24 ноября 2017, пятница, 17:43

«Священная» партия и мыло по талонам

19
Роман Бочкала

Журналист делится впечатлениями от путешествия по Северной Корее.

В центре Пхеньяна огромный военный музей. Наверное, как Пентагон. Чтобы обойти его залы, понадобится несколько дней. Корейцы Севера гордятся, что музей был построен менее, чем за год. И то ли в шутку, то ли всерьез на его возведение был брошен миллион рук.

Вот в чем корейцам не откажешь, так это в умении возвеличить своих национальных героев. Натурально прошибает на слезу, когда смотришь на захватчиков американского разведывательного корабля Пуэбло. На борцов за "освобождение от японского гнета". На революционеров, на освободителей, "порабощенного" империалистами юга.

Поехали в город Вонсан. Забегая вперед, скажу, что все трассы бетонные, как взлетная полоса. Только плохого качества. Стыки между плитами такие, что аж подбрасывает. Бросилось в глаза крайне малое количество транспорта. Фуры вообще не ездят.

Въезд в столицу – только по спецразрешению. Если ты не житель Пхеньяна, будь добр, оповести местные органы власти о желании посетить город Солнца и получи разрешение.

Паспортов у северокорейцев нет. Только свидетельство о рождении и справка, в которой указано место регистрации. Заграничный паспорт выдается под конкретную поездку. За пределы страны выезжает крайне малый процент населения. Спросил – почему? Ответ: а зачем? В Северной Корее все есть.

Японское море северокорейцы называют Восточным. К Японии отношение примерно такое же ужасное, как и к США. Японские власти утверждают, что КНДР выкрало как минимум 15 японцев. Кого-то во время отпуска в Европе, кого-то во время бизнес-поездки. За то, что они публично осуждали политику Северной Кореи. Пхеньян подтвердил пятерых и, в итоге, вернул Японии. Судьба еще десяти японцев неизвестна.

По талонам: мыло – 6 кусков в месяц (как-то многовато, но так сказали), стиральный порошок, рис (600 граммов в день). В дефиците растительное масло, мясо и сахар. Но это не то, что реально выдается. Это допустимый лимит. Талон нужно подкрепить деньгой.

В Северной Корее нет толстых. Лишний вес, словно капиталисты, отсутствует. Все подтянутые и одного роста.

Что касается упитанности Великого Маршала, товарища Ким Чен Ына, то она объясняется невероятным количеством мыслей, наполняющим его организм.

Мяса народные массы не видят. В продаже оно кое-где есть, но не по карману. В лучшем случае трудящиеся могут рассчитывать на сосиски из сои.

Здесь любят советские песни. Толкунова, ранняя Пугачева, Пьеха (та, что женщина) поют из транзисторов. Иногда встречаются CD-проигрыватели. Здесь это – последнее слово в развитии цифровой техники. Флэшек и других современных средств записи информации нет в природе.

Девушки в национальных костюмах пели песни за обедом. Иностранцев так принято развлекать – знакомить с местным фольклором. Когда затянули про партию, натурально заплакали. Трудовая партия Кореи – это как КПСС. И даже больше. К правящему политическому классу здесь сакральное отношение. Вожди где-то там – на Олимпе. Ким Ир Сен – Зевс. Ким Чен Ир – ну скажем, Гефест. Ким Чен Ын – самый настоящий Арес.

Посетили пионерский лагерь. Самый крупный и показательный. Северокорейский Артек. В 90-х украинские коммунисты сюда даже отправляли деток на отдых. Дети в галстуках ходят строем. Впрочем, они везде маршируют, не только в лагерях. Вожатые – как в фильмах из детства. Чтобы попасть сюда, нужно заслужить значок. Его дают за примерное поведение и отличную учебу.

В Вонсане стал свидетелем того, как народ шел на антиамериканскую демонстрацию, чтобы выразить негодование по поводу "безобразных заявлений" Трампа. Президента США здесь называют "ужасным стариком". Стройными рядами и целыми коллективами, народ стекался отовсюду словно дождевая вода в коллектор. Отметил для себя выражение лиц. Мягко говоря, очень пролетарские. Без эмоций и почти без улыбок. Подойти к демонстрантам товарищ гид не разрешил. Сослался на то, что товарищам демонстрантам не нужно мешать.

Роман Бочкала, facebook.com