16 декабря 2017, суббота, 6:08

Россия – это не только Путин

2

В Вашингтоне перед посольством России может появится площадь Бориса Немцова.

В среду в городском совете Вашингтона прошли публичные слушания по законопроекту, предусматривающему переименование части проспекта перед посольством России в США в честь российского политика Бориса Немцова. На слушаниях выступили дочь Немцова Жанна, его друг и коллега по оппозиционной деятельности Владимир Кара-Мурза-младший, журналист Карина Орлова и представители общественных организаций. Если члены Совета проголосуют "за", площадь Немцова может появиться в Вашингтоне в начале будущего года, передает «Радио Свобода».

Вполне возможно, что столица Соединенных Штатов станет первым городом в мире, где будет официально увековечена память о российском государственном деятеле, политике, оппозиционере Борисе Немцове, убитом напротив Кремля в конце февраля 2015 года. Как говорится в законопроекте, цель этой акции – почтить память и вклад Бориса Немцова в развитие демократического общества.

Это чисто символический шаг. Даже если законопроект будет утвержден городским советом, почта в российское посольство будет приходить по прежнему адресу: Висконсин Авеню 2650, который останется официальным адресом посольства России. Лишь уличные таблички с именем Немцова напротив беломраморного комплекса российского посольства станут официальными мемориальными знаками, которых пока нет даже в его стране.

Председатель фонда Бориса Немцова Владимир Кара-Мурза-младший, выступавший в среду на слушаниях в городском совете Вашингтона, был инициатором увековечивания памяти российского политика, государственного деятеля и оппозиционера в Соединенных Штатах.

– Владимир, не парадоксально ли, что первым память Бориса Немцова почтит Вашингтон, а не Москва или, скажем, Нижний Новгород?

– Понятно, что улица Немцова, площадь Немцова, мемориальные доски, посвящённые памяти Немцова, должны прежде всего появиться в России – в Москве, в Ярославле, в Нижнем Новгороде. И год назад городская дума Нижнего Новгорода даже приняла единогласное решение увековечить его память, память первого демократически избранного губернатора, повесив мемориальную доску на доме, где он жил. Но прошло уже больше года, мемориальной доски нет. Мемориальные знаки, которые жители домов, где жил Борис в Ярославле и Москве сами установили, эти доски были демонтированы.

На все обращения и в городскую думу, и в мэрию Москвы было отвечено отказом с абсолютно издевательской формулировкой: отсутствие консенсуса. То есть не было никаких проблем с консенсусом по поводу улицы имени Уго Чавеса, венесуэльского диктатора или по поводу улицы Ахмада Кадырова, который в свое время объявлял России джихад и призывал своих сторонников убить столько русских, сколь сможете. Это прямая цитата. По их поводу проблем у московских городских властей не возникло. А вот по поводу российского государственного деятеля, бывшего первого вице-премьера, губернатора, депутата четырех созывов российского парламента с консенсусом не в порядке.

– Да, консенсуса, кажется, проще добиться в горсовете Вашингтона. Вы, насколько я понимаю, были инициатором этой акции?

– Я этим занимаюсь больше года, идея пришла в прошлом году. Посыл такой: поскольку в нашей собственной стране России нам не дают увековечить память российского государственного деятеля, значит нужно это делать там, где это возможно. Мне кажется, что нет ничего более пророссийского, чем назвать площадь перед российским посольством именем российского государственного деятеля. Кроме того, Борис Ефимович Немцов имел прямое отношение именно к этому российскому посольству, поскольку он был одним из тех людей, кто его открывал в 1994 году вместе с президентом Ельциным. Год назад я провел встречи в Сенате США, где эта инициатива была поддержана. 27 февраля в годовщину убийства Бориса Немцова законопроект был внесен, в мае он был единогласно утвержден профильным комитетом, летом поступил на обсуждение полного состава Сената, и потом процесс застопорился.

И как мы теперь знаем благодаря публикации в газете "Вашингтон Пост" и Алексею Венедиктову, главному редактору "Эха Москвы", летом на встрече господина Тиллерсона (Рекс Тиллерсон, государственный секретарь США – РС) и господина Лаврова (Сергей Лавров, министр иностранных дел России – РС) в Гамбурге на полях саммита Большой двадцатки якобы одной из тем, которую Лавров особо обозначил, была просьба не переименовывать площадь перед посольством в Вашингтоне в площадь Бориса Немцова. Если верить этой информации, российская власть выходит на новый уровень: мало того, что в своей стране они не дают увековечить имя Бориса Немцова, они пытаются применить право вето в других странах.

– Они воспринимают это как афронт, это очевидно. Непонятно, правда, почему?

– Правильно, абсолютно непонятно почему. И в Вашингтоне немного мест, связанных с Россией. Есть памятник Пушкину, рядом с университетом Джорджа Вашингтона, есть площадь Андрея Сахарова, это прецедент, на который мы опираемся. В 80-е годы, когда Андрей Дмитриевич Сахаров был в ссылке в Горьком, в Вашингтоне площадь перед тогдашним советским посольством (теперь это резиденция российского посла) была названа именем Сахарова.

– Можно представить, что именно это и вызвало неприятные параллели в Кремле, ведь ту акцию предпринимали, чтобы уязвить советские власти, помочь отправленному в ссылку Сахарову.

– Продолжая тему: осенью нам поступила информация, что руководство вашингтонского городского совета позитивно относится к этой идее и был запущен законодательный процесс на уровне городского совета.

– Владимир, даже на этом заседании председательствующий прочел электронное сообщение, автор которого сетовал на то, что для многих россиян эта акция будет выглядеть, как попытка воспользоваться именем Немцова в том, что они считают пропагандистской кампанией против них. Один из выступавших призвал членов горсовета не принимать этот законопроект, потому что это, как он выразился, раздражает русских. Что бы вы ответили на это?

– На это лучше ответил Салтыков-Щедрин в свое время. Он советовал на путать "отечество" и "ваше превосходительство". Не надо стать знак равенства между Россией и кремлевским режимом. Нынешний законопроект об увековечении памяти Бориса Немцова вообще не имеет отношения к российской власти, к тому, что она думает. Это вообще не про них, хотя они все это на себя примеряют. У этой инициативы есть три главные цели. Первая – это увековечивание памяти выдающегося российского гражданина, человека, который во многом олицетворял надежды на демократию в России очень много лет, и который посвятил свою жизнь и заплатил своей жизнью за идеалы свободы, демократии и правового государства в нашей стране.

Это главная и основная цель. Помимо основной есть еще две цели. Это послать сигнал солидарности российскому демократическому обществу, российскому демократическому движению, россиянам, которые, несмотря на репрессии и подавление, продолжают бороться, выступать за демократическое общество. И это также будет очень важное напоминание американцам о том, что Россия – это не только Путин, агрессия, коррупция, авторитаризм, а что это еще такие люди, как Борис Немцов, которые готовы отстаивать такие ценности, как свобода, демократия и права человека. Вы в своем вопросе подняли вопрос отношения российской власти к переименованию, о переименовании площади в честь Сахарова.

Я могу напомнить, что в 1987 году, когда было принято это решение, советский МИД, политбюро были в бешенстве, что понятно. Но прошло семь лет и уже российский посол в Вашингтоне установил бюст Сахарова в самом российском посольстве. Это по поводу того, что власть бывает разная, и ситуация может очень быстро меняться. Я не сомневаюсь, что настанет день, когда российское государство будет гордиться тем, что наше посольство в Вашингтоне стоит на площади Бориса Немцова, – говорит Владимир Кара-Мурза-младший.

Если городской совет Вашингтона одобрит законопроект, то он в середине января пойдет на подпись мэру города. Таблички с именем Бориса Немцова могут появиться перед российским посольством в третью годовщину его гибели.