17 декабря 2017, воскресенье, 16:44

Патриот Алесь Зимницкий: У меня единственная любовь – Беларусь

3
Алесь Зимницкий

Как складывается жизнь фигуранта «дела патриотов».

Belaruspartisan.org решил узнать: как складывается судьба фигурантов «дела патриотов» «на свободе»? Свобода – условное понятие: все фигуранты находятся под подпиской о невыезде и под подпиской о неразглашении.

- С работой все нормально: я вернулся на старое место. Я работаю старшим научным сотрудником в Национальном историческом музее, правда, мои обязанности немножко изменились, но это чисто рабочие моменты. Я на том же месте, на прежней должности и занимаюсь прежней работой - хранитель коллекции доспехов и военного снаряжения, - рассказывает историк, фигурант «дела патриотов» Алесь Зимницкий.

- А что делать с потерянными месяцами, которые вы провели в заключении?

- По законодательству, во время следствия никто не имеет права уволить с работы, во всяком случае – до решения суда. Поэтому месяцы, проведенные за решеткой, вылились в «неоплачиваемый отпуск».

- А какой ценой семье далась разлука с вами?

- И мать, и отец уже пенсионеры, для них, безусловно, трудно дались все переживания. Родителям пришлось труднее, чем мне.

- После условного «освобождения» вы не задумывались о том, чтобы завести собственную семью, жениться?

- Пока нет, не надумал. У меня единственная любовь – Беларусь.

- Ваши коллеги по несчастья говорят, что за решеткой психологически было куда сложнее, чем физически.

- Тюрьма мне психику не поломала, психологической травмы тоже не нанесла, насколько я могу судить. Жизненные планы тоже не особо изменились за три месяца – все-таки не годы за решеткой. Спасали три вещи: осознание, что ты не один и о тебе помнят (за что надо сказать спасибо людям), осознание, что не ты первый и не ты последний (сколько белорусов отмотало срок из-за любви к родине, или даже просто так) и желание остаться человеком. А сидеть не трудно. Везде же живые люди. Просто сидел, искал, чем в бытовом плане занять появившееся время: читал книги, тренировался. А психологические сложности связаны с тем, как себя чувствовали родные, с их переживаниями, попытками оказать какую-то помощь. Это действительно оказалось тяжело. Как там говорят: «сроки даются не обвиняемым, а их семьям».

- Какой отпечаток наложило заключение на здоровье?

- Не скажу, что появились некие критические проблемы. Но старые традиционные тюремные проблемы сказались и на мне: немного побаливают суставы, спина - всего понемногу.

Когда попадаешь за решетку, оказывается, все не так страшно, как кажется по эту сторону стены. Но раз так случилось - надо пережить.

Напомним, в сентябре Следственный комитет продлил следствие по «делу патриотов» на два месяца. Периодически фигурантов уголовного дела вызывают на допросы, однако «прорыва» в уголовном деле не наблюдается.