17 декабря 2017, воскресенье, 16:30

Лукашенко перешел красную линию в отношениях с Киевом

28

Почему вассал врага – враг.

Европеизация Лукашенко стала возможной благодаря Киеву, который системно и последовательно терпел весь этот фарс...

Задержанием в Минске украинского журналиста Павла Шаройко режим Лукашенко перешел последнюю красную линию. По крайней мере, на текущем историческом этапе отношений между Киевом и Минском для украинской стороны этот акт должен выглядеть как точка невозврата. И вот почему.

... Уже чуть ли не с десяток лет вокруг фигуры Лукашенко лепятся легенды о его умении угождать «и вашим, и нашим», отстаивая интересы страны. Одной из целей придворных белорусских мифотворцев было и есть формирование имиджа несменяемого белорусского лидера как самостоятельного политика - иными словами, маскировки его полной вассальной зависимости от режима Кремля. А в последние несколько лет прослеживается и новое течение в мифологизации Лукашенко - мол, его режим в глазах мирового демократического сообщества может иметь и более-менее приличный вид, пусть пока не европейский, однако с положительными косметическими сдвигами в «правильном» направлении. С тихими намеками, что в Минске верят и в «жизнь без Путина» или «жизнь после Путина»...

Следует признать, что на европейском фронте Минску удалось достичь определенных успехов, и не только имиджевых. Министр иностранных дел Владимир Макей стал «рукопожатным» в Европе. Среди прочего, с Минска сняты санкции ЕС по таким вопросам как (!) либерализм во внутренней политике и права человека. Из последнего: неприкрытое удовольствие по этому поводу на днях, к примеру, высказал министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриель, лично посещая Минск и встречаясь с Лукашенко. Последнего впервые за много лет пригласили 24 ноября в Брюссель на саммит Восточного партнерства ЕС. Параллельно глава внешнеполитического ведомства Беларуси Макей оправдывается перед Кремлем - «никаких угроз наше сближение с ЕС России не несет»...

Казалось бы, за соседей можно лишь порадоваться. Если бы не одно «но». Все эти санкционные победы были получены, в том числе, благодаря спекуляциям на международных «торгах» вокруг вопроса российской агрессии против Украины. До последнего времени Минск разыгрывал неубедительный, однако достаточно эффективный театр, демонстрируя, с одной стороны, приверженность «союзническим» геополитическим обязательствам перед Москвой, с другой, по Украине - подчеркнутую, опять же «союзническую» нейтральность, заинтересованность в торговле и готовность стать миротворческим мостиком для урегулирования противостояния на Донбассе. В позиции же относительно Крыма - идя жестко в кремлевском фарватере с кощунственными сигналами в сторону Киева на разных уровнях - «отнестись к этому с пониманием». Итак, ситуативная европеизация Лукашенко стало возможной не в последнюю очередь благодаря Киеву, который системно и последовательно терпел весь этот фарс.

Фарс, который с задержанием Шаройко в Минске достиг гротескных форм, окончательно зафиксировав знак равенства между Беларусью и путинским режимом.

Надеяться на то, что Кремль будет долго терпеть проевропейские или проукраинские колебания Лукашенко, было верхом наивности. Минску системно посылались недвусмысленные сигналы из Москвы, из которых только за последний период этого года можно выделить следующее:

- Навязывание Генштабу вооруженных сил Беларуси в легенде совместных учений «Запад-2017» сепаратистского квазигосударственного образования и территории Беларуси - «Вейшнория», с которым шло главное противостояние союзного государства Минска и Москвы; ряд других откровенных провокаций и демонстраций превосходства во время учений - от неприбытия (впервые за всю историю учений) в Беларусь министра обороны Шойгу до системной отработки системы управления и оперативного подчинения ВС Беларуси с исключением из управленческого звена «ставки Лукашенко».

- Проведение по улицам Минска дерзкого ночного автопробега пропутинского движения НОД ( «Национально-освободительное движение» - рус.), на плакатах которого Беларусь была присоединена к России, а фотографии Путина выступили залогом неприкосновенности - никакой реакции со стороны белорусских силовиков или правоохранителей не произошло (даже несмотря на сигналы со стороны возмущенных местных граждан, - «не было команды сверху»). Все это, напомним, в Беларуси - попробуйте в Минске ночью что-то прокричать в нетрезвом состоянии, или несанкционированно проехаться по столице с «Погоней»...

- Дерзкое похищение российскими спецслужбами в Гомеле украинского гражданина Павла Гриба и вывоз его на территорию России с дикими обвинениями в терроризме (показательно дистанцирование Минска с издевательскими комментариями со стороны белорусского МИДа в ответ на запросы Киева).

И вот мы имеем арест журналиста Шаройко по обвинению в шпионаже - стандартную процедуру российского ФСБ, проведенную руками местного КГБ. При этом обнародование информации о задержании происходит в унисон с предложением МИД Беларуси разместить на Донбассе белорусских миротворцев. В условиях кардинального расхождения позиций по миротворческой миссии - украинский/западной и Кремля (в частности, отсутствия договоренностей по линии переговорщиков Волкер - Сурков) такая эскапада Минска выглядит верхом цинизма. Именно так к ней, как и к другим «конструктивным» инициативам, должен относиться сегодня Киев.

При желании Кремль мог бы значительно легче «сломать» режим в Минске в его ориентации на Европу. К примеру, очередное введение молочного эмбарго в отношении Беларуси на несколько месяцев может стать непоправимым ударом для белорусских колхозов, ориентированных исключительно на российский рынок. Белорусы хорошо помнят, как во время последнего такого эмбарго новости о проблемах колхозов напоминали сводки с фронта. Однако в таком случае Лукашенко выглядел бы жертвой в глазах Запада, что Москве не нужно. Здесь Кремлю важно замазать режим Лукашенко окончательно - тирания, задержания журналистов, полностью прокремлевская позиция по Украине, окончательно испорченные отношения с последней.

Очень хочется ошибиться, однако есть основания полагать, что судьба журналиста Шаройко будет решаться именно в Москве, как и судьба десятков политических заключенных Кремля, как фрагменты отдельного кремлевского сценария. А шансы Лукашенко лично повлиять на процесс выглядит эфемерными.

От адекватных белорусских экспертов, которые каким-то чудом сохранились в этом заповеднике маразма, неоднократно приходилось слышать что-то вроде: «Лукашенко все понимает, он всем этим раздражен (особенно в отношении ситуации с Грибом), его подставляют, это просто коллапс системы силового блока». Подобное, вероятно, прозвучит и о ситуации с Шаройко. Однако, что это меняет для Украины? Какая для нас разница - все это санкционировано Лукашенко, сделано руками российского ФСБ самостоятельно или руками филиала в лице белорусского КГБ, неподконтрольного многолетнему местному правителю?

Следовательно, нынешний режим в Минске наработал на нулевую терпимость со стороны Киева, которая должна предусматривать жесткую политику в отношении Беларуси во всех направлениях - сфере безопасности, экономической, информационной, дипломатической с поднятием вопроса о комплексе санкций, аналогичных использованному против России как страны агрессора.

В Минске когда-нибудь поймут, что в вассальной зависимости от Кремля нельзя быть беременным наполовину. Украинцы смогли избавиться от собственного руководителя, который думал, что так бывает. Он сейчас живет на Рублевке, его презирает семья, презирает бывшая Родина, презирают кремлевские кураторы, которые просто «по понятиям» вынуждены терпеть его физически. Его презирает весь мир. Так зачем мы занимаемся судьбой правителя, который имеет все шансы стать аналогом?

Одним из показательных результатов многолетнего пребывания режима Лукашенко в фарватере Кремля стало появление дискуссий в белорусском обществе на предмет «если Россия начнет оккупацию Беларуси - стоит ли в принципе воевать за Лукашенко?» Не за Родину, а именно за Лукашенко ...

А здесь оказывается, что и Роберта Мугабе можно сместить «мгновенно»...

Владимир Копчак, Центр исследования армии, конверсии и разоружения, специально для “Главкома”

Перевод: Charter97.org