21 июля 2017, пятница, 9:50

Беларусь может стать ракетным плацдармом России

11

Прекращение действия договора о ракетах средней и меньшей дальности может иметь серьезные военно-политические последствия.

Недавно сайт Министерства обороны России напомнил о круглой дате: 40 лет назад заступил на боевое дежурство подвижный грунтовой ракетный комплекс (ПГРК) средней дальности «Пионер». Это был принципиально новый, не имевший мировых аналогов тип стратегического ракетного комплекса на самоходных пусковых установках. И это событие 40-летней давности связано с Беларусью.

Дело в том, что 31 августа 1976 года первым в СССР на боевое дежурство с ПГРК «Пионер» заступил 396-й ракетный полк 33-й гвардейской Свирской Краснознаменной, орденов Суворова, Кутузова и Александра Невского ракетной дивизии 43-й Краснознаменной ракетной армии, дислоцировавшийся в районе города Петрикова Белорусской ССР.

А вообще в советские времена на белорусской территории базировалась крупнейшая группировка ядерных ракет средней и меньшей дальности — до трети от их общего числа в СССР. На 28 базах и объектах было размещено 318 ракет средней и 271 — меньшей дальности. В том числе — 267 пусковых установок самых продвинутых тогда ракетных комплексов мобильного базирования «Пионер» и «Пионер-УТТХ» (РСД-10 по договору о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД) или SS-20 Saber по классификации НАТО).

Головным разработчиком этого комплекса с дальностью действия до 5000 км был Московский институт теплотехники под руководством академика Александра Надирадзе. Разделяющаяся головная часть каждой ракеты типа МИРВ была оснащена тремя боевыми блоками (ББ). Мощность одного ББ составляла 150 килотонн. Каждый ББ индивидуально наводился на выбранную цель. Ступень для разведения ББ имела собственную систему управления и двигательную установку на твердом топливе.

Режим эксплуатации предусматривал размещение ракеты в герметично закрытом транспортно-пусковом контейнере (ТПК), который находился на самоходной пусковой установке (СПУ), размещенной на автомобильном шасси. Кроме ТПК с ракетой, на шасси располагалось и оборудование для проведения техконтроля и пуска ракеты.

Само шасси было спроектировано в СКБ-1 Минского автозавода (сейчас это Минский завод колесных тягачей) под руководством главного конструктора Бориса Шапошника. Оно имело колесную формулу 12х12, гидропневматическую подвеску, три передние управляемые оси и блокируемые межколесные и межтележечные дифференциалы.

Вынос кабин на края рамы позволил освободить место для размещения пускового контейнера между ними и понизить центр тяжести машины. При собственной массе шасси МАЗ-547В в 28 т его полезная нагрузка могла достигать 58 т. Всего в период с 1974 по 1984 год в Минске было выпущено 538 шасси МАЗ-547В.

Невзирая на вес порядка 80 т, СПУ могла двигаться по дорогам любого типа со скоростью до 40 км/ч, преодолевала брод в 1 метр и подъем до 15 градусов. Пуск осуществлялся как из сооружений с раздвижной крышей типа «Крона», так и с оборудованных полевых позиций на маршруте патрулирования. Перед пуском пусковую установку (ПУ) вывешивали на домкраты и горизонтировали.

По данным, приведенным в договоре о ликвидации РСМД между СССР и США, в 1987 году Советский Союз обладал 405 развернутыми ПУ, 245 ракет хранил в арсеналах и складах. При этом белорусская группировка развернутых РСД-10 была самой значительной.

Фото: 90s.by

В соответствии с договором в августе 1988 года началась ликвидация РСД-10. Однако по-настоящему ракетная эпопея Беларуси закончилась только тогда, когда в 1996 году с ее территории были вывезены в Россию 10 полков (81 ПУ) стратегических мобильных ракетных комплексов РС-12М «Тополь» (SS-25 Sickle по классификации НАТО). После этого многим показалось, что наша страна больше никогда не будет играть роль выдвинутого на запад ракетного плацдарма.

Однако, как показали события годичной давности, это прошлое может вернуться. Повод для беспокойства дала информация Associated Press о том, что США рассматривают вопрос размещения в Европе ракет наземного базирования для превентивного уничтожения российских вооружений.

Как указывалось в сообщении, в Белом доме негласно обсуждалось повышение возможностей американского ядерного оружия по уничтожению военных целей в России. Рассматривалось три варианта военного ответа в связи с якобы имевшим место нарушением Москвой договора РСМД: развитие оборонительных средств, упреждающий «контрсиловой удар» по нарушающим договор вооружениям и «возможность ядерного удара по промышленным центрам» противника.

В ответ председатель комитета Совета Федерации России по обороне и безопасности Виктор Озеров заявил, что если США начнут наращивать свою группировку в Восточной Европе в открытую, то у России найдется достаточно сил и средств для адекватных ответов — «начиная с действительного выхода из РСМД и заканчивая усилением группировок «Искандеров» вдоль наших западных границ».

А чуть позже пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков высказался в том духе, что само обсуждение вопроса размещения ядерных ракет США в Европе не способствует повышению уровня взаимного доверия и баланса интересов на европейском пространстве.

Ориентируясь на позицию Кремля, обозначил свою позицию и глава МИД России Сергей Лавров, который назвал контрпродуктивным нагнетание милитаристской риторики со стороны США. Тем более что Вашингтон, по словам министра, никак не конкретизировал свои претензии относительно якобы имеющихся нарушений Москвой Договора РСМД. У России же нет намерений «ломать» эту договоренность, сказал тогда Лавров.

Тогда же известный российский военный эксперт Владимир Дворкин высказал мнение, что с точки зрения реальных интересов выход из договора РСМД не выгоден ни США, ни Европе, ни России. Ведь если, допустим, США проявят желание выйти из договора, то Россия, по мнению эксперта, будет вынуждена принимать ответные меры и размещать свои ракеты типа «Пионер» поближе к объектам в Европе.

Так как все «Пионеры» были уничтожены по договору о ликвидации РСМД, то, скорее всего, генерал Дворкин имел в виду новейшие российские комплексы «Рубеж», обладающие минимальной дальностью стрельбы в 2000 км (максимальная превышает 6000 км).

Со своей стороны отмечу, что прекращение действия РСМД имело бы серьезнейшие военно-политические последствия и для Беларуси. Скажем, еще в декабре 2008 года неназванный представитель Минобороны России заявил, что если США продолжат приближать к российским границам элементы своих стратегических сил, то в Беларуси могут быть размещены мобильные ракетные комплексы.

«Полагаю, — подчеркнул тогда анонимный источник, — что уровень стратегического партнерства Союзного государства России и Беларуси позволит решить этот вопрос положительно».

И хотя подобные разговоры пока ведутся в гипотетическом плане, а официальный Минск не горит желанием размещать на своей территории российские вооружения, как знать, что будет дальше. Особенно с учетом сильнейшей экономической зависимости Беларуси от России.

Александр Алесин, «Белорусские новости»