29 мая 2017, понедельник, 18:28

«Зачем в сельпо летом сто кило ананасов?»

4
Леонид Судаленко
Фото с сайта spring96.org

Как профсоюз РЭП отстоял права продавщиц.

Леонид Судаленко, правовой инспектор профсоюза РЭП, рассказал, откуда берутся огромные недостачи и как продавцу избежать их; какие документы нужно прочесть при приеме на работу и куда бежать, когда наниматель нарушает ваши права, пишет praca-by.info.

Леонид Судаленко, правовой инспектор профсоюза РЭП, на рабочем месте

– С какими вопросами работники обращаются к юристу профсоюза чаще всего?

– Вот буквально пять минут назад был типичный звонок: человек уволился и сомневается, правильно ли его рассчитали, имеет ли он право на те выплаты, которые перечислены во внутреннем положении о премировании. Наниматель сказал ему, что ничего не обязан выплачивать, потому что работник уволился по собственному желанию. Но работник уволился по соглашению сторон – а это совершенно другая статья Трудового кодекса. Поэтому наниматель не прав, и ему придется выполнить норму собственного положения, а не пытаться обманывать работника.

– Какие дела правовая служба Гомельского представительства профсоюза РЭП уже успела провести в этом году?

– В начале года пришли продавцы – работницы Гомельского РАЙПО из Севруков, у которых была громадная недостача. Размер этой недостачи нам удалось снизить на 38%. Следующий случай был с продавцом из Поколюбичей – из того самого Гомельского РАЙПО, кстати. На девушку, которая проработала около года по распределению, повесили огромную недостачу. Я советовал ей уволиться, но она не могла, потому что учебное заведение выставило бы ей счет за обучение. А РАЙПО выставило недостачу, эквивалентную трем тысячам долларов! Реально ли продавцу из сельской местности выплатить такую сумму? Заплатить за обучение, уволившись, и то было бы дешевле. У нас получилось уменьшить эту сумму.

А у известного Гомельского РАЙПО в случае обнаружения недостач почерк один: они тут же советуют продавцам: берите стиральные машины, диваны, мягкую мебель – мы все оформим на вас, а сами продадим и покроем недостачу. Или предлагают взять кредит. Вот такие фирменные «фишки» Гомельского РАЙПО, они практикуют их давно, эта тактика нам хорошо известна.

– Профсоюз РЭП много работает с недостачами?

– Мы на протяжении стольких лет помогаем снизить суммы выплат по недостачам продавцов, что многие, и даже судьи, шутят: «Может быть, вам уже пора переименовать профсоюз в работников торговли?»

– Откуда у продавцов берутся такие огромные недостачи?

- Потому что наниматель действует в своих интересах, а работник в это время молчит. Продавец из Поколюбичей в суде давала показания. Да, говорила она, я выкидывала сгнившие бананы, яблоки, персики... А на дворе лето: какие бананы в деревне? Зачем летом туда завозят фрукты? Я думаю, что это коррупционная схема руководства этого РАЙПО. Они берут десятками тонн товар, на который нет спроса, покупают эти фрукты у коммерсантов за вознаграждение себе – такое вознаграждение в народе называется «откат». Подчеркиваю: это мое мнение; оно сформировалось за годы работы с недостачами и конкретно с Гомельским РАЙПО.

Иначе зачем в сельский магазин привозят сто килограмм ананасов? Летом сельские жители не едят ананасов. А вина этой продавщицы в том, что она без актов списания на утилизацию фактически выкидывала деньги в мусорку. Каждый работник должен на имя нанимателя писать докладные записки: докладываю вам, что привезли сегодня ананасы, а они уже «плывут», у них срок реализации – сутки, я за сутки их не продам.

– Почему же она не писала эти докладные записки?

– Она этого просто не знала! К недостачам приводит правовая неграмотность продавцов. Они же подписывают договор о коллективной материальной ответственности. Тем самым они берут на себя обязанность сохранности товарно-материальных ценностей нанимателя. Я говорил и говорю всем продавцам: не молчите! Они приходят к нам в профсоюз, когда им наниматель предъявил недостачу.

– А когда продавцу надо приходить к правовому инспектору профсоюза?

– Надо приходить, когда заведующая заставляет выкинуть пропавшую рыбу. Или когда не работает холодильник в магазине: лето, рыба плывёт, колбаса вареная плавится. Вот тогда приходите ко мне! Я вас научу, как действовать, сведу недостачу к нулю, освобожу от ответственности! Но продавцы приходят, к сожалению, тогда, когда подписали коллективный договор, взяли ответственность на себя и выкинули товар – тем самым подписали себе смертный приговор.

– Как получается снизить в суде размер недостачи?

– Есть положение в Трудовом кодексе, которое касается взыскания ущерба, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей: суд с учетом семейного, материального положения работника и других обстоятельств, заслуживающих внимание, имеет право снизить размер недостачи, подлежащий взысканию. Практика показывает, что мы уменьшаем выплаты на 10-40 %.

– Как работник может доказать в суде, что он не в состоянии выплатить так много денег за недостачу?

– Это может быть справка о том, что работник самостоятельно воспитывает ребенка. Если ребенок учится на платном – нужно тогда показать договор с учебным заведением. Суду можно представить кредитный договор – это значит, что вам не хватает денег. Или если не работает кто-то из членов вашей семьи, например, муж потерял работу; у кого-то – инвалид или престарелый человек на иждивении...

Но бывают и курьезные случаи. Одна девушка, после того, как я ее попросил найти любые кредитные договоры, принесла кредитный договор на покупку айфона. Судья не принял этот договор; сказал: извините, у меня самого нет такого телефона, который вы купили на этот кредит. Нужно показать серьезность обстоятельств. И наша практика свидетельствует, что суд принимает во внимание эти обстоятельства.

Нам, как я уже сказал, давно предлагают переименоваться в профсоюз работников торговли. О нас идет молва: люди рассказывают друг другу, что где-то кого-то защитил профсоюз РЭП. Вот сегодня в 12 часов ко мне придет бывший работник троллейбусного парка, которому предъявили недостачу: он был начальником склада горюче-смазочных материалов, у него перерасход топлива. То же самое: человек молчал, пока работал; а когда уволили – выяснилось, что он остался должен.

– Какие вы можете вспомнить крупные дела?

– Например, дело гомельского жирокомбината: недостача была семьсот миллионов старыми, громадная сумма. В ответчиках – не только работники, но и три бывших директора. Четыре человека во время этого дела вступили в наш профсоюз.

Гомельский жировой комбинат

Закупалась товарная продукция – чтобы сделать майонез либо мыло, нужно порядка сорока ингредиентов. Есть и пищевые ингредиенты с ограниченным сроком хранения... Комитет госконтроля все это проверил и выявил, что некоторые товары на складе уже непригодны. Деньги потрачены, товары в производство не пущены, и их надо утилизировать.

И вот этой продукции наутилизировали на 700 миллионов. Причинен ущерб государственному предприятию – поскольку контрольный пакет акций жирокомбината принадлежит государству, хоть он и ОАО. И всем работникам, которые имели отношение к закупкам, предъявили иск.

– Как вам удалось побороть целый Комитет госконтроля?

– Я начал разбираться в этом деле. Обнаружил, что иск прокурора слишком сырой. Я даже не знаю, почему. Прокурор, наверное, торопился, потому что истекали процессуальные сроки. И прокурор даже не посмотрел коллективный договор. А в коллективном договоре записано, что работники несут материальную ответственность в размере, не превышающем 20% от своей среднемесячной заработной платы. То есть, если у работника зарплата три миллиона – а так и есть на жирокомбинате – то 600 тысяч заплати, и вне зависимости от суммы ущерба, ты свободен.

Трое из четырех, вступивших в наш профсоюз, пошли на мировое соглашение и заплатили эти 600 тысяч. А одна сотрудница, которая и сегодня там работает, сказала: «Я не виновата! Платить не буду!» И вот 2 июня будет продолжение этого жирокомбинатовского балета. Я допущен судьей, представляю интересы этой работницы.

– Кроме недостач, какие еще дела ведет профсоюз?

Анатолия Поплавного, члена профсоюза, мы восстановили на работе, взыскали около восьми миллионов компенсации за вынужденный прогул. И он работает на прежнем месте. И собирается подавать еще и на компенсацию морального вреда за незаконное увольнение.

Как удалось доказать незаконность увольнения? Я нашел в тарифном соглашении норму, улучшающую положение работника по сравнению с контрактом. То есть, в контракте написано, что Поплавного можно увольнять – но наниматель обязан был составить контракт с учетом тарифного соглашения.

Наниматель пытался доказать, что это тарифное соглашение на него не распространяется. Но пришли представители государственного профсоюза и опровергли это. То есть, Анатолий Поплавный был членом профсоюза РЭП, а на предприятии еще и действовало тарифное соглашение, разработанное другим профсоюзом, потому что наниматель подписал его. Но нашла эту норму именно правовая служба профсоюза РЭП.

Леонид Судаленко и Анатолий Поплавный

– Человек устраивается на работу. В каких документах записаны его права? Что нужно знать, что подписать, с чем ознакомиться?

– В первую очередь – контракт или трудовой договор. Подписать в двух экземплярах и один забрать себе.

Должностная инструкция – очень важный документ! Ее нужно не просто подписать для галочки – а внимательно прочесть и один экзtмпляр потребовать себе! Должностную инструкцию не лишним даже будет повесить на своем рабочем месте!

Работника, как правило, автоматом при приеме на работу заставляют подписать заявление о вступлении в профсоюз. Если это магазин, то это профсоюз работников торговли, например. И если работник вступил в профсоюз, то он должен ознакомиться с коллективным договором – особенно в части гарантий: посмотреть, как коллективный договор регулирует премии, отпуска, материальную помощь, взыскания, материальную ответственность за недостачи...

Над коллективным договором, главнее его по юридической силе, находится тарифное соглашение. Оно распространяется на работника даже в том случае, если он не вступил в профсоюз.

Работник должен ознакомиться с локальными нормативно-правовыми актами, которые приняла сама организация, в которой он работает: это приказы, положения, постановления, правила – об этом нужно спросить нанимателя и потребовать для ознакомления.

И конечно, работник должен понимать, что он подписывает договоры о бригадной, коллективной материальной ответственности. А если он подписывает договор об индивидуальной материальной ответственности – то за товар он несет стопроцентную ответственность. Поэтому если ты подписал договор о коллективной материальной ответственности, или, что еще хуже, об индивидуальной – тогда при любой угрозе для вверенных товарно-материальных ценностей – это и деньги, и товары, и скоропортящиеся продукты – сразу каждый работник должен обкладываться докладными записками. Причем не на имя заведующего магазином! Как продавщица из Поколюбичей говорит: “Я сообщала своей заведующей” – а заведующая молчала! И не устно, а письменно. Не на имя заведующей – она вас на работу не принимала, а на имя нанимателя. Таковы требования закона. Работник обязан предпринимать все зависящие от него меры, направленные на обеспечение сохранности товара.

– Но если далекий от законов работник не знает, как правильно написать докладную записку? В какой форме ее нужно составить?

– В очень простой. Посмотреть на часы и записать: “17 мая в 15:55 заведующая такая-то заставляла меня на рабочем месте выбросить пять килограмм гниющих помидоров. Я отказалась это делать. Так как я подписала договор о материальной ответственности, ставлю вас в известность о том, что сохранности пяти килограммам помидоров в моем магазине угрожает опасность. Я отказываюсь в дальнейшем нести за этот товар ответственность. Довожу до вашего сведения и прошу принять меры”.

– Как эту записку передать нанимателю? Допустим, заведующая отказалась даже разговаривать, с ней возник конфликт. Нужно нести в приемную, чтобы докладную записку зарегистрировал секретарь? А если и секретарь откажется, сославшись на то, что докладная составлена не по форме?

– Если секретарь отказывается регистрировать документ, то нужно пойти на почту и отправить докладную записку заказным письмом с уведомлением.

– А в каких случаях работник полностью не защищен перед нанимателем, и можно даже не обращаться в суд?

– Когда работник вступает в неформальные трудовые отношения с нанимателем. Что это такое? Очень просто – зарплата в конвертах. Когда вы согласились получить зарплату в конверте, вы теряете все гарантии, которое вам дает законодательство. Взыскать в судебном порядке с нанимателя долги тогда будет невозможно.

– Как работнику может помочь вступление в профсоюз РЭП?

– Если работник вступил в профсоюз, то он находится под защитой профсоюза. В любой момент он может обратиться в юридическую службу.

– А как же те профсоюзы, в которые работнику предлагают вступить прямо при приеме на работу?

– Однажды в Гомеле был уволен из-за недостачи весь трудовой коллектив магазина. Полностью! Они же числились в профсоюзе работников торговли. Уволенные работники пришли в профсоюз, а правовой инспектор им сказал: “У вашего дела нет никакой правовой перспективы, вас правильно уволили, по недоверию”. Они пошли в прокуратуру, а прокуратура говорит: “Есть одно место, где вам помогут”. Как вы уже догадались, прокурор отправил их в наш профсоюз РЭП. Вот за этим столом, в нашем офисе сидели тридцать четыре человека. Все они вступили в профсоюз, и мы их не только восстановили на работе, признав увольнение незаконным, а еще и моральный вред за незаконное увольнение взыскали в пользу каждого. Охранник магазина, который весь коллектив в наш профсоюз привел, сказал тогда: “Если бы я знал, что столько денег получу, то я бы в отпуск на море слетал!”