12 декабря 2017, вторник, 19:03

Минсельхоз: Тема «белорусских креветок» раздута на ровном месте

4

Российская сторона до сих пор не снял запрет на поставки продуктов с 24 белорусских предприятий.

Начальник главного управления внешнеэкономической деятельности министерства сельского хозяйства и продовольствия Беларуси Алексей Богданов в интервью ТАСС рассказал, почему белорусы осваивают новые рынки сбыта сельхозпродукции, но при этом стремятся сохранить позиции в России, поставлена ли точка в вопросе мясомолочного противостояния союзников и откуда Беларусь берет креветки для российских прилавков.

— Беларусь уходит на новые рынки сбыта, значительно увеличив экспорт продовольствия в нетипичные для себя страны. Отражается ли это на доле России в объеме экспорта?

— Действительно, доля экспорта в Россию постепенно сокращается. Это связано с политикой Беларуси, направленной на диверсификацию рынков сбыта. Уход от монозависимости — это прежде всего вопрос экономической безопасности. Тем не менее Российская Федерация — наш основной торговый партнер, и она была, есть и останется нашим главным и приоритетным направлением экспорта сельхозпродукции.

Кроме того, мы видим, что усилия российского правительства, направленные на развитие собственного сельхозсектора, приносят свои плоды — произведено больше молока и мяса, зерновых культур. Конкуренция растет, и мы, осознавая это, движемся в сторону других рынков сбыта, чтобы не создавать ненужной борьбы на нашем общем рынке Евразийского экономического союза.

За восемь месяцев текущего года объем экспорта сельскохозяйственной продукции из Беларуси в Россию снизился на 4% к уровню 2016 года. В прошлом году также было отмечено сокращение на 2% по сравнению с 2015 годом.

В этом году в стоимостном выражении экспорт вырос на 7,3% к уровню прошлого года. Это немного по сравнению с другими странами. Сумма, на которую мы наторговали, составила $1,5 млрд. В натуральном же выражении поставки значительно снизились. Так, экспорт молочной продукции сократился на 300 тыс. тонн, а мясной — на 20 тыс. тонн.

— Коллегия аграрных ведомств Беларуси и России в этом году так и не состоялась. Планируется ли еще ее провести?

— В этом году встреча так и не состоялась из-за плотного графика руководителей российского и белорусского ведомств. Но мы неоднократно встречались с нашими коллегами из России и все необходимые вопросы решили в рабочем порядке.

Мы планируем провести встречу в следующем году. Сейчас наша коллегия работает над формированием прогнозных балансов товаров, спроса и предложения на товары «cоюзного государства» на 2018 год. Ожидается, что они останутся на уровне этого года.

— Из-за ограничений поставок белорусского продовольствия в Россию в апреле и мае на предприятиях республики работали инспекторы Россельхознадзора. На сегодняшний день вопрос решен?

— Полные или частичные ограничения действуют на 24 предприятиях мясомолочной отрасли республики. Мы на постоянной основе ведем диалог с Россельхознадзором. На все замечания российских коллег белорусская сторона подготовила материалы расследований и передала в Россельхознадзор. К сожалению, пока решение о возобновлении поставок с предприятий не принято.

Мы следим за этим вопросом и на любых площадках его поднимаем, но пока каких-то прорывных решений с российской стороны нет. Тем не менее по многим позициям достигнуто взаимопонимание.

— В России звучали заявления, что через Беларусь в страну завозят основную долю продовольствия, попавшего под российское эмбарго. Креветки — один из таких товаров. Откуда белорусы берут их для российских прилавков?

— Тема "белорусских креветок" раздута на ровном месте. Мы и до санкций поставляли рыбу, овощи и грибы как в Россию, так и в другие страны СНГ. Сейчас в нашей стране сертифицировано 11 предприятий для поставок сельхозпродукции, в том числе креветок, рыбы и морепродуктов, в страны Евросоюза. В Беарусь же креветки завозятся из ряда государств, чьи товары соответствуют ветеринарным нормам. Получив сырье, его перерабатывают, и после этого выходит новый продукт. Ему меняют таможенный код, и потом можно вывозить креветки куда угодно. Это измененный продукт с добавленной стоимостью, абсолютно нормальная практика для любого бизнеса, и мы не считаем это нарушением.

— Рынки продовольствия каких стран Минск видит для себя наиболее перспективными?

— За восемь месяцев текущего года белорусские предприятия экспортировали продукцию на сумму $1 млрд 636 млн. Таким образом, темп роста к соответствующему периоду прошлого года составил 112,1%. Мы отмечаем рост экспорта абсолютно по всем направлениям рынков третьих стран. Это согласуется со стратегией, принятой Минсельхозпродом по диверсификации экспорта.

Экспорт в страны СНГ без учета России за этот период вырос на 90% к уровню прошлого года и составил $99,6 млн. Экспорт в страны Азии и Океании вырос в 2,9 раза, до $31 млн. По странам Африки показатель увеличился в 2,8 раза (почти $900 тыс.), Америки — в 2,7 раза ($1,2 млн). Даже в государства Евросоюза, где достаточно высокая тарифная защита и необходима сертификация поставок, экспорт вырос на 56% к уровню прошлого года ($18,8 млн).

Если говорить об экспорте продовольствия, то в нем преобладает молочная и мясная продукция. Их показатели в прошлом году составили $1,8 млрд и более $800 млн соответственно. Это более 80% всего экспорта сельхозпродукции.

Беларусь сертифицировала 36 молочных предприятий для поставок продуктов в Китай. Россия, к примеру, пока не прошла сертификацию ни по молочной, ни по мясной продукции. На сегодняшний день мы поставили на китайский рынок продукцию на $6 млн: сухое молоко, масло, пакетированное молоко, сыры, лен, хлебобулочные изделия.

Мы также открыли для себя 14 новых рынков сбыта. Один из них — Сирия. Там знают нашу продукцию и с удовольствием ее покупают. За восемь месяцев мы поставили туда сухое обезжиренное и цельное молоко, а также масло на сумму более $1,5 млн. Еще одним открытым нами в этом году рынком стала Турция. Мы также тесно сотрудничаем с Грузией, это единственный рынок вне стран Евразийского экономического союза, который берет очень широкий ассортимент белорусской продукции. Более стабильной стала экономическая ситуация на Украине, поэтому у нас наблюдается рост взаимной торговли. Сейчас Украина как торгово-экономический партнер Беларуси стоит на третьем месте после России и Казахстана.

— Какие результаты ожидаются по итогам года в сфере АПК?

— По итогам года валовую продукцию сельского хозяйства планируется увеличить не менее чем на 2,2% к уровню прошлого года, в том числе в сельхозорганизациях — на 4,3%. Ожидаемый объем производства зерна составит около 7,7 млн тонн, что на 3,4% больше уровня прошлого года. Мы ожидаем, что сборы картофеля составят 5 млн тонн (рост на 1,2%), сахарной свеклы — 1,8 млн тонн (рост на 12%). Производство молока, по прогнозам, вырастет до 7,3 млн тонн (на 2,8%), а мяса и птицы — до 1,8 млн тонн (на 2,8%).

— Беларусь в ближайшее время планирует завершить переговорный процесс по вступлению в ВТО. Как может сказаться вступление страны в эту организацию на сельскохозяйственной отрасли?

— Для нашего ведомства и для Беларуси в целом при вступлении в ВТО никаких кардинальных изменений не произойдет. Мы уже давно фактически работаем по правилам организации — с того момента, как Россия стала ее членом. У нас такие же таможенные тарифы, санитарные и фитосанитарные меры и другие обязательства, как и у нашего восточного соседа. Вступление в ВТО будет означать для Беларуси, что она присоединилась к мировому сообществу, работает на таких же условиях и по тем же принципам, а это показательно для других стран, которые готовы сотрудничать с республикой.

— Может ли Беларусь сегодня позиционировать себя как заметный игрок на мировых рыках продовольствия?

— Да, может. Мы не хотим хвастаться, но рейтинги говорят сами за себя. Беларусь входит в топ-5 мировых экспортеров молочной продукции и в топ-10 — по мясной. Мы поставляем товары на экспорт более чем в 60 стран мира, при этом полностью обеспечивая продовольственную безопасность своей страны и помогая обеспечить ее своим соседям.