменилось. Данную точку зрения разделяет также спецдокладчик ООН в Беларуси. Поэтому я не понимаю, где Федерика Могерини или польское правительство видят прогресс. Его просто не существует.

- Таким образом, ЕС ведет себя слишком мягко по отношению к Беларуси?

- ЕС поступает нечестно. ЕС по сути дает основания для отмены санкций, которые не применяются. Это означает, что он, видимо, отменяет эти санкции по другим причинам.

Я думаю, что на это есть несколько причин, и одна связана с геополитической ситуацией. Российский ревизионизм распространяется не только на Украину, он также относится и к Беларуси, это очень хорошо понимают в Минске. Я также думаю, что это понимают и в западных столицах. Минск и Брюссель просто говорят, что абсолютным приоритетом на данный момент является укрепление белорусской государственности, независимости и суверенитета, потому что если мы не сделаем этого на данном этапе, Беларусь может попасть в лоно России, если Москва вдруг решит увеличить давление, будь то в экономическом, политическом или военном отношении.

Второй аспект заключается в том, что для многих людей на Западе Восточная Европа является неспокойным регионом. Мы видим Россию и ее действия, мы видим Украину, дестабилизированную войной, мы видим политические потрясения в Молдове. Кажется, что эти волнения распространяются дальше. В этой ситуации Беларусь кажется единственным островком стабильности в регионе. Как бы мы ни критиковали внутреннюю ситуацию в Беларуси, многие на Западе просто хотят, чтобы стабильность в Беларуси победила. ЕС преувеличивает роль Лукашенко, он не был посредником, он был принимающей стороной. Он ведет себя так, как будто он сыграл активную роль в посредничестве, и Запад принимает эту точку зрения.

Третий и последний пункт связан с тем, что Брюссель считает, что санкции не увенчались успехом. Прежде всего, я думаю, что это не так, поскольку, если бы не было никаких санкций, политические заключенные могли вообще не выйти на свободу. Политические заключенные были освобождены в 2009 году после того, как США ввели санкции, заключенные за события 2010 года теперь свободны, потому что этого четко требовал ЕС.

- Что это значит для оппозиции в Беларуси? Они как будто теряют уверенность в себе с потерей поддержки со стороны ЕС.

- Я в принципе согласен с большинством аргументов, приводимых оппозицией, это ставит их в очень трудное и опасное положение. Опасное, потому что в прошлом, когда было смягчение ожиданий по отношению к белорусскому правительству, пострадали члены гражданского общества: независимые средства массовой информации, политическая оппозиция. На каком-то этапе их всегда подавляли, там всегда шел возврат к более репрессивной атмосфере. Риск заключается в том, что это произойдет снова.

ЕС также посылает очень четкий сигнал белорусам, что мы дорожим стабильностью, которая сопутствует статусу-кво. Это выбивает почву из-под ног людей, которые хотят изменить страну к лучшему. Все это очень похоже на мотив пропагандистской системы Лукашенко. Это недостойно ЕС.

В этом состоит наша идентичность, если бы не было этих ценностей, ЕС был бы просто еще одной зоной свободной торговли в мире. Если мы так легко отказываемся от этих принципов по отношению к Беларуси, как мы будем соблюдать их по отношению к России? Россия очень рада такому решению. Оно укрепляет ее позиции.

Лукашенко уже давно балансирует между востоком и западом, в зависимости от того, что ему нужно. Беларусь на 100% зависит от России, она ничего не может сделать против воли России.

Доктор Йорг Форбриг является директором Фонда для демократии в Беларуси Немецкого фонда Маршалла. Он также постоянно публикуется, в том числе как колумнист, в таких крупных международных СМИ, как The New York Times, Financial Times, CNN, EU Observer, Neue Züricher Zeitung и Süddeutsche Zeitung.

Сантьяго-де-ла-Пресилла работает политическим комментатором в Варшаве, он пишет статьи для изданий Warsaw Business Journal и Visegrad Insight. В основном его материалы затрагивают вопросы европейской и внешней политики, а также украинского кризиса.