21 сентября 2017, четверг, 11:33

Где рабочему человеку живется лучше

9
Леонид Злотников
Фото: charter97.org

Из 141 стран мира Беларусь оказалась страной с наихудшими условиями для трудящихся.

В июне 2016 года на сайте Международной конфедерации профсоюзов (МКП) опубликован Глобальный индекс прав трудящихся МКП. Состояние прав работников характеризовалось по 97 показателями для каждой страны. Список из 141 стран мира был разбит на 5 групп. В первую группу вошли страны с наиболее высокими показателями индекса, т. е. страны с наилучшими условиями для работников. В пятой группе – группе с наиболее плохими условиями - Беларусь заняла первое место. Из 141 стран мира Беларусь оказалась страной с наихудшими условиями для трудящихся. Наиболее тяжкими нарушениями прав трудящихся в Беларуси оказались: подавление протестов трудящихся, дискриминация и принудительный труд.

На фоне активности МКП заметно безмолвие официальных белорусских профсоюзов (ФПБ), которые охватывают 80% работников страны. Можно, допустим, сослаться на тот факт, что «тунеядцы» не являются членами профсоюзов (но многие из них станут «тунеядцами» завтра). ФПБ могла бы, к примеру, потребовать увеличения пособия по безработице, которое сегодня унизительно мало для рабочего человека (13 долл. в месяц). Можно было бы выступить и против снижения реальных денежных доходов работников, которое продолжается с середины 2014 года и уже составило, по данным статистики, 14%. Никаких протестов со стороны официальных профсоюзов не было и в 2012г., когда Лукашенко запретил увольнение работников модернизируемых деревообрабатывающих предприятий до завершения их модернизации.

Но не для того были созданы официальные профсоюзы, чтобы защищать интересы трудящихся. В советское время они были лишь «приводными ремнями» от Политбюро к «массам». Таковыми «шестеренками» они остались в Беларуси и в годы независимости. Лукашенко в своей речи на 5-м съезде Федерации профсоюзов Беларуси в 2005 году доходчиво указал на их роль в белорусском обществе:

«И функция моя сегодня — не заниматься напрямую только исполнительной властью, а координировать деятельность всех ветвей власти. Всех! И общественных организаций, в частности, определяя направления их деятельности, - сказал Лукашенко. - Профсоюзный актив по-деловому включился в нынешнюю тяжелую уборочную кампанию. Стал полноправным помощником руководителей хозяйств в организации питания, быта тружеников, соревнования, информирования населения… Нам удалось повернуть профсоюзы к тому, чтобы они не только защищали, но и спрашивали со своих членов: а как ты выполнил объемы работ? Как ты вообще себя ведешь? Почему пьяный на работу приходишь? Это был период сильных профсоюзов. И сейчас надо к этому вернуться. Да, мы ваши интересы представляем и защищаем, поддерживаем. Но мы с вас и спросим за работу там, где нужно работать».

Очевидно, работники не могут защитить свои права, если они не организованы в независимые профсоюзы. Профсоюзы – это институт, возникший в рамках цивилизации Запада, точнее, продукт развития капитализма, породившего разделение власти и собственности. Нормально он может функционировать лишь в условиях рыночной экономики и демократии. В противном случае вместо баланса интересов отдельных групп общества появляется «вертикаль власти» и мифические «интересы государства» или «народа». Тут уж не до выяснения интересов отдельных групп между собой. Все подчиняется «интересам государства».

Профсоюзы, как институт согласования интересов наемных работников и нанимателей, в принципе, не нужен в странах социализма, где установилась «власть народа», а капиталистов ликвидировали. Но профсоюзы продолжают существовать даже на Кубе и в Северной Корее. Во время визита в Москву (сентябрь 2014 года) Фрейре, один из лидеров Кубинской конфедерации трудящихся, отметил, что «хотя вступил в силу новый Трудовой кодекс, который защищает права кубинских рабочих, его ведомство также несёт ответственность за организацию и воспитание их в патриотическом духе».

А теперь познакомимся с некоторыми аспектами положения профсоюзов в Эстонии, страны с лучшими условиями для реализации прав трудящихся среди постсоциалистических стран, и в то же время самой рыночной/капиталистической стране из всех этих стран.

Существенные различия в пользу эстонских профсоюзов бросаются в глаза уже при знакомстве с законом «О профессиональных союзах». Например, эстонский закон лаконичный, содержит короткие четкие предложения и, главное, первая статья информирует, что закон содержит все положения, относящиеся к созданию и функционированию профсоюзных организаций, т.е. там нет отсылочных норм.

А вот выдержка из белорусского закона: «Профсоюзы свою деятельность осуществляют в соответствии с Конституцией Республики Беларусь, настоящим законом и иными актами законодательства Республики Беларусь. Деятельность профсоюзов может быть ограничена в случаях, которые предусмотрены законодательными актами Республики Беларусь, в интересах национальной безопасности, общественного порядка или обеспечения прав и свобод других лиц». Из этого текста следует, что чиновник без особого труда может отклонить регистрацию не понравившегося властям профсоюза.

С другой стороны, профсоюзы не могут своими решениями предотвратить банкротство предприятия или увольнение работников. Но если при этом наниматель нарушает какие-то права работников, профсоюзы обращаются в суд, который, как правило эти права защищает. Например, если в первую очередь следует увольнять пенсионеров, а уволили более молодого работника, то профсоюз может возбудить судебное разбирательство. За воспрепятствование законной деятельности профсоюза руководитель предприятия наказывается штрафом в размере до 6,5 тысячи евро. А уж увольнение или препятствие приему на работу по «телефонному праву» неугодных властям работников в Эстонии просто немыслимо.

Упомянем еще одно из достижений эстонских профсоюзов. В 2001 году они задумали довести минимальную зарплату до 41% от средней зарплаты. И подталкивали правительство к постепенному ее повышению в течение многих лет. В 2016 году цель была достигнута. При этом минимальная месячная зарплата стала равной 430 евро (летом 2016-го года средняя зарплата в Эстонии составила 1160 евро). Сейчас даже средняя зарплата белоруса меньше. Экономика же Эстонии показывает рост, поэтому профсоюзы надеются добиться повышения минимальной заплаты в 2017 году до 470 евро.

В течение 20 лет белорусские власти оправдывали отсутствие рыночных реформ заботой о благосостоянии населения. Мол, переход к рынку понизит уровень жизни в стране, а положительную отдачу от этих реформ почувствуют лишь следующие поколения. Но в последние два года разговоры о переходе к рынку прекратились. Теперь мы возвращаемся в социализм. Будем жить, как кубинцы, где средняя зарплата равна 4-5 долларам (у нас это - 15-20 долл.). Профсоюзы будут воспитывать работников патриотами. И будем мы жить очень скромно, но будем любить свою родину и гордиться ею также, как гордятся кубинцы своей. И это будет белорусский социализм?

И будем просить бога, чтобы не было морозов?

Леонид Злотников, специально для Charter97.org