25 февраля 2017, суббота, 9:58

Год Путина. Шампанское перед стратегическим поражением

7

Любая тактическая победа российского правителя непременно оборачивается его стратегическим поражением.

Несмотря на новые строгие санкции, которые были введены перед Новым годом против России президентом США Бараком Обамой, его российский коллега Владимир Путин вполне может считать себя настоящим победителем 2016 года.

Действительно, Барак Обама через несколько недель покидает Белый дом и кабинет займет республиканский кандидат Дональд Трамп, который говорил о необходимости сотрудничества с Россией в борьбе с терроризмом. На республиканских «праймериз» во Франции победил Франсуа Фийон, который выступает за нормализацию отношений Европейского союза и Москвы. Вполне возможно, что во втором туре выборов Фийон будет соперничать с Марин Ле Пен - давней поклонницей дружбы с Путиным.

В Сирии Путин стал очевидным хозяином положения. Теперь о будущем этой многострадальной страны говорят между собой Москва, Анкара и Тегеран. Путину удалось преодолеть конфликт с турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом. Более того, Эрдоган, который заинтересован в укреплении личной власти, все больше склоняется к взаимопониманию с Москвой, а не с Западом.

Никаких уступок в украинском кризисе Путин не сделал. Его войска и наемники продолжают контролировать оккупированную территорию Донбасса. О Крыме вспоминают только в резолюциях международных организаций, появляются западные политики, которые предлагают вынести это очевидное нарушение Кремлем международного права «за скобки». Западные СМИ называют Путина одним из самых могущественных людей современного мира. Разве это не повод откупорить шампанское?

Когда-то я смотрел неплохой детектив, главный герой которого - разведчик одной из европейских стран - продолжал блестящую игру с немецкой разведкой. Он, можно сказать, эту игру довел до конца и выиграл. Но в день, когда он праздновал победу и откупорил шампанское, Германия оккупировала его Родину.

Путин напоминает мне этого разведчика. Он, конечно, может использовать известную слабость Запада с точки зрения реагирования на наглый беспардонный вызов. Но денег у него от этого не прибавляется. В 2017 году будет исчерпан резервный фонд Российской Федерации, что не добавит устойчивости «путиномике».

Проблемы уже прослеживаются. И они не только в обнищании россиян. Они в боях «бульдогов под ковром» в президентском окружении - иллюстрацией чего стал арест министра экономического развития России Алексея Улюкаева. Они в ухудшении отношений между Москвой и Минском - правитель Беларуси Александр Лукашенко привык жить за деньги России и не понимает, какой может быть альтернатива иждивенчеству. Они в открытом неудовлетворении, которое выражают в Казани. Татарстан - республика-донор остальной России, один из немногих регионов-доноров. И ее руководству не нравится, что у республики отбирают все больше. Это то, о чем предупреждали Путина еще несколько лет назад - чем меньше будет денег, тем серьезнее будут проблемы с союзниками и отдельными регионами. Но он не поверил.

Война в Сирии - отнюдь не такое популярное в российском обществе представление, как оккупация Крыма и Донбасса. Но самое важное - это война после Алеппо открыла настоящий резервуар ненависти и террора, жертвами которого в новом году могут стать соотечественники Владимира Путина. Убийство российского посла в Турции в конце года стало грозным предупреждением Кремлю. Но Путин, как всегда, не поверил.

Своими отвратительными действиями на Донбассе и в Крыму Путин, конечно же, ослабляет Украину. Но одновременно он увеличивает цивилизационную пропасть между Украиной и Россией. Яркой иллюстрацией углубления этой пропасти стала различие в реакциях на гибель российского военного самолета, чьи пассажиры - представители Министерства обороны и военные музыканты - отправлялись на праздничный концерт для участников уничтожения Алеппо.

Именно поэтому я соглашусь с тем, что 2016 - это год Путина. Но вот только любая тактическая победа российского президента непременно оборачивается его стратегическим поражением.

Виталий Портников, «Радио Свобода».