25 сентября 2018, вторник, 1:17
Нам нужна ваша помощь
Рубрики

Как стартап преподавателя БНТУ управляет медицинской техникой

3

Проект белоруса поразил американцев и испанцев.

Команда белорусского стартапа Bolge уже год разрабатывает головной модуль управления медицинской техникой, начав с более простых устройств — стерилизаторов и гидромассажных ванн. Проект заинтересовал один из лучших мировых акселераторов для медицинских стартапов MedTech-Bootcamp в Мюнхене, который пригласил Bolge бесплатно поучаствовать в программе акселерации стоимостью в 3 тысячи евро.

Евгений Лабунь (в центре), программист Вадим Киянко и UI/UX-дизайнер Яна Сыревич

В интервью dev.by основатель проекта, преподаватель БНТУ Евгений Лабунь рассказал о том, как превратить научные разработки в бизнес, и «надавил» на несколько болевых точек отечественного образования и науки.

Евгений Лабунь — инженер-медик, окончил БНТУ по специальности «биотехнические медицинские аппараты и системы». На старших курсах увлекся наукой и попал к «одному из мамонтов белорусской науки», профессору с мировой известностью Михаилу Григорьевичу Киселёву, чтобы изучать комплексное воздействие физиотерапии на организм человека. Его кандидатская диссертация на эту тему почти готова.

Сегодня Евгений Лабунь преподает на кафедре конструирования и производства приборов БНТУ, работает в компании, которая занимается сервисом и продажами медицинской техники, — и в свободное время «на голом энтузиазме» развивает свой медицинский стартап Bolge.

Эволюция стартап-идеи: от вибромассажера до модуля управления 90% медицинской техники

Сперва команда Bolge собиралась сделать прибор, «прадедушкой» которого можно считать классический кабинет физиотерапии в любой районной поликлинике. Речь шла об устройстве с несколькими модулями воздействия (вибромассаж, электрическая миостимуляция и пр.) на базе Raspberry Pi и с сенсорным экраном «вместо ущербных кнопок в корпусе», который мог бы быстро освоить каждый, будь то медсестра в поликлинике или «какая-нибудь старушка на дому».

Однако в начале 2016 года, когда сенсорный блок управления был готов на уровне прототипа, идея трансформировалась в нечто большее:

— Мы поняли: черт возьми, здесь уже можно управлять и чем-то посложней. По сути, у нас получился головной модуль для управления 90 процентами медицинской техники. Конечно, не рентген-аппаратом или томографом, это требует намного больших мощностей. Для начала возьмем более простую технику: стерилизаторы, гидромассажные ванны. Однако в целом у Bolge нет потолка: ведь медтехники бесконечное множество. Хорошо, когда верхняя планка у стартапа «задрана» высоко: всегда будет чувство, что это еще не предел.

Сперва тренировались на списанном в утиль стерилизаторе 1991 года выпуска, однако схемотехника образца начала 1990-х, разумеется, уже устарела — пришлось купить новый за $500, «раскурочить» и подключить.

Без технического ноу-хау: в чем смысл «грамотной компоновки»

За год команда из трех человек вложила в разработку около $2,5 тысяч «карманных денег».

— Технического ноу-хау в проекте Bolge нет: это грамотная компоновка уже существующих идей, и именно этим она уникальна. Честно говоря, среди стартаперов я не видел первооткрывателей бозонов Хиггса: обычно это прикладное применение известных вещей.

Платформу и технологии для реализации проекта выбирали по принципу «делаем, как умеем»: «Raspberry Pi — простое и дешевое решение, в зависимости от поколения платформа растёт в производительности, но не теряет в совместимости и прекрасно расширяется, мы всегда сможем заменить один модуль на более свежий без лишних затрат. Пишем на Python, но после привлечения инвестиций собираемся переписать на Ассемблере или еще чем-то низкоуровневом».

На сегодня у Bolge готова рабочая демо-версия модуля управления медицинскими стерилизаторами, с возможностью подключения другой медицинской техники. Этой весной команда намерена представить готовый продукт на выставке «Здравоохранение Беларуси-2017», а затем перейти к тестированию на базе ведущих клинических больниц Минска.

Медицинские интерфейсы: как дизайн может убить человека

В век тачскринов медицина остается во многом «кнопочной»: это консервативная сфера, убедить врача работать с чем-то новым сложно, и дизайн здесь играет роль первого плана, говорит основатель и СЕО Bolge.

— Наш пользовательский интерфейс поразил американцев и испанцев в стартап-акселераторе Мюнхена. Они долго шептались: а почему оно выглядит так просто? Дело в том, что мы хотим сделать медицинские интерфейсы «человечней». Важно понимать, что медтехникой часто управляют люди даже без высшего образования: хорошо, если медсестра помнит, какую кнопку нажимать.

Взять, к примеру, циферный блок на аппарате инфузии: если применить принцип организации циферной клавиатуры в телефоне, это уменьшит вероятность ошибки медсестры — ввод цифр вслепую, «как в телефоне», не приведёт к смерти пациента из-за неправильной дозы лекарства. Простой и логичный дизайн интерфейсов в медицине помогает избежать врачебной ошибки, убежден Евгений Лабунь: «А эта ошибка является одной из основных причин смерти людей, и, что обиднее всего, при правильном диагнозе и правильно назначенном лечении человек умирает просто так».

Акселератор в Мюнхене: когда даже профессуру «прет» от стартап-движения

Разослав более 100 заявок в стартап-акселераторы мира, летом Bolge получили предложения из голландского Startup ScaleUp, куда съездили на 4 дня, и немецкого MedTech-Bootcamp на базе факультета менеджмента Технического университета Мюнхена. Это один из лучших мировых акселераторов для медицинских стартапов. Стоимость недельной программы в Мюнхене составляет 3 тысячи евро, однако Bolge пригласили поучаствовать бесплатно — похоже, немцев очень заинтересовала белорусская стартап-идея.

Достаточно сказать, что ментором белорусов был Питер Мейер, профессор, доктор наук, обладатель МВА на базе Технического университета в Мюнхене и старейшей бизнес-школы HHL в Лейпциге. В прошлом практикующий врач, он почти 10 лет проработал менеджером и главным научным сотрудником Johnson&Johnson Medical, мирового лидера в области хирургических имплантатов, затем был сооснователем и СЕО компании в сфере плазменной медицины, а в настоящее время запустил собственный ИТ-стартап. Страстный любитель инновационных продуктов, он также проводит ежегодную конференцию The Front End of Innovation Europe.

— Уже на конечной станции линии U6 мюнхенского метро Garching-Forschungszentrum (Гархинг — исследовательский центр) чувствуется невероятная атмосфера научного городка, — вспоминает Лабунь. — Технический университет Мюнхена похож на БНТУ: те же старые корпуса в центре и в пригороде, та же концепция, но изнутри все по-другому. Во-первых, сама атмосфера переднего края науки и инноваций, тяги студентов к глубоким знаниям, всеобщих «горящих глаз». Во-вторых, по-настоящему сильные связи с современными предприятиями типа BMW или Philips (в советские времена наш Политех тоже строил свои учебные программы под «МАЗ» или «Луч», но это давно перестало работать и приобрело скорей форму фикции). Вот что ещё интересно: если у нас в БНТУ у кого-то из преподавателей дополнительная подработка, то об этом не принято упоминать, «мало ли что». На Западе же до 80% крупных разработчиков медицинской техники зарегистрированы по адресу технических университетов. У всех бесплатная аренда, тут же вертятся представители венчурных фондов (небольшие гранты часто выдаются безвозмездно) — только развивайтесь.

А главное, мюнхенскую профессуру буквально «прет» от стартап-движухи: по воспоминаниям Евгения, профессор Доминик Больер, у которого наверняка хватает более важных дел, «носился с горящими глазами и всё для иностранных стартаперов организовывал, было видно, насколько ему это в кайф. Очень контрастирует с характерным для наших широт отношением «непонятно, чего от меня хотят, пойду лучше кофейку попью».

К слову, в этом смысле центр трансфера технологий при БНТУ, по мнению основателя Bolge, мог бы и «поднажать», ориентируясь на лучшие западные образцы: судя по опыту Мюнхена, такой центр можно быстро вывести на самообеспечение, если работать не из-под палки.

Советы немецких и американских менторов: не лезть на Запад

Менторы в Мюнхене, среди которых были и немецкие инженеры, и американские миллиардеры (Jack Fuchs, например, очень лестно отзывался о Bolge), «здорово вправляют стартаперам мозг». Идеи некоторых команд изменились до неузнаваемости: так, команда meHealthX, которая собиралась делать универсальную медицинскую карту, действительную на территории всей Европы, в итоге занялась сайтом, позволяющим комбинировать любые лекарства и смотреть, можно ли принимать их одновременно.

— В первую очередь немецкие инвесторы хотят видеть готовый рынок, куда вы всё это будете продавать. В лучшем случае он есть у 50% команд. Многие ребята «пищали» и не понимали, чего от них хотят; каждый из них был гордый Дон Кихот, который и сам знает, как надо. Но немцы всегда говорят правильные вещи. Мне показалось, что эти люди занимаются менторством и посевными инвестициями не ради результата, а ради процесса, как моя мама — грядками на даче.

Именно в Мюнхене Bolge передумали выходить на западные рынки — даже несмотря на тот факт, что для этого белорусскому стартапу не пришлось бы проходить длительную и дорогостоящую процедуру медицинской сертификации (поскольку Bolge не меняет воздействующий фактор устройства: это аналогично замене ч/б дисплея на цветной — сам аппарат остается тем же).

Поскольку «нужно быть реалистами — на европейский рынок мы все равно не влезем», было решено сфокусироваться на узкой нише и рынке СНГ, где можно работать в двух ключах: 1) модернизация оборудования, которое уже установлено и используется в больницах, поликлиниках, санаториях, косметических кабинетах (предполагаемая стоимость: $300-400 за единицу оборудования); 2) модернизация производственных линий на заводах: штамповать и встраивать модуль в заводских условиях (предполагаемая стоимость: $150-200 за запчасти и софт, чем больше партия, тем дешевле).

Рынок экс-СССР: зачем старые военные заводы делают «унизительные» стерилизаторы

С заводами интересная история: вся российская медицинская техника выросла на почве оборонных предприятий — в частности, в Санкт-Петербурге и на Урале, которые «почти 20 лет просидели без заказов на оборонку». Сегодня они комплектуют различной электроникой Су-27 и Миги-29, а параллельно, чтобы удержаться на плаву, выпускают медицинскую технику — например, аппарат для магнитотерапии или стерилизаторы.

С одной стороны, здесь могут возникнуть сложности: речь идет о старых советских предприятиях с отлаженным производственным процессом, где «работают люди с армейским подходом «пока стреляет — не трогай». С другой, как уверен Евгений, у этих заводов есть явная необходимость в обновлении своих медицинских разработок: иначе в ближайшие 5 лет их выдавят из этого сегмента китайцы, готовые «делать что угодно за любую цену». В противовес команда Bolge предлагает наращивать продвинутый функционал на базе «простого и надежного» отечественного оборудования, делая его более конкурентным в тендерах.

— Я вижу здесь нашу нишу: мы можем помочь российским предприятиям (в Беларуси таких уже нет, не считая пару-тройки относительно малых). Во-первых, они и сами не очень-то хотят глубоко копать в медицинском направлении: они привыкли делать космические станции, стерилизатор для них — вынужденная необходимость и чуть ли не унижение. Во-вторых, им не придется создавать под это дело целое КБ, а чем дольше оно работает — тем больше ему ни за что платят зарплату (уж оно-то позаботится о том, чтобы растянуть сроки).

В этой нише у Bolge, по словам стартаперов, на сегодня нет конкурентов в странах Восточной Европы.

Выгода для санаториев: кто тайно принимает ванну по ночам?

Зачем эти разработки санаториям, если той же гидромассажной ванной куда привычней управлять вручную? По словам Евгения Лабуня, Bolge предлагает, по сути, ещё и «защиту от халявщиков»:

— Это позволит санаториям вести четкий контроль рабочего времени, чтобы эти ванны не использовали в три смены медсестра и их подружки. Нередко такое оборудование ломается сразу после окончания гарантийного срока: не из-за плохого качества, а из-за усердия персонала, который любит испытывать санаторные процедуры на себе. Наша система покажет директору санатория, что рабочая смена закончилась в 17.00, но какой-то «мойдодыр» пользуется ванной до 23.00, а частый ремонт — за счет санатория.

Команда: почему 80% студентов БНТУ не годится в прорывные стартаперы

Пока команда Bolge состоит из трёх человек, не считая внештатных медицинских консультантов: за техническую часть отвечает программист Вадим Киянко, «феноменально толковый» специалист по микроконтроллерам, за дизайн — Яна Сыревич, 2D-художник и UI/UX-дизайнер, работающая в геймдеве.

На случай расширения команды Bolge Евгений Лабунь проводит «негласный отбор» из числа студентов БНТУ и готов нанять «как минимум 5 человек», когда будет в состоянии платить им зарплату. Но в целом «нулевая тяга 80% студентов к знаниям» его удручает:

— Одна из главных препон на пути к качественному образованию в том, что у нас никого не отчисляют (каждый студент — это бюджетные средства, которые выделяются на университет). Они приходят на экзамены и зачеты, зная, что это просто театр, «всё равно всем всё поставят». Из БНТУ при мне выгнали только одного человека: он не мог вычислить площадь комнаты со стенами 1 на 1 м. Некоторые студенты на 4 курсе не могут сказать, что такое напряжение и как расшифровывается аббревиатура КПД, и я должен «давать» им конструкцию электропривода. Чем их мотивировать? Стипендией? Но зачем им $45, если они покупают курсовые по $50 и даже в покер могут выиграть больше?

Конечно, есть исключения — их, по словам Евгения, сразу же забирают из БНТУ на приличные зарплаты: «Один парень на парах копался в электронных схемах, «пилил» контроллеры управления старыми советскими часами на лампах (остальные ребята в лучшем случае Кинга под партой читают, но некоторые преподаватели всё равно возмущались — как это так, хлопец не слушает мою замечательную лекцию!) — ушёл по распределению в Philips. Но это единицы. А в итоге имеем кучу бестолковых выпускников».

Инвесторы: «У вас же война и все плохо, переезжайте лучше в Германию»

Увы, инвестиционные перспективы Bolge пока выглядят не слишком радужно: европейских инвесторов все-таки пугает восточноевропейский рынок («там же война и все плохо, лучше приезжайте к нам в Германию работать»), а локальным бизнесменам и фондам медицинский стартап кажется слишком ресурсоёмким и рискованным.

— Зачем во все это влазить, если можно за $200 тысяч разработать приложение для примерки усов, выложить в App Store и с 99% вероятностью выйти хотя бы в ноль? — рассуждает СЕО Bolge. — В нашем случае, если подходить качественно, можно подобраться к $1 млн инвестиций. А на выходе что? Рынок СНГ — бедный, это вам не Скандинавия. В теории можно вписаться в какую-нибудь госпрограмму при помощи знакомого чиновника (иногда, кстати, так пробиваются хорошие вещи, но чаще — какие-нибудь ненужные фильтры для очистки воды). Гарантии? Нет гарантий.

В этом смысле Евгению нравится принцип западных акселераторов: выделять небольшое финансирование для разработок молодых ученых безвозмездно: «Многие инвесторы вкладывают в медицину с пониманием, что в этой сфере далеко не всё ради денег: никогда не знаешь, чем завтра заболеешь и не пригодится ли тебе стартап с новым способом диагностики, в который ты вчера инвестировал. Потери не столь большие: раздай тысяче стартапов $50 млн — кто-нибудь обязательно всплывет с большими деньгами. Для Европы это смешные деньги, да и в Минске даже МКАД на это не отремонтируешь. А для команды стартовые $50 тысяч — правильная сумма: придётся рационально потратить каждый цент и отчитаться».

Хочется верить, что эффективность небольших безвозмездных стартап-вложений — в сравнении с бесконечными вливаниями в «железобетонные» заводы — однажды осознает и государство: «Посмотрите на завод «Горизонт»: в 90-х его начали превращать в «коворкинг», его площади были сданы в аренду, но потом государство выгнало «левых людей», возобновило производство, вложило кучу денег — и чем дело кончилось? Коворкингом».

Наука и жизнь: почему крутые научные разработки в Беларуси не превращаются в стартапы

— Занимаясь белорусской наукой, понимаешь, что все это работает в стол, — говорит Евгений Лабунь. — Классные феноменальные идеи, возникшие 5 лет назад, уже можно забыть — опоздали с реализацией.

Других преподавателей-стартаперов или бизнесменов в БНТУ сегодня, скорей всего, нет, говорит Евгений. Свое же будущее он видит именно в таком ключе: бизнес, позволяющий уделить 2-3 часа преподаванию.

— У нас порой думают, что преподаватели — это забитые люди, неудачники, которые не устроились в жизни и отрываются на студентах. Я же вижу совсем другую картину: может, и попадаются бесталанные люди, которые читают лекции своих заслуженных прабабушек, но большинство преподавателей могло бы по щелчку пальцев устроиться на вдвое (как минимум) большую зарплату. Сидят они тут потому, что больше некому. Только на моей кафедре таких человека три. Они чувствуют, что они — это последний бастион. Уйдут — никого и ничего не останется.

Он приводит в пример Владимира Тимофеевича Минченю, разработавшего «феноменальную» систему доставки стент-графта для кардиохирургии: «На ней можно было бы заработать миллиарды на Западе — но этот бедняга лет 15 бился над внедрением её в практику в Беларуси. Ему со всех сторон: «обоснуй», «подпиши у министра», «иди в больницу, проведи клинические испытания» — а ведь это чиновничья работа, а не работа учёного. На все это он получил несколько грантов на уровне прожиточного минимума».

Одно из препятствий, мешающих молодым ученым превращать свои научные разработки в успешные бизнес-проекты, — как ни странно, заключено в патентовании. В случае, если белорусский учёный регистрирует свою разработку в патентном центре БГУИР (это бесплатно для автора разработки, в отличие от самостоятельного патентования), патентодержателем является вуз:

— У меня есть два патента, но оба принадлежат БГУИР. Я — соавтор, но не собственник. Сейчас они стоят 0 рублей, но если вдруг придет инвестор — как думаете, какую сумму ему зарядят? Государство ведь не продаёт за реальную стоимость, еще и агрогородок впридачу закрепит. Когда мы собирались делать вибромассажёр, мне пришлось выдумывать новый вид массажа, чтобы не использовать свой же — запатентованный — из моей дипломной работы и диссертации.

При всём при этом косметические нововведения, вроде бы призванные как-то улучшить белорусскую систему образования, на деле часто оказываются бюрократическими «пристройками». Так, когда год назад в БНТУ ввели Систему менеджмента качества ISO, речь шла не о качестве учебного процесса или внедрения научных разработок в практику — а о «журнале прихода и ухода, журнале регистрации несоответствий, журнале учета таких журналов»: «Никто не понимает зачем, все саботируют. И так ведь зарплата в университете смешная. На нашей кафедре, к слову, отвечать за эту систему назначили… меня. Давайте уж в таком случае выберем человека, который «угорает» этим делом. Я верю, что у любого занятия есть фанаты: кому-то нравится изучать червей, кому-то — стены красить, кому-то вести журнал учета журналов».

Совет преподавателя БНТУ: получите опыт участия в прорывном продукте

С позиций преподавателя БНТУ Евгений Лабунь советует тем, кому хотелось бы заняться разработкой прорывного продукта, просматривать вакансии на f6s.com и angel.co, где европейские стартапы ищут сотрудников:

— Пусть это небольшие зарплаты — но там люди горят своей идеей, у них есть чему поучиться. В Мюнхене, например, испанская команда Bioflux придумала крутую вещь: открытая платформа для биохимического анализа — простая плата с магнитиками, где можно смешивать частицы любых веществ в любых пропорциях. Это прорывная наука, но на ней не заработаешь — и тем не менее, они занимаются этим с бешеным азартом. Даже сам запал этих людей сильно мотивирует после нашей тутэйшай обстановки. Поехать в Европу, чему-то поучиться, получить множество неожиданных знакомств, подтянуть английский — это же прекрасно. Плюс в Европе опыт участия в прорывном продукте — клевая строчка в резюме.