21 января 2017, суббота, 16:32

«Советские названия улиц — как масляная краска, которой замазали фрески»

17

Историки рассказали о необходимости переименования улиц в Минске.

В Минске предложили переименовать проспект Дзержинского в проспект имени ксендза Адама Станкевича. Журналисты tut.by узнали, что думают историки и краеведы о названиях минских улиц. Если переименовывать, то что и во имя кого?

Сбор подписей за переименование начал оргкомитет по созданию партии «Белорусская христианская демократия». БХД предлагает назвать проспект в честь белорусского католического священника Адама Станкевича — лидера БХД начала 20-го века. Станкевич одним из первых стал проводить католические службы на белорусском языке, он один из основателей «Таварыства беларускай школы». В 1949 году его отправили в Сибирь как «антисоветчика». Умер Станкевич в ГУЛАГе в Иркутской области.

Сейчас столичный проспект назван в честь одного из большевистских лидеров Феликса Дзержинского. Он создал и несколько лет возглавлял советские спецслужбы ВЧК, ГПУ и НКВД, был идеологом и организатором красного террора. Бюст Дзержинскому стоит напротив здания КГБ в Минске.

Есть улицы Кнорина и Берута, нет улицы Тадеуша Костюшко

Кандидат исторических наук и редактор сайта «Историческая правда» Игорь Мельников относится к желанию переименовать проспект Дзержинского в проспект Станкевича с осторожностью. Он уверен, что люди бы в основном это восприняли либо нейтрально, либо отрицательно.

— Человек, если это не историк, просто банально не будет знать, кто такой Станкевич. К тому же это оккупация, некие «неизвестные периоды» - наверное, будет осторожное отношение. А к Дзержинскому государство относится однозначно: этот человек создал самую сильную в мире структуру спецорганов, это название так просто не отдадут. Но в Минске хватает улиц, переулков, названия которых не имеют никакого отношения к Беларуси и которые действительно стоило бы поменять, — отмечает историк.

Среди таких, например, улица Кнорина. Известно, что партийный руководитель Вильгельм Кнорин отрицал существование белорусской нации. Игорь Мельников уверен: надо объяснять городским властям, что не должны улицы города называться в честь таких людей — как минимум центральные.

— Я комментировал ситуацию вокруг улице Берута - она тоже достаточно странная. Человек особо большой роли в белорусской истории не сыграл, а в истории той же Польши сыграл плохую роль. Он был помощником Москвы в уничтожении офицеров довоенного Войска Польского. Все это идет от того, что люди не знают историю - ни общество, ни те, кто отвечает за идеологию.

В то же время в Минске нет улицы Тадеуша Костюшко, руководителя восстания 1794 года.

— Это важный человек для национальной истории. Думаю, поставить в его честь бюст и назвать улицу было бы очень хорошо. Кстати, коннотация с прежними периодами была бы легкая для понимания современных белорусов, чем какие-то современные события. У нас же появилась улица Льва Сапеги - далеко находится, но в Минске она есть, — отмечает Игорь Мельников.

Историк обращает внимание: в Минске есть бульвар Толбухина, но нет бульвара или улицы в честь отцов-основателей БНР или улицы 25 марта 1918 года.

— Пришло время, чтобы понять, что это была первая попытка белорусов создать свое независимое государство. Думаю, наше общество уже подготовлено, чтобы такая улица появилась. Надо просто объяснять, что это не какое-то проявление национализма или антисоветизма, а борьба за белорусскую историю.

Что касается переименований улиц в центре города — тут Игорь Мельников предлагает компромисс.

— Если у города или государства есть страх перед этим - можно установить таблички со всеми историческими названиями улиц.

Такие, кстати, уже начали появляться в Верхнем городе.

Революционную — в Койдановскую, и дальше по историческому центру Минска

Историк и участник топонимической комиссии при Мингорисполкоме Иван Сацукевич согласен: ксендз Адам Станкевич достоин, чтобы найти для него улицу в Минске. Но вопрос в том — какую.

— Все же хочется, чтобы была какая-то идея в том, как мы называем улицы. Например, улица Янки Купалы появилась фактически на месте усадьбы, где он жил. Улица Богдановича метко появилось: и памятник там, и место, где он родился. Как бы ни менялась политическая система, я уверен, что это навсегда останется, выбор «в десяточку». Проспект Дзержинского назвать проспектом Станкевича? Но почему именно его именем? Можно исследовать биографию Адама Станкевича, найти места, где он бывал в Минске - надо, чтобы была идея. Второй момент: Дзержинский со знаком «минус» в нашей истории, Станкевич - со знаком «плюс». Но пока так не будет считать абсолютное большинство минчан, такие изменения названий будут вызывать конфликт. Если мы с вами хотим переосмыслить фигуру Дзержинского, то нужно переосмысливать, а не делать, как делали в свое время большевики, когда брали и переименовывали по-своему.

Но Иван Сацукевич уверен, что сегодня в Минске есть улицы, которые нужно переименовывать, причем начинать он предлагает с улиц исторического центра. В этой сакральной для горожан зоне нужно выдерживать соответствующий стиль.

— Советские названия, которые остались там, - как масляная краска, которой испачкали, замазали фрески древних храмов нашей истории. У нас антагонизм между названиями улиц в историческом центре. Даже гости из Москвы, Питера удивляются большому количеству советских названий в историческом центре.

Например, специалист двумя руками за переименование Революционной в Койдановскую.

— Начнем с того, что улица Революционная неизвестно в честь какой революции названа - у нас их было много. Если в честь Октябрьской, то, извините, у нас есть площадь Октябрьская, два парка в честь Октября - зачем еще и улица революции? А вот возвращать Койдановскую абсолютно необходимо. Это легендарное название на карте Минска, главный коридор на выезд из центра в направлении Дзержинска, Бреста, Варшавы. Вернуть историческое имя можно было бы без особых проблем: насколько я знаю, физические лица уже не проживают на этой Койдановской, а с юридическими, думаю, проблем не будет.

Улицу Герцена Иван Сацукевич предлагает переименовать в Бернардинскую. Это бы напоминало о монастырях бернардинцев, которые были на улице, но не сохранились как действующие учреждения.

С названием улицы Интернациональная, считает историк, Минск потерял два интересных исторических имени.

— Западная часть Интернациональной всегда называлась Сборовая, восточная - это древняя Волоцкого.

Среди «абсолютно бестолковых названий», по мнению Сацукевича, улица Витебская.

— Она никак не связана со славным белорусским городом: ни направлением, ни какими-то учреждениями. Когда приводили в порядок названия в 20-е годы - улицу просто взяли и так назвали. Историческое название Немига-Раковская прекрасно показывает местоположение улицы в историческом центре и то, что ранее она связывала две важнейшие трассы старого Минска.

Улица Володарского в Минске «не по делу». Но чем заменить?

Краевед Вадим Зеленков про инициативу переименовать проспект Дзержинского говорит так:

— Адам Станкевич, при всем уважении, недостаточно крупная фигура для такой магистрали. Понятно, что БХД хочет увековечить имя основателя БХД, но тут надо крепко думать. А вот улицу Тимирязева хорошо бы переименовать в проспект Василя Быкова. И жил он там, и магистраль постепенно становится широкой и современной. Только это все, конечно, в существующих условиях — мечты.

По мнению Вадима Зеленкова, крайне нежелательно давать улицам, у которых есть исторические названия, имена людей — пусть и достойных. Но и рубить сплеча, возвращая без разбора спорным названиям исторические, тоже не выйдет. Хотя бы потому, что это непросто. В качестве примера краевед припоминает улицу Володарского. Она в Минске «совсем не по делу»: ни городу, ни к Беларуси Володарский отношения не имел.

— Он не был самым выдающимся деятелем революции, но почему-то именно его именем названы центральные улицы во многих городах… Но ведь вопрос, как переименовывать, — краевед перечисляет несколько прежних названий теперешней улицы Володарского. — В Лошицкую не переименуешь — не подходит по географии, в Тюремную — не хочется, Серпуховская — полка давно такого нет.

По мнению Зеленкова, хорошее название для улицы Володарского — Пищаловская. По Пищаловскому замку, который стоит на улице.

— Если улица имеет достойное историческое название, то нужно его вернуть. Если не имеет — тут уже надо думать. Скажем, Котовский вряд ли заслужил улицу в наших краях, но она изначально носит это имя. Ладно, эту можно еще назвать по району — Красное Урочище. Но рядом улицы, названные именами достойных людей — Седова, Пржевальского. Их, может, и не надо пока трогать. Но Революционную можно переименовать в Койдановскую, Октябрьскую площадь — в Новое Место. Улицу Октябрьскую — в Ляховскую (или Нижне-Ляховскую), Коллекторную — в Еврейскую. Можно еще возвращать старые имена не улицам, а точечным объектам — например, Захарьевскому мосту на бывшей Захарьевской улице. Такое переименование не вызовет неудобств.

Где переименование необходимо, считает Зеленков, — так это на улице Богдана Хмельницкого.

— Его казаки залили кровью белорусскую землю. И тут проблема: историческое имя — Тихая, она и правда спокойна на фоне соседних магистралей, но — увы, — такая уже есть в Дроздах. То же и с Кузнечной: историческую улицу Кузнечной слободы переименовали в Воронянского, нынешняя Кузнечная далеко от тех мест. Переигрывать назад? Вряд ли…