1 марта 2017, среда, 20:53

Андрей Санников: Беларуси нужны перемены, а не суетливые метания Лукашенко

5
Андрей Санников

Безопасность Европы невозможно обеспечить без демократической Беларуси.

Александр Лукашенко находится у власти в Беларуси с 1994 года. «Последний диктатор Европы», как его часто называют, заслужил это прозвище, бросая в тюрьмы и убивая журналистов и лидеров оппозиции с конца 1990-х. Если посмотреть на роль Лукашенко в Минских соглашениях о прекращении огня, то можно предположить, что он пытается начать с чистого листа отношения с ЕС. Сможет ли Лукашенко навести мост между Минском и Брюсселем?

На эти вопросы журналиста Visegrad Insight Сантьяго де ла Пресилья отвечает лидер гражданской кампании «Европейская Беларусь» Андрей Санников (перевод — charter97.org).

- 11 сентября в Беларуси состоятся «парламентские выборы»; вы уже говорили, что эти выборы не будут честными, и что остается вариант протеста на улице. Не слишком ли этого мало и не слишком ли поздно? А где были массовые протесты во время прошлогодних «президентских выборов»?

- Следует понимать, что существует разница между так называемыми президентскими выборами и так называемыми парламентскими выборами. Выборов в Беларуси нет, однако, во время «президентских выборов» есть возможность бросить вызов непосредственно Лукашенко, что мы и сделали в 2010 году.

Каждые «выборы» для оппозиции, несмотря на фальсификации, имеют свою политическую логику. В этот раз оппозиция пыталась донести посыл о том, что экономика находится практически в катастрофическом состоянии, и о том, каким видится выход из этой ситуации.

- Gazeta.ru опубликовала репортаж, утверждающий, что Лукашенко не пропустит в «парламент» депутатов, поддерживающих российскую аннексию Беларуси. Другие заявляют, что он также рассматривает возможность разрешить некоторым оппозиционерам заполучить места в «парламенте», чтобы ЕС признал «выборы» легитимными. Насколько верны такие утверждения?

- Да ничему этому нельзя верить. Ему нужны фальшивые кандидаты, которые станут фальшивыми «депутатами». Режим упорно не замечает серьезность ситуации и необходимость реформ. Ему нужны пустышки в парламенте, якобы представляющие нечто вроде оппозиции, чтобы продать это потом Западу в обмен на деньги.

Экономика диктует свои условия. Когда она функционирует хорошо, правящему режиму легче. Однако, когда она на грани краха, становится очевидным, что необходимы радикальные изменения. В таких изменениях и нуждается сегодня Беларусь, а не в суетливых метаниях Лукашенко.

- С 2 августа по 21 сентября в Беларуси на выборах будут находиться в общей сложности 458 наблюдателей ОБСЕ. Это имеет какое-либо значение?

- Международные наблюдатели действуют в соответствии с правилами, критериями и стандартами, изложенными в Копенгагенском документе. Они представляют достоверные отчеты о нарушениях на «выборах», которые выводят Лукашенко из себя, потому что каждые выборы он пытается продать Западу. В этот раз, к сожалению, мы наблюдаем тревожные тенденции. Активизировались лоббисты Лукашенко, добиваясь, чтобы ЕС наконец признал белорусский режим, пытаясь аргументировать это тем, что у нас имеется опасный сосед, а в Украине идет война.

Я лично не вижу большого смысла в их [ОБСЕ] присутствии. Я бы приветствовал их, если бы «выборы» были хоть мало-мальски открытыми. Международным наблюдателям тоже надо извлекать уроки из предыдущих выборов, действовать как-то иначе. Недостаточно наблюдать только за тем, за чем им позволено наблюдать, стоило, может быть, теснее сотрудничать с местными наблюдателями. Недостаточно просто поехать на выборы и представить отчет о нарушениях - такой отчет можно подготовить, даже не присутствуя в Беларуси. Нарушения со стороны режима одни и те же. Это никак не влияет на ситуацию.

- Когда вы баллотировались на пост президента в 2010 году, вы говорили о несвоевременности вопроса о членстве Беларуси в НАТО. Около месяца назад в Варшаве прошел саммит НАТО, мы видели соглашение о размещении четырех батальонов в странах Балтии и Польше на ротационной основе. Что это означает для безопасности Европы с точки зрения Беларуси?

- Беларусь на саммите не упоминалась, но косвенно она являлась чуть ли не наиболее важной его темой. Саммит продемонстрировал, что военные мыслят более реально, чем политики. Чем заняты политики? Они снимают санкции с диктатора, пытаются показать, что он играет какую-то посредническую роль… Их кормят этим враньем, и они его повторяют. Военные - нет.

Военные говорят: «Беларусь – часть военной подготовки и военного плана России, мы учитываем это и, да, мы принимаем ответные меры». Вот почему в странах Балтии размещены эти батальоны НАТО, вот почему усилена Польша. Меры, принимаемые военными, направлены против возможной агрессии со стороны Беларуси с помощью России. Варшавский саммит является примером хорошего, логичного и ясного мышления с точки зрения безопасности. Столкновение между политикой «умиротворения» и точкой зрения военных на то, что требуется для усиления безопасности в регионе, неизбежно. Если Беларусь не станет частью демократического пространства, обеспечить безопасность Европы невозможно.

- Польская делегация во главе с вице-спикером Рышардом Терлецки недавно посетила Беларусь. Он сказал «Беларусь была и остается соседкой Польши, поэтому нормализация взаимоотношений важна для обеих сторон», он даже посетил обе палаты парламента и встретился с заместителем министра иностранных дел Беларуси Еленой Купчиной. Что вы думаете о попытках Варшавы нормализовать отношения с Минском?

- Это забавно, поскольку, когда «Право и справедливость» были в оппозиции, они критиковали «Гражданскую платформу» за мягкую позицию по отношению к Лукашенко. Сейчас, когда они стали правящей партией, они в корне изменили свою политику.

Я считаю, что это большая ошибка. Я могу только согласиться с теми своими коллегами, встречавшимися с делегацией в Минске, которые назвали это предательством. Особенно удивило участие в этом г-на Терлецкого, который отстаивает моральные принципы и ценности. Дело в том, что они пошли даже дальше, чем предыдущие делегации – встретились с так называемыми «парламентариями». Ранее демократически избранные парламентарии избегали с ними встречаться, особенно на их территории, но данная делегация нарушила это правило. Г-н Терлецки даже дал интервью подконтрольным средствам массовой информации. Да, это предательство ценностей «Солидарности».

Сегодня Польша, пожалуй, лучше всех разбирается в белорусской ситуации и проблемах, и могла бы быть лидером в белорусском вопросе, если бы политика была основана на ценностях.

Заметно, что многие «улучшения» в отношениях связаны с польско-белорусскими бизнес-интересами. Должен заметить, что я сидел в тюрьме с польскими бизнесменами, которым правительство говорило, что можно иметь бизнес в Беларуси, но как только их компании начинали приносить прибыль, их бизнес подвергался рейдерскому захвату. Не хочешь делиться прибылью - иди в тюрьму.

Все это неизбежно приведет к обратным результатам. Как бы сильно ЕС и Польша ни старались улучшить отношения с диктатором, их в очередной раз обманут, а последствия будут пагубными для всех.

- Тем не менее, существуют также деловые интересы между Польшей и русским анклавом в Калининграде. Многие россияне пересекают польскую границу ради закупок, но граница остается закрытой «из соображений безопасности», хотя саммит НАТО и международный день молодежи закончились. Нет ли здесь столкновения между данными двумя теориями?

- Тот факт, что Польша хочет переориентировать бизнес на Беларусь, еще более усложняет нашу ситуацию. Пока что я вижу двойные стандарты в обращении с одним диктатором как с другом, а с более крупным диктатором – как с врагом. Сущность обоих диктаторов одинакова, как и угроза безопасности, которую они представляют.

- Некоторые дипломаты, в неофициальном порядке, считают Лукашенко кем-то вроде посланника Путину. Не считаете ли вы разумным по меньшей мере оставить эти каналы открытыми?

- Лукашенко никакой не посланник, его ненавидят в Кремле. Ему нельзя доверять, диктаторы взаимно подозрительны по своей природе… Я думаю, что Кремль рассматривает любое послание, если оно исходит от Лукашенко, с точностью до наоборот.

- Если Лукашенко так ненавидят в Москве, существует ли, по-вашему, возможность смены режима в Беларуси при поддержке России?

- Такие попытки возможны. Учитывая российскую пропаганду, поддержку военизированных групп русской православной церковью, активность казаков в Беларуси и т.п., это реальная опасность. Поэтому мы призываем наших друзей на Западе признать эту опасность и помочь нам противостоять пропаганде и попыткам России уничтожить Беларусь как страну. Но Лукашенко никак не может быть союзником в защите независимости Беларуси.

- Я не могу подобрать нейтральные слова – во время вашего 16-месячного тюремного заключения вас пытали разными способами. Как вы думаете, люди, которые виновны во всех этих ужасах, когда-нибудь предстанут перед судом?

- Я верю в существование высшей справедливости, которая нам неподвластна. Я действительно думаю, что зло неизбежно будет побеждено, но я не хочу вести личную вендетту, я не мстителен: они предстанут перед судом согласно белорусским законам. Для меня эти люди как будто принадлежат к другому виду. Они просто настолько иные, что их следует изучать, как отдельный вид.

Последовательное правосудие не осуществилось нигде на территории бывшего Советского Союза после свержения коммунизма, в том смысле, что коммунизм не был осужден. Было множество обсуждений, попыток, но судебного процесса, который помог бы избавиться от прошлого, не было. Сегодня очевидно, что если не избавиться от этого прошлого, то будут повторяться ситуации, с которыми мы сталкиваемся как в Беларуси, так и в России.

Андрей Санников – белорусский политик, активист и автор книги «Моя история: Белорусская «американка» или выборы при диктатуре». Он был кандидатом в президенты на президентских выборах 2010 года в Беларуси, и занял второе место после действующего главы государства Александра Лукашенко. Санников был заключен в тюрьму КГБ за мирный протест после выборов.

Сантьяго де ла Пресилья – варшавский журналист и консультант в области коммуникаций. Он пишет о европейской политике, Польше и международной политике.