24 января 2017, вторник, 18:08

Где наши миллиарды?!

3

Похоже, Госкомвоенпром поставляет в Россию высокотехнологичный сыр военного назначения.

Навык владения калькулятором, здравый смысл и хорошая память помогают правильно воспринимать реальность. Например, относительно масштабов присутствия беларуского ВПК на российском рынке, пишет bsblog.info.

Странные цифры. Официальные данные Госкомвоенпрома Беларуси свидетельствуют, что «… доля поставок из нашей страны в оборонном заказе России составляет 15%, причем это главным образом высокотехнологичная продукция». Это впечатляющее достижение, причем настолько впечатляющее, что всем работникам беларуского ВПК, начиная от заводских уборщиц и до руководителей предприятий, следует дать сразу по звезде Героя Беларуси. И вот почему.

Госпрограмма вооружений России на 2011-2020 годы предусматривает выделение порядка RUR 20 трлн на закупку вооружений и техники для Вооруженных Сил России. Что на момент утверждения Программы составляло сумму порядка USD 680 млрд. Т.е. доля Беларуси в этом празднике жизни могла бы превысить USD 100 млрд или USD 10 млрд в год. Однако случилась война с Украиной, обвал на рынке нефти и ещё ряд неприятных для российской экономики вещей. В результате чего курс доллара весьма подрос.

В 2015 году объем гособоронзаказа России составил RUR 1,8 трлн. Или порядка USD 30 млрд. Можно ожидать, что на беларуских поставщиков приходятся USD 4,5 млрд. Приблизительно подобный порядок цифр запланирован и на 2016 году. Конечно, 4,5 не 10, но результат более чем внушительный: это сопоставимо с оружейным экспортом Германии и больше чем у Великобритании и Израиля. Правда, однако, в том, что и USD 10 млрд, и USD 4,5 млрд беларуского оборонного экспорта в Россию — лишь в мечтах.

Как есть на самом деле. Госкомвоенпром крайне неохотно озвучивает фактические объемы производства. Крайние достоверно известные показатели — за январь-август 2015 года промышленными организациями ведомства произведено продукции на Br 3 571,1 млрд. или свыше USD 238 млн. До мифических миллиардов – как до Луны.

Не все предприятия, занятые в производстве военной продукции, подчинены Госкомвоенпрому. Так что статистика ведомства не отражает всего объема производства для нужд обороны. Да и сами закупки в рамках гособоронзаказа связаны не только с боевой техникой и вооружением: солдат надо кормить, одевать, лечить, технике нужны ГСМ.

Если принять за правду объем беларуского экспорта в интересах российской обороны в USD 4,5 млрд в год, то придется признать, что свыше 40% общего объема отечественного экспорта в Россию приходится на «… главным образом высокотехнологичную продукцию». Правда, Белстат этой технологичности не замечает: основу нашего экспорта в Россию составляет продукция, имеющая мало общего с передовыми технологиями. Кроме того, с 2011 года действует негласный запрет на приобретение для нужд российской армии в Беларуси продукции, которая производится в России вне зависимости от цены и качества. Исключение составляет только продукция, напрямую влияющая на боеспособность изделий и продукция легпрома.

Получается одно из двух: либо нет никаких 15% в российском гособоронзаказе, либо Беларусь поставляет в Россию высокотехнологичный сыр военного назначения.

Что бы это значило. Как тогда понимать заявления Госкомвоенпрома Беларуси о 15%-м участии в гособоронзаказе России? Ответ: как угодно, но не как финансовый показатель. Это может быть и доля в номенклатуре российской продукции, в которой есть беларуские составляющие, и процент российских предприятий, занятых в выполнении гособоронзаказа и имеющих беларуских смежников. Естественно, никаких USD 4,5 млрд ежегодных военных поставок в Россию нет и близко. Средневзвешенный уровень экспорта в Россию беларуской продукции военного назначения не превышает 70% от объемов производства. Так что сомнительно, чтобы общий объем оборонного экспорта Беларуси в Россию был значительно выше USD 400 млн в год. Что, впрочем, тоже не мало.