21 июля 2017, пятница, 9:44

Лев Марголин: Власти не дают промышленности подняться с колен

38
Лев Марголин

Без Лукашенко почти половину белорусских предприятий еще можно было бы оживить.

МТЗ, «Гомсельмаш», МАЗ устроили себе рождественские каникулы до 9 января. Министерство промышленности объявило вынужденные каникулы синхронизацией рабочего графика с российскими предприятиями.

Между тем, высокие чиновники уже с начала осени 2016 заговорили о том, что белорусская промышленность «поднимается с колен».

Что на самом деле происходит с отечественной промышленностью?

«Ни о каком вставании с колен не может быт и речи. Промышленность - не сельское хозяйство, не строительство, которые можно простимулировать хотя бы денежными вливаниями. Промышленности нужны инвестиции, без которых она хиреет. Это объективный процесс: если ты не идешь вперед, ты стоишь на месте.

Более 15 лет правительство пыталось стимулировать и промышленность дешевыми кредитами. Промышленность действительно увеличивала объемы производства, а в условиях конца 90-ых годов, когда российская промышленность находилась в упадке, в лице России наша страна имела серьезные рынки. Сейчас ситуация в корне изменилась: в России есть инвесторы есть посерьезнее нас - и Китай, и Корея, Япония, с которыми без новых технологий и продуктов Беларусь не может конкурировать.

Единственный способ решения проблемы - иностранные инвестиции. Иностранный инвестор приходит с деньгами только тогда, когда у него есть готовые рынки сбыта, но требуется дополнительный объем продукции. Тогда инвестор задумывается, где выгоднее разместить производство...

Все разговоры о том, что производств промышленной продукции то ли увеличилось, то ли уменьшилось на пол процента - это статистическая погрешность. Такие фрустрации, которые сегодня есть, завтра – исчезли», - прокомментировал ситуацию в интервью «ЕвроБеларуси» экономист Лев Марголин.

Он считает положение отечественной промышленности катастрофическим.

«Промышленность попала в порочную спираль: сокращаются рынки сбыта - сокращается производство, сокращается производство - уменьшается зарплата в условиях отсутствия свободного перетока рабочей силы, сокращается зарплата - лучшие кадры уходят, уходят лучшие работники - ухудшается качество продукции, ухудшается качество - соответственно еще больше сокращаются рынки сбыта. Этот порочный цикл практически невозможно без структурных системных реформ», - отметил экономист.

По его мнению, промышленному комплексу можно поставить один диагноз - медленное загибание, то, что называется деиндустриализацией.

«Извне трудно оценить всю сложность ситуации, но Беларусь может столкнуться с проблемой, когда инвестор придет, но не найдет в стране необходимой квалифицированной рабочей силы, чтобы создавать новые производства», - уверен эксперт.

По его словам, проблемы МАЗа и БелАЗа обусловлены не внешним кризисом, не кризисом в России.

«Думаю, на этих предприятиях тоже происходит процесс деинтустриализации. Все говорят, что у МТЗ, который в свое время успешно работал не только на территории СССР, но и в развитых странах, проблемы появились во многом потому, что предприятие не может обеспечить необходимое качество продукции. А для поддержания качества продукции не хватает квалифицированных работников», - заметил экономист.

По его словам, если бы власти выполнили требования Международного валютного фонда, Евразийского фонда стабилизации и развития, - убрав подпорки из-под промышленности, оздоровление промышленности пошло бы достаточно быстро. Может быть, процентов 30-40 предприятий смогли бы прочно стать на ноги и работать дальше, еще процентов 30, возможно, удалось бы продать, а остальные 40 процентов просто пришлось бы закрывать. Но, к сожалению, власть не идет на реформы.

«30-40 процентов - это грубая оценка, потому что новой власти на более-менее крупных предприятиях, где работают свыше 500 человек, придется проводить аудит с привлечение международных кампаний, чтобы дать простой ответ: сможет предприятие жить и работать или его лучше закрыть. Но процентов 30, мне кажется, оживить еще можно», - резюмировал Лев Марголин.