18 ноября 2017, суббота, 2:14

Путину вручили очередную «черную метку»

2
Александр Рыклин

Тереза Мэй подхватывает знамя антипутинизма.

Воспользовавшись площадкой традиционного банкета лорд-мэра столичного Сити, премьер-министр Великобритании Тереза Мэй выступила с важным политическим заявлением, в центре которого оказались отношения с Россией. Пожалуй, впервые один из мировых лидеров не просто описывает угрозу, которая нависла над Европой и прямо называет ее источник, но так же призывает к сплочению, говоря о том, что сегодня ключевым базисом европейской политики станет «совместная приверженность открытым экономикам и свободным обществам перед лицом тех, кто пытается их подорвать. В первую очередь, это, конечно, Россия». Причем, судя по всему, британский премьер-министр уверена, что тема «противостояния русской агрессии» может стать чуть не главным пунктом соглашения, которое Великобритания пытается достичь в рамках Brexit.

Г-жа Мэй как бы говорит остальным европейским лидерам: «Да, сегодня в едином европейском доме мы оказались в разных квартирах, но Россия в таких нюансах не разбирается, она весь дом обложила соломой и подожгла с четырех сторон. То есть тушить этот пожар – наше общее дело!» А чтобы подчеркнуть драматизм ситуации, британский премьер в этой речи использует оригинальный полемический прием – она свою горячую и страстную отповедь (фактически манифест свободного мира) адресует непосредственно Владимиру Путину. «Я знаю, что вы делаете, — говорит Тереза Мэй с трибуны банкета, — и вы не преуспеете в этом. Потому что вы недооцениваете устойчивость наших демократий, несокрушимую привлекательность свободных и открытых обществ, приверженность западных государств к союзам, которые соединяют нас».

Далее, коснувшись темы разочарования, которое постигло Запад в связи с несбывшимися надеждами в отношении посткоммунистической России, Тереза Мэй прямо заговорила о мерах необходимого противодействия агрессивной политики России: «Именно поэтому мы проводим реформу НАТО, чтобы этот важнейший альянс мог лучше сдерживать и противостоять враждебной российской деятельности. Именно поэтому мы нарастили нашу военную и экономическую поддержку Украины…»

Особенно стоит отметить, что столь жесткие слова в адрес путинской России прозвучали буквально через несколько дней после невнятных и двусмысленных высказываний президента США Дональда Трампа по итогам его мимолетного общения с Владимиром Путиным на саммите АТЭС во вьетнамском Дананге. С одной стороны, глава Белого дома выступил адвокатом Владимира Путина. В его словах, описывающих реакцию г-на Путина на обвинения американских спецслужб во влиянии на выборы в США, ощущалось явное сочувствие: «Я верю, что он считает, что он и Россия не вмешивались в выборы…» И далее глубокомысленно: «То, во что он верит, является тем, во что он верит…» И я правда верю, — как бы резюмирует президент США, — что он действительно так считает. Я думаю, что он очень оскорблен этим, что не так хорошо для нашей страны». Но, с другой стороны, на той же пресс-конференции в Ханое, где прозвучали вышеприведенные откровения, Дональд Трамп заявил, что «очень верит спецслужбам, возглавляемым сейчас прекрасными людьми». То обстоятельство, что именно ЦРУ, ФБР и Нацразведка вмешательство России в суверенные американские выборы считают фактически доказанным, г-на Трампа нисколько не смущает. Видимо, никаких противоречий он в этой позиции не видит.

И вот на фоне этих невнятных блеяний по крайне важному для всего мирового сообщества вопросу звучит яркий, прямой манифест премьер-министра Великобритании Терезы Мэй, которая фактически объявляет себя и государство, которому служит, главным защитником демократических ценностей и призывает всех объединиться перед лицом страшной опасности. И это не что иное, как заявка на лидерство в данном вопросе. Поэтому и прозвучала эта пламенная речь буквально через несколько дней после выступления Дональда Трампа. Что называется – почувствуйте разницу!

Александр Рыклин, «Ежедневник»