20 ноября 2017, понедельник, 14:26

Как девушка из Мозыря сняла фильм без денег и выиграла «Лiстапад»

8

Фильм обошелся Юлии Шатун примерно в 50 долларов.

«Это же про моего папу!» — скажет в слезах после фильма Юлии Шатун одна из зрительниц. «Завтра» — первое белорусское кино, попавшее в международный конкурс дебютов «Лiстапада». И лучший фильм национального конкурса по итогам фестиваля. Tut.by поговорил с режиссером Юлией Шатун о том, можно ли снимать кино и больше нигде не работать и как решиться отправить свой фильм на фестиваль.

«Режиссеру полезнее быть вне тусовки, заниматься отшельничеством»

Действие фильма «Завтра» происходит в Мозыре. Но с одинаковым успехом это могла бы быть любая белорусская провинция. Главному герою (отец режиссера. — Прим. авт.) 56 лет, он учитель английского по образованию, но вынужден работать распространителем рекламных листовок по подъездам. Его супруга (мама режиссера. — Прим. авт.) не работает и помогает мужу. Вместе они учат в Минске сына и на заработанные деньги покупают ему зимнюю куртку. Правда, в рассрочку. История «Завтра» — это хроника повседневности провинциальной интеллигенции. Людей с высшим образованием, дни которых похожи один на другой, пока они перебиваются от подработки до похода на почту, скромного ужина и вечерних новостей.

Фильм Шатун — одна из немногих игровых картин, которые фиксируют жизнь в Беларуси здесь и сейчас. Кроме того, молодому автору удается точно сформулировать, что такое белорусская ментальность, «памяркоўнасць» и как с этим жить. Мы встречаемся с Юлей после работы: сейчас девушка работает smm-специалистом в диджитал-агентстве. И первый вопрос, который возникает: можно ли в Беларуси быть только режиссером?

— На сегодня у меня нет однозначного ответа на этот вопрос, — говорит Юлия. — Пока, конечно, я вижу только перспективу параллельно работать и заниматься кино. Это если говорить про кино, которое соответствует только собственному видению. Работая в коммерческих проектах с меньшей свободой, думаю, можно быть только режиссером.

— Вы уже снимали раньше. Какими были ваши первые фильмы?

Первый короткометражный фильм был, скорее, похож на зарисовку или киноэссе под музыку, я сделала его в 2011 году к фестивалю еврейского короткометражного кино. Мы тогда даже получили несколько дипломов, в том числе за операторскую работу. Интересно, что я тогда первый раз держала в руках камеру и умела только настраивать фокус.

— Фильм «Завтра» вы снимали целенаправленно на «Лiстапад»? И чего ждали от фестиваля, когда отправляли работу?

— В этом фильме в первую очередь я ставила для себя драматургические задачи и хотела посмотреть, как с ними справлюсь. Потом уже решила, что отправить кино в национальный конкурс «Лiстапада» — это способ получить обратную связь от людей, которые хорошо разбираются в кино. И, конечно, то, что фильм взяли в национальный конкурс и в «Молодость на марше», уже было важной оценкой для меня.

Но вообще мне всегда казалось, что люди, которые участвуют в конкурсах, слишком высокого мнения о себе. Я понимаю, что мое кино — это шаг для меня как режиссера, но не хотелось бы, чтобы люди думали, что раз я отправляю кино на конкурс, то я уверена в своей гениальности. Не поверите, но сначала я подала заявку под псевдонимом. Не хотела, чтобы кто-то думал, что я считаю себя лучше других.

— В итоге ваше кино получило главный приз национального конкурса, по факту став лучшим белорусским игровым фильмом года. Что кроме этой победы вы еще получили от «Лiстапада»?

— Самое важное — знакомства с белорусскими (и не только) режиссерами, продюсерами, кинокритиками, людьми, которые делают фестиваль. Мы много общались, они что-то советовали, в результате ты чувствуешь, что вливаешься в кинотусовку.

— Быть в тусовке для режиссера — важно?

- Я могу ошибаться, но сейчас мне кажется, что нужно наоборот — быть вне нее, заниматься отшельничеством в какой-то степени. Как Андрусь Горват, который уехал в глубинку и сделал замечательную книгу. То есть смотреть кино и всматриваться в окружающий мир помогает режиссеру куда больше, чем нахождение в тусовке.

«Ваше кино должно нравиться хотя бы вам»

— Кого из режиссеров вы смотрите сейчас? Кто близок по духу?

— Если говорить словами сэлинджеровского Колфилда, мой режиссер — это тот, которому хочется позвонить после просмотра фильма и поговорить как с другом. Среди таких для меня, несомненно, Аки Каурисмяки, Рой Андерссон, из последних открытий — турок Нури Бильге Джейлан, Ульрих Зайдль. Или фильм Майка Ли «Все или ничего».

— В вашем кино, кстати, заметна сильная документальная основа. Вам близка документалистика?

— Одна из последних моих работ была документальной. Это довольно абстрактная история про мою бабушку, и для меня она имеет ценность в близости. В этом моя позиция в кино: если взять за отправную мысль идею, что ваше кино может не понравиться никому на свете, оно должно быть близким и нравиться хотя бы вам.

В документальном кино один из моих любимых фильмов — «С Востока» Шанталь Акерман. В этом кино нет конкретного сюжета или героя. Камера будто просто наблюдает за миром. Акерман говорила, что хотела, чтобы зритель почувствовал в эти два часа, которые длится фильм, — ожидание людьми чего-то. В своем фильме в некоторых моментах мне тоже хотелось, чтобы чувствовалась медленность времени.

«Еще прошлой зимой моя мама ездила на работу в другой город»

— Вы говорили на встрече, что снимали кино про себя, свой город, свою семью. Эта ситуация из фильма (главный герой не может найти работу и временно разбрасывает рекламные листовки по почтовым ящикам. — Прим. авт.) — она происходила в реальной жизни или все же это выдуманная история?

— Все, что происходит в фильме, кроме истории с лотерейным билетом, — это мои воспоминания, сцены, которые происходили в реальной жизни или похожие на них. Еще прошлой зимой моя мама ездила на работу в другой город — в Калинковичи. А в Мозыре люди действительно покупают одежду в рассрочку. И все остальные ситуации я восстанавливала в памяти, а не придумывала. Тем более, работая над сценарием, я жила в Мозыре с мамой. То есть, можно сказать, была погружена в контекст.

— А как возникла история с лотерейным билетом?

— Вообще-то даже у этой истории был реальный прототип. Мне близка по взглядам Московская школа нового кино и ее художественный руководитель Дмитрий Мамулия. И той осенью я решила отправить заявку в филиал школы в Санкт-Петербурге, взяв за основу сценарий фильма «Завтра». Неожиданно заявку одобрили и меня приняли на курс. Но я отказалась — из-за стоимости обучения, вопросов с жильем и работой. Хотя тогда одно то, что я поступила, было победой.

— В фильме много моментов, которые очень четко отражают современные белорусские реалии, дают контекст. Вы ставили себе задачу сделать актуальное кино про здесь и сейчас?

— Я люблю актуальное кино, но не хочу уходить в «социальщину». Мне важна повседневность в фильме, его реалистичность.

— Вы снимали своих папу и маму в главных ролях. Как вы работали с актерами и какую установку им давали?

— Для моего папы съемки не были чем-то совершенно новым, потому что он еще в студенчестве был увлечен кино, у него одного из первых в группе появилась видеокамера. Он даже делал какие-то зарисовки, сам что-то снимал. А вот для мамы все было в новинку. И первое, что она мне сказала, увидев сценарий, — «Юля, зачем ты написала сценарий про нашу жизнь?». А потом родители спросили, будет ли в кино музыка. И очень расстроились, когда узнали, что нет. Но поддержали. Съемки длились в сумме четыре дня, мы ничего не репетировали. Когда родители спрашивали, с какой интонацией им говорить ту или иную фразу, я попросила делать это так, как бы они говорили в жизни. Были и сцены полной импровизации, где герои сидят перед монитором и комментируют фото курортов.

— Вы уже заговорили про музыку. Расскажите, а какие мотивы вы видите саундтреком к «Завтра»?

— Я вообще музыку в кино не люблю и считаю неискренними сцены, где музыка появляется просто на фоне, не из сюжета. Хотя родители уже сообщили, что теперь будут собирать деньги на музыку для моего следующего фильма.

Но единственная группа, которую я примеряла на фильм «Завтра» и в целом на свое кино, — это «АукцЫон». На мой взгляд, это самая кинематографическая музыка.

«Режиссер должен решать творческие задачи, а не заниматься поиском денег»

— «Завтра» вы сняли за условные 50 долларов. А если бы у вас было 50 тысяч, что бы изменилось в фильме?

— Я уже задумывалась об этом. Именно в «Завтра» вряд ли бы что-то изменилось, разве что технические шероховатости, тот же звук. Вообще, будь у меня другой бюджет и находись я тогда в других обстоятельствах, именно этого фильма и не вышло бы. Я все еще считаю, что кино можно делать и без бюджета, но на определенном этапе все равно все безбюджетные возможности исчерпаются и, чтобы развиваться дальше, уже понадобится финансирование.

— Сейчас молодых белорусских режиссеров можно условно разделить на тех, кто ищет финансирование и работает с продюсерами, и одиночек, которые снимают независимое безбюджетное кино. Куда вы себя относите?

— Для меня куда важнее написать, скажем, сценарий, чем искать финансирование. Меня пугает бюрократия, с которой сталкиваешься, если нужна финансовая помощь государства. А режиссер, я считаю, должен решать творческие задачи, а не заниматься поиском денег. В этом случае наличие продюсера, который занимается организационными вопросами, важно, но у меня самой на это нет лишнего времени.

— Вы молодой автор, которого уже отметили на фестивале уровня «Листопада». «Беларусьфильм» ищет талантливых молодых ребят. Если позовут — пойдете?

— Я не совсем знаю, в каком формате они сотрудничают с авторами. Но если речь о предоставлении творческой свободы и технических возможностей студии, не вижу преград. Главное, чтобы тебя никто не ограничивал на уровне идеи.