23 февраля 2017, четверг, 19:54

Может ли объединиться белорусская оппозиция?

34

Эту тему обсуждают главред charter97.org Наталья Радина и политик Дмитрий Бондаренко.

Ситуация в Беларуси сегодня критическая — и в экономике и в политике. Перед белорусами встают новые вызовы.

На вопросы журналиста charter97.org Владислава Жижемского отвечают главный редактор сайта Наталья Радина и координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрий Бондаренко.

- Белорусские власти постоянно повторяют, что 2016 год будет для них непростым. А каким этот год будет для белорусской оппозиции?

Наталья Радина: Если год сложный для власти, то для оппозиции это окно возможностей. Но пока мы видим неспособность оппозиционных лидеров договориться между собой. И это большая ошибка. Оппозиция должна объединиться, поскольку на кону стоит и независимость, и демократия в Беларуси.

Надеюсь, что этот наш разговор поможет понять, как всем выходить из сложившейся ситуации.

Дмитрий Бондаренко: Год будет динамичным. Тяжелым он будет, потому что белорусским демократам надо давать ответ на те проблемы, которые стоят перед большинством белорусов.

Но одновременно это и год шансов на перемены, потому что такого кризиса для диктаторского режима не было никогда: такое падение ВВП и катастрофическая ситуация в экономике были только во времена распада СССР. Не хотелось бы, чтобы для белорусской оппозиции этот год стал годом упущенных возможностей.

- Экономика всегда была слабым местом диктатур. Устоит ли режим Лукашенко в условиях такого кризиса?

Наталья Радина: Выходов для Лукашенко я вообще никаких не вижу: экономическая ситуация в стране катастрофическая, дает о себе знать отсутствие реформ на протяжении двух десятков лет, абсолютная привязанность к России, жизнь на российских дотациях, на дешевых нефти и газе, на халявных кредитах со стороны РФ.

Сегодня мы хорошо видим, что происходит: каждый день мы читаем новости о том, что в стране массовая безработица, резко упали зарплаты (по последней информации, средняя зарплата даже не дотягивает до $200), безумно растут цены, ВВП ставит рекорды по падению 15-летней давности.

В этой ситуации Лукашенко уже не спасут те разовые подачки, которые он получает от России (как последний кредит в размере $2 миллиардов от Евразийского фонда). Как говорят эксперты, новые кредиты пойдут на выплату старых долгов. И в этой ситуации выбора у Лукашенко абсолютно нет. Выход один: либо реальные реформы в стране, соответственно – круглый стол с оппозицией, допуск оппозиции к телевидению, свободные выборы – либо он просто-напросто потеряет власть, а, возможно, и жизнь. Такова судьба всех диктаторов, которые не шли на диалог с оппозицией.

Советую Лукашенко поучиться у Пиночета, Ярузельского и Мечиара, которые нашли в себе силы начать политические реформы и провести свободные выборы.

Дмитрий Бондаренко: Я хотел бы все-таки говорить про демократические силы. У белорусской оппозиции был ряд успешных и эффективных кампаний и акций: кампании бойкота «выборов» различных уровней, Марши свободы, Чернобыльский шлях, Площади в 2006 и 2010 годах. При этом часто приходилось слышать: «В 2006 или 2010 году ВВП и зарплаты росли, белорусы выйдут тогда, когда будет сильный кризис и обнищание».

Вот сейчас оно наступило и затронуло все категории граждан. И на фоне этого падения уровня жизни мы не видим эффективных, сильных, продуманных действий оппозиции. А ведь именно с ней большинство связывают надежды на изменение ситуации к лучшему. Но оппозиция молчит, либо заявляет: «Мы создали «правоуклонистский» блок». А другая часть говорит: «А мы на Бангалор не ходим». Точнее: «С политиками не ходим, а с предпринимателями готовы пойти». Но это не те послания для народа, которые белорусы хотят услышать сейчас.

- «Барометром» состояния белорусской оппозиции были весенние акции. Как вы оцениваете «Весну-2016»?

Дмитрий Бондаренко: Не было никакой «Весны-2016». Можно приветствовать смелость и белорусских предпринимателей, которые решились на протест, и политических активистов, просто граждан Беларуси, которые выходили на улицу. Но массовость этих протестов никак не соотносится с масштабом того кризиса, в котором находится Беларусь.

На кону сегодня стоит независимость страны и, действительно, возможен социальный взрыв, о котором говорит Наталья, и результатом этого взрыва может воспользоваться Кремль.

Одновременно часть западных политиков говорит: мы готовы взаимодействовать с Лукашенко, потому что сейчас такая геополитическая ситуация. Он когда-то не признал независимость Южной Осетии и Абхазии, предоставил площадку для переговоров по Донбассу, а в Европе сегодня главная проблема сирийские беженцы.

Однако простому белорусу абсолютно плевать на геополитическую ситуацию в мире. Люди попросту обозлены и не могут выживать: зарплата обрушилась, коммунальные платежи растут, цены в магазинах на многие товары в несколько раз выше, чем в соседних Польше, Литве и Украине, безработных сегодня облагают налогом на тунеядство, а пособие по безработице составляет $15. Терпение белорусов не безгранично.

Хочу напомнить, что первые массовые протесты в Советском Союзе, когда сотни тысяч людей выходили на улицы, начались в Минске в апреле 1991 года. Такая ситуация возможна и сейчас. Складывается впечатление, что белорусская оппозиция никакого влияния на сложившуюся ситуацию не оказывает и не предлагает сценариев выхода. За последние шесть лет в Беларуси не было организовано ни одной действительно массовой акции. А междусобойчики лидеров оппозиции никому не интересны.

Часто рассказываю западным журналистам и экспертам о мужестве и героизме белорусских оппозиционеров: о том, как они сидят в тюрьмах, о пытках и других испытаниях, через которые пришлось пройти. Но это не снимает с лидеров оппозиции ответственность за ситуацию в стране. Чтобы что-то изменить - надо быть сильным. Чтобы быть сильным - надо объединиться и только тогда можно будет рассчитывать на поддержку своего народа и поддержку демократического мира. То, что сегодня «мармычат» лидеры политических партий, не желающие реально объединяться – не устраивает никого.

Наталья Радина: Сложилось впечатление, что на самом деле и на зимние, и на весенние акции оппозиции, будь то акции предпринимателей или День Воли, люди выходили сами. Ни наклеек, ни агитационных плакатов, ни листовок оппозиция не распространяла, как это было в «лучшие годы». Просто в наиболее активном сегменте общества есть готовность выходить на улицы. Люди самоорганизовывались, брали бело-красно-белые флаги, ленточки, рисовали плакаты и выходили на площадь.

Отмечу, что самым креативным плакатом на День Воли был плакат со словами, что «БНР возникла без разрешения Мингорисполкома». Когда я смотрела всю акцию, от начала до конца в онлайн-режиме, у меня возникло ощущение, что лидеры оппозиции пришли на нее, как свадебные генералы. Они ничего не подготовили, не принесли даже звукоусиливающую аппаратуру - просто покрасовались перед видеокамерами, сфотографировались и ушли.

На Западе сейчас говорят, что в Беларуси якобы «смягчился» режим Лукашенко. Да, мы отмечаем, что сейчас людей уже не массово арестовывают, а массово штрафуют. Хорошо, если не сажают, тогда давайте - распространяете наклейки, листовки, налаживайте распространение информации об акциях, создавайте волонтерские сети, формируйте фонд помощи для оплаты штрафов. Сейчас время для таких шагов.

Этот момент надо использовать, он может быть очень коротким. Но пока Лукашенко слаб, пока ему нужны деньги, пока он ждет кредит от МВФ и встречается с европейскими чиновниками, оппозиция должна действовать и стать действительно массовой. К сожалению, такой работы сейчас не происходит.

- Осенью в Беларуси должны пройти «парламентские выборы». Что делать оппозиции в связи с этой кампанией?

Наталья Радина: Недавно в Брюсселе на Евронесте мне удалось поговорить с некоторыми лидерами белорусской оппозиции. В частности, я специально разговаривала с двумя самыми сильными, на мой взгляд, политиками в Беларуси Николаем Статкевичем и Анатолием Лебедько.

С ними как раз я говорила о том, что сегодня необходимо объединяться накануне парламентской кампании и c учетом ситуации – иначе мы потеряем страну. У меня не сложилось впечатления, что Николай и Анатолий готовы идти на компромисс.

Мне пришлось сыграть роль своего рода «рефери» между двумя политиками, которые не в состоянии сегодня договориться по элементарным вещам, хотя в общем-то они стоят на одинаковых позициях и подвергаются одинаковому давлению со стороны власти. И мне кажется, что если они не смогут укротить свои амбиции, то ничего хорошего не выйдет, в том числе и с парламентской кампанией.

Для чего проводят парламентскую кампанию? О чем собираются говорить политики, которые идут разными колоннами: голосуйте за наш «правоцентристcкий блок», или будьте с нашим «левоцентристcким объединением»? Это смешно.

Надо показывать народу, что оппозиция сильная, объединенная, что за ней стоят миллионы простых граждан, что у оппозиции есть план по смене власти и проведению реформ в интересах большинства населения.

Зачем надо идти на парламентские выборы? Чтобы в «палатку» пропустили пару человек? Это все равно не изменит ситуацию. У нас уже был опыт, когда депутаты «палатки» начинали подымать голову и предлагать какие-то реальные вещи.

Вспомните фракцию «Республика» с генералом Валерием Фроловым, Владимиром Парфеновичем и Сергеем Скребцом. Их попытки изменить систему через лукашенковский представительный орган закончились неудачно. То же самое ожидает любых оппозиционеров, которые там появятся в ситуации без политических реформ. Поэтому важно думать не только о парламентской кампании, важно думать об общей стратегии на ближайшее будущее.

Дмитрий Бондаренко: Действительно, сейчас даже гражданская инициатива «Европейская Беларусь» готова принять участие в избирательной кампании, но только с одной целью - для защиты интересов людей в условиях кризиса и организации по-настоящему массовой акции протеста.

Но о каких совместных действиях может идти речь, если даже Лебедько и Статкевич не могут договориться? А мы знаем, что есть еще несколько оппозиционных партий и движений.

Хочу сказать, что в начале этого года Андрей Санников предложил собраться в Варшаве лидерам белорусских политических партий и организаций, чтобы проанализировать ситуацию в стране и выработать план совместных действий.

Анатолий Лебедько, Николай Статкевич, ряд других политиков из «правоцентристcкого блока» и из оргкомитета по проведению Конгресса демсил дали свое согласие на приезд. Но эта встреча не состоялась, так как нашлись люди и с той, и с другой стороны, которые ее сорвали.

Если оппозиция пойдет на «выборы» так, как она хочет пойти - под разными флагами - это закончится катастрофически.

Я считаю, общество должно заставить лидеров оппозиции объединиться. Эмиграция также могла бы помочь Сопротивлению внутри страны. Независимые СМИ могли бы помочь, освещая их объединенные и сильные, продуманные действия. Международные игроки могли бы тоже влиять на ситуацию в Беларуси в положительном контексте. Но если несколько человек не в состоянии договориться, то не будет ничего. Значит, это вообще не лидеры, и люди не своим делом занимаются.

Наталья Радина: Я могу сказать, что мне как редактору сайта, очень тяжело писать о белорусской оппозиции, если она начинает выяснять отношения.

Мне хочется писать, что в Беларуси действительно есть герои, которые пытаются добиться правды, справедливости, которые борются за страну, жертвуя своей свободой и судьбами. А когда начинаются свары и мелкие шпильки в адрес друг друга - это примитивно, это не то, что хотят видеть белорусы, и это не то, что интересно освещать нам, журналистам. И поэтому я бы на месте политиков задумалась. Пока со стороны они выглядят удручающе.

- Недавно был опубликован доклад литовских спецслужб, где, помимо всего прочего, говорилось об активной инфильтрации агентов белорусской «охранки» с целью расколоть оппозицию. Насколько повлиял этот фактор, по вашему мнению, на способность демократических лидеров к объединению?

Наталья Радина: Да, это происходит в Беларуси. Конечно, есть агенты, задача которых распространять сплетни, натравливать людей друг на друга. Я сама неоднократно сталкивалась с тем, что мне говорили: а ты знаешь, что про тебя говорит тот или иной политик или тот или иной журналист в Беларуси? Но когда я встречалась с этими людьми, выяснялось, что ничего подобного этот человек про меня не говорил. То есть, задача - рассорить. Так было во все времена, всегда спецслужбы так работали, и опытные оппозиционеры должны это видеть и не идти на поводу у спецслужб.

Дмитрий Бондаренко: Мне кажется, сейчас надо думать о другом — как действительно объединить оппозицию. Может, организовать встречу Статкевича и Лебедько в редакции одной из независимых газет, например, в «Народной воле», и пусть журналисты расспросят политиков об их планах на ближайшее будущее, и почему они не хотят объединяться.

Необходимо, чтобы Лебедько и Статкевич договорились как представители двух центров демократических сил. Если договорятся Лебедько и Статкевич, тогда объединятся все.

У каждого их них есть много хорошего: достойная биография, много сторонников, сильные международные партнеры. Эти два человека должны пожать друг другу руки, и тогда объединенная оппозиция будет действовать, как один кулак.

В 2010 году «Европейская Беларусь» предложила сильную команду и сильного национального лидера на президентских выборах. Вопрос Дмитрию: что будет делать гражданская кампания в сегодняшней ситуации?

Дмитрий Бондаренко: Мы стараемся делать все, чтобы объединить демократические силы. Наши координаторы и активисты являлись соорганизаторами большинства уличных акций протеста в последнее время. Мы вошли в оргкомитет Конгресса демократических сил, и изначально говорили о том, что необходима предварительная договоренность, пусть не публичная. А уже потом можно говорить о проведении всеобщего демократического конгресса - по модели предвыборных Конвенций в демократических странах: когда уже определена стратегия, название избирательного блока, утверждены основные слоганы.

Сегодня, к сожалению, конгресс демсил может стать символом раздора, и поэтому необходимо любым путем объединить основные демократические партии и движения, а потом провести Форум.

Сегодня ряд лидеров гражданской кампании «Европейская Беларусь» находится в эмиграции, но мы не сидим здесь сложа руки. Мы не исключаем возвращения в Беларусь в случае изменения ситуации. Мы не уехали для того, чтобы жить за границей.

Порой невозможно объяснить нашим международным партнерам, почему несколько человек не могут договориться между собой. У нас не хватает аргументов. Не так много в Беларуси известных лидеров: Шушкевич, Северинец, Лебедько, Статкевич, Милинкевич, Федынич, Гриб, Некляев, Дашкевич... Что мешает этим достойным людям объединиться?

- Если бы за этим редакционным круглым столом вам удалось усадить лидеров оппозиции, что бы вы сказали им в первую очередь?

Наталья Радина: В первую очередь призвала бы прекратить взаимные обвинения, претензии друг к другу, понять, что сейчас на кону стоит не их собственная карьера, а исключительно судьба страны. Задуматься о том, что они смогут сделать в ситуации, когда в Беларуси будут массовые волнения.

Смогут ли они возглавить эти протесты и что намерены предпринять, если, например, в Беларуси будет осуществляться российский сценарий смены власти, когда Путин просто-напросто сменит Лукашенко на другую марионетку, подкинув новых кредитов?

Дмитрий Бондаренко: Я бы сказал нашим политическим лидерам, что на них большая ответственность и именно они должны возглавить протест, придать ему такие цивилизованные рамки, как ненасильственное уличное сопротивление.

Но к этому надо быть готовым. Оппозицию могут поддержать люди в Беларуси и за рубежом, но только если лидеры объединятся. Если белорусы будут разъединенными, нам никто не поможет, и тогда не говорите, что вы «болеете» за интересы народа: значит, ваш эгоизм является для вас более важным, чем уровень ответственности, которая на вас лежит.

И нет никаких причин, почему оппозиция не может договориться. Надо просто пожать друг другу руки и создавать общий штаб на эту кампанию. Все заявляют, что это не «выборы», что их можно использовать, но использовать не только для пропаганды социал-демократических или либеральных идей. Не в этом заключается кампания. Люди ждут от нас ответа на главный вопрос: как избавить Беларусь от диктатуры.