23 июля 2017, воскресенье, 3:54

После запуска БелАЭС электричество подорожает в три раза?

54

Почему проект Белорусской атомной электростанции экономически нецелесообразен и его выгоднее остановить?

Даже если не говорить об экологической опасности (особенно после повторного инцидента с перевозкой реактора) строительства АЭС на территории Беларуси, а коснуться лишь финансовой стороны, то вопросов к инициаторам стройки, меньше не становится, пишет zautra.by.

Сколько белорусы заплатят за «самую лучшую станцию»?

На строительство АЭС российская сторона дает Беларуси в долг 10 миллиардов долларов. Независимо от того, будет ли проект удачным, удастся ли его сдать в срок или придется прервать, возвращать кредит все равно придется. Выплачивать кредит Беларусь начнет через 6 месяцев после ввода в эксплуатацию станции и будет платить 30 равных сумм каждые полгода. Только этого кредита приходится по одной тысячи долларов на каждого белоруса, без учета процентов, которые Беларусь уже платит.

Как сообщал заместитель гендиректора компании Белорусская АЭС Андрей Баркун, стоимость строительства самой АЭС не должна превысить 11 миллиардов долларов.

Но расходы на станцию не ограничиваются этой суммой. В нее не включены расходы на создание дополнительных обслуживающих станцию объектов, строительство новых энергоисточников, необходимых для обеспечения 1200 МВт резервных мощностей, а также расходы на строительство линий электропередачи для соединения АЭС с энергосистемой страны, которые по разным оценкам составят от 340 миллионов до 500 миллионов долларов.

Дополнительная постоянная статья расходов — топливо для работы АЭС. Загрузка одного реактора урановыми таблетками обойдется минимум в 255 миллионов евро, без учета сопутствующих расходов на их транспортировку. Меняют топливо в реакторах примерно один раз в пять лет, и на топливо для каждого работающего реактора требуется четверть миллиарда долларов.

К расходам на строительство станции и обслуживающих ее объектов стоит прибавить стоимость создания и обслуживания склада и хранилища отработанного ядерного топлива и радиоактивных отходов. За весь срок эксплуатации станции — 60 лет — образуется больше 9 тысяч кубометров твердых радиоактивных отходов и 60 кубометров высокоактивных отходов. Часть из них, пригодную для переработки, белорусская сторона сможет вывозить в Россию. Но остатки будут храниться на территории Беларуси в течение всего периода работы станции и после него.

Стоимость склада и могильника для отходов производства станции, в том числе опасных, обойдутся в сумму около 60 миллионов долларов, говорится в постановлении Совета Министров «Об утверждении Стратегии обращения с радиоактивными отходами».

Рано или поздно отработавшую станцию придется отключить. По данным Росатома, на разборку по окончании срока службы АЭС потребуется не менее 1 миллиарда долларов. Не исключено, что через 60 лет цена вывода из эксплуатации будет выше, считает российский физик-атомщик Андрей Ожаровский.

Эксперт напоминает, что атомная энергетика во многих странах, в том числе и в России, субсидируется государством, потому что оказывается дороже газовой. Не станет исключением и Беларусь. То есть в течение 60 лет эксплуатации БелАЭС государство будет тратить деньги налогоплательщиков на субсидии.

— Белорусы уже сейчас оплачивают строительство АЭС, поскольку в цену на электроэнергию включена «инвестиционная составляющая», предназначенная для возврата российского кредита. Если АЭС достроят, придется также оплачивать сооружение электрокотельных, покупку электроплит, вряд ли государство бесплатно подарит их населению, — комментирует физик.

На карман белорусов лягут и дополнительные расходы, если правительство не найдет возможности продавать соседним странам лишнюю энергию, которая будет вырабатываться после ввода в эксплуатацию АЭС. В этом случае тарифы на электроэнергию для белорусов вырастут примерно в три раза, считает первый заместитель председателя Белорусской партии Зеленые Дмитрий Кучук.

«На месте АЭС лучше сделать развлекательный центр»

— Белорусскую АЭС не стоит достраивать. Остановить стройку близ Островца выгоднее. Ведь Россия в свое время бросила строить АЭС в Калининградской области прежде всего по экономическим соображениям, — говорит Андрей Ожаровский.

Когда во времена высоких цен на газ начинался проект строительства АЭС в Беларуси, его целью было сэкономить российский газ для увеличения его поставок в Европу, говорит эксперт. Сейчас, во-первых, упали цены на газ, во-вторых, Европа повышает энергоэффективность и развивает направление возобновляемых источников энергии.

Если остановить строительство сейчас, когда объект не достиг пятидесятипроцентной готовности, то сэкономленные средства можно потратить на возврат целевого кредита. А место стройки можно использовать для другого объекта, пусть даже развлекательного центра, как это сделали когда-то в Германии, считает Дмитрий Кучук.

По его мнению, белорусскому руководству стоит пересчитать все расходы, возможные выгоды и, исходя из этого, принять решение об отказе от атомной электростанции.

Выгоднее вкладывать в энергию солнца и ветра

Дмитрий Кучук считает, что Беларуси выгодней развивать альтернативную энергетику, которая в последние года становится очень популярной в развитых странах из-за падения ее стоимости.

— Та же Германия, увидев выгоды и потенциал альтернативной энергетики, перестает использовать атомную энергию. Страна переводит свою энергетику на более качественный и современный уровень, инвестируя в «зеленую» энергию, — комментирует эксперт.

Энергия ветра и солнца в мире уже стала дешевле атомной, а также нефти и газа. За последние 10 лет цена на солнечную энергию упала почти на 60%. В ближайшие 10-20 лет она снизится до половины стоимости электроэнергии, получаемой при помощи сжигания угля и природного газа.

По данным Организации Объединенных Наций, инвестиции в возобновляемые источники энергии в 2015 году составили 285 миллиардов долларов. Инвестиции в атомную энергию в том же году были равны 28 миллиардам долларов.

Но вместо поддержки возобновляемой энергетики Беларусь практикует квотирование, тормозящее ее развитие и отпугивающее инвесторов.

Андрей Ожаровский считает, что энергобезопасность Беларуси может базироваться не только на альтернативной энергетике. Можно опираться на опыт Литвы, которая построила в Клайпеде терминал для приема сжиженного природного газа и электрический кабель через море в Швецию, что позволило стране диверсифицировать поставки энергоносителей.

— Да, у Беларуси нет выхода к морю, но есть выход к Литве. Покупка через Клайпедский терминал сжиженного природного газа вполне возможна. Так что у АЭС есть реальные альтернативы как в области развития возобновляемой энергетики, так и через реальную диверсификацию поставок газа, — говорит эксперт.

Если к экономической несостоятельности добавить экологические риски, а также невысокое качество работы на строительном объекте, то стоит признать, что сейчас самое время переосмыслить целесообразность проекта «Белорусская АЭС»" и отказаться от его завершения, резюмируют эксперты.