26 апреля 2017, среда, 6:56

Слово «импичмент» висит в воздухе

5

Внешнеполитическая деятельность Кремля представляет собой серию комичных провалов.

В 1972 году администрация президента Никсона санкционировала в предвыборных целях прослушку штаба Демократической партии. Спустя два года эта прослушка обернулась для президента Никсона импичментом.

В 2015 году кремлевские хакеры в ходе президентской кампании в США взломали сервер Демпартии. И сейчас правящая элита США делает все, чтобы этот взлом обернулся для избранного президента Трампа импичментом.

Они хотят устроить Трампу новый Уотергейт.

Разница с Уотергейтом заключается в том, что Никсон все-таки санкционировал прослушку сам. А в данном случае Трамп ни ухом ни рылом. Ломали из России по собственной инициативе, а импичмент — Трампу.

С момента победы Трампа на выборах слово «импичмент» висело в воздухе. Откровенно говоря, оно висело там еще до того. Консенсус американской элиты, не только демократической, но и республиканской, можно было сформулировать так: «Трамп не победит, а если победит, то мы ему обломаем рога, а если не обломаем, то — импичмент».

То, что происходит с избранным президентом Трампом и историей про взлом серверов Демпартии, — это блестящая дезинформационная кампания, сколь беспроигрышная, столь и стыдная.

Рассмотрим базовые моменты этой кампании по порядку.

6 января DNI (аппарат директора национальной разведки США) представил частично секретный доклад, основанный на данных ФБР, ЦРУ и NSA. Согласно докладу, ответственность за взлом серверов предвыборного штаба Хилари Клинтон лежит лично на президенте России, который таким образом пытался привести в Белый дом Трампа.

В этой части с авторами доклада у меня нет никаких разногласий. Я не сомневаюсь, что за хакерами торчали уши Кремля. Хакерские группы Cosy Bear и Fancy Bear пользовались софтом с использованием русского языка, работали с 9 до 5 вечера по Москве с перерывами на российские праздники, включая те, которые празднует только Лубянка, и отличались от других хакеров тем, что никогда не испытывали стеснения в средствах и не гнались за финансовой выгодой. Если рядовые хакеры обычно взламывают то, на чем можно заработать, то эти хакеры проявляли редкое бескорыстие и взламывали исключительно тех, кто вызвал гнев Кремля: от WADA до серверов партии Ангелы Меркель.

Вопрос в другом. Первое. Как реагировали сама Демпартия, а также ФБР, ЦРУ и АНБ на факт взлома? Ответ: никак.

Первый сигнал о взломе серверов Демпартия получила еще в сентябре 2015 года. Тогда агент ФБР Эдриан Хокинг позвонил в офис Демпартии, чтобы предупредить о вероятном взломе. Звонок принял сотрудник техподдержки Яред Тамин. Тамин не обладал полномочиями, чтобы решить проблему и, как он впоследствии объяснил NYT, даже не смог проверить, звонил ему «агент ФБР или нет». Перезвонил Хокинг через месяц (!) — снова Тамину. Потом — еще через месяц. Примечательно, что офисы ФБР и Демпартии расположены в Вашингтоне на расстоянии пяти минут ходьбы друг от друга.

В течение семи месяцев (!) никто в ФБР не предпринял ничего, чтобы поговорить с руководством демократов. Только через семь месяцев после звонка Хокинга демократы обратились к специалистам по компьютерной безопасности из CrowdStrike, которые на следующий день после обращения подтвердили факт взлома.

Взлом серверов произошел не благодаря изумительным способностям хакеров из Fancy Bear, а благодаря запредельному разгильдяйству сотрудников штаба. В марте 2016 года (то есть через 6 месяцев после звонка Хокинга) сотрудник предвыборного штаба Клинтон Билли Райнхарт попался на обыкновенную фишинговую ссылку: он получил е-мейл от Google с просьбой перейти на сайт и ввести новый пароль, и последовал инструкции.

Невероятно, но факт: на ту же уловку попался глава предвыборного штаба Джон Подеста, с той только разницей, что, получив фишинговый запрос, он не поленился и перенаправил письмо своему помощнику Чарльзу Делавану. Тот ознакомился с текстом и написал в ответ, что письмо законное (legitimate) и пароль действительно нужно сменить.

К Crowdstrike демократы обратились только в апреле 2016 года, а с ФБР встретились только в июне: к тому времени Wikileaks обнародовал уже тысячи электронных писем и документов предвыборного штаба Клинтон.

Как можно объяснить подобную беспечность?

Очень просто. Со времени Уотергейта любой американский политик знает, как «Отче наш», что взлом или прослушка политического противника приносит победу именно тому, кого взломали. Это обстоятельство вбито в американское политическое подсознание.

К тому же документы предвыборного штаба не содержали в себе ничего криминального для Клинтон. Максимальный компромат, который мы из них узнали, заключался в том, что сотрудники штаба называли Челси Клинтон «испорченной сучкой», а помощника Сандерса — «законченным лжецом». Вряд ли в США найдется хоть один человек, который переменил свое мнение из-за этих эпических разоблачений.

Единственный, на кого сработал скандал с е-мейлами, была сама Клинтон. C NN и MSNBC регулярно объясняли слушателям, что уж если Кремль работает на Трампа, то голосовать надо за Клинтон. Более того, хакерский скандал отвлек общественное внимание от самой неприятной для Клинтон темы: от использования ею личной электронной почты для государственной переписки. Использование этой почты было делом рук самой Клинтон, и никакой Кремль тут был не виноват.

Зато сразу после выборов президент Обама прозрел. Он заявил, что недооценивал степень вмешательства и что деятельность хакеров повлияла на результат выборов.Возникает вопрос: если эти страшные русские хакеры так повлияли на выборы, то почему с ними не боролись, начиная с сентября 2015 года? Почему ФБР в течение семи (!) месяцев, зная о взломе, не только не делало ничего, но и даже не встретилось с руководством Демпартии?

И только теперь, когда на выборах победил Трамп, у демократов нашлось гениальное объяснение. Трамп победил не из-за выбора американского народа. А из-за Кремля. Это все происки врагов нации!

Вы спросите: если взлом серверов не имел никакого смысла, зачем же он был нужен Кремлю? Отвечу встречным вопросом: а зачем Донбасс? А зачем война в Грузии? А зачем снимать порнофильм про Саакашвили и Тимошенко? Затем, что некоторые люди не всегда поступают так, как выгодно. Они поступают так, как приятно.

Внешнеполитическая деятельность Кремля представляет собой серию комичных провалов. Мы даже в банановой Черногории переворот не смогли организовать. Большая часть наших геополитических операций достигает цели только в том смысле, что их реальной целью является отмывание денег.

Когда аппарат директора разведки США (DNI) говорит мне, что Кремль хотел повлиять на выборы и в Кремле праздновали победу Трампа, — я с этим полностью согласна. Но когда DNI говорит мне, что Кремль на выборы повлиял, то, знаете ли, хотеть и мочь, — это две больших разницы.

Для того чтобы доказать недоказуемое, доклад DNI опускается до того, что отводит огромное место деятельности российскому каналу RT. Он содержит трогательные графики и даже картинки, на одной из которых г-жа Маргарита Симоньян гигантского роста перешагивает через Белый дом. Эта картинка — заставка к ее шоу на «РЕН ТВ».Но при чем тут американские выборы? Я лично понятия не имела, что на «РЕН ТВ» было шоу, что его вела Симоньян и что на заставке она перешагивала через Белый дом. Как шоу на «РЕН ТВ» повлияло на выбор американского избирателя?

Бесспорно, это минута славы для Маргариты Симоньян: но мы что, должны поверить, что RT оказалось влиятельней The Washington Post, New York Times, MSNBC и CNN, вместе взятых? Это даже не комичное — это позорное заявление со стороны соединенных экспертов аж трех спецслужб США!

Бесспорно, взлом серверов с целью вмешательства в выборы — это акт кибервойны, который вряд ли можно простить. Но почему Кремль так осмелел? Один из очевидных ответов заключался в том, что дело не в сильном Кремле, а в президенте Обаме. В Кремле привыкли, что каждый раз, когда очередной диктатор третьего мира или группа религиозных отморозков плюет в лицо США, президент Обама поспешно извиняется перед отморозками.

Прекрасный христианский принцип «Если тебя ударят по щеке — подставь другую» президент Обама возвел в главный принцип взаимодействия с диктаторами всего мира. Это казалось если не разумной, то, во всяком случае, последовательной и высокоморальной позицией, — до той поры, пока президента США не ударил по щеке американский народ, не проголосовав за Клинтон. Вот тогда, вместо того чтобы промолчать, Обама спешно обнаружил, что на результаты выборов повлияло вмешательство иностранной державы.

Первый ход в шахматной партии, ведущей к импичменту Трампа, прост и гениален. Он основан на Большой Лжи и, как и всякая хорошая Большая Ложь, он имеет в себе крупицу правды. Кремль действительно пытался вмешаться в выборы в США.

Теперь Трампу предлагают на это отреагировать. Если он не признает вмешательство Кремля, он отрицает очевидное. Если он признает вмешательство Кремля, то тем самым он признает, что стал президентом в результате этого вмешательства иностранной державы. Ловушка-22.

Плох или хорош Трамп — но он победил на выборах. Американская демократия — это нечто неизмеримо большее Трампа и неизмеримо большее президента Обамы. И если кампания демократов против Трампа принесет плоды, то главный, необратимый вред, который она нанесет, будет именно вред, нанесенный Америке. Ибо эта кампания наглядно пытается подтвердить ровно то, что всегда (ложно) пытаются утверждать о США мелкие диктаторы третьего мира и геополитические лузеры: а именно, что «США не лучше других» и что «так называемая свободная пресса тоже манипулирует общественным мнением».

Юлия Латынина, «Новая газета»