15 декабря 2017, пятница, 9:22

Немецко-французский телеканал выпустил спецрепортаж про Минск

3

Канал Arte сделал репортаж о современном искусстве в белорусской столице.

Немецко-французский канал Arte в серии «Metropolis» сделал репортаж о современном искусстве в Минске. Авторы знакомят зрителей с Михаилом Гулиным и его перформансами (за один из них он был арестован в 2012-м), Ольгой Гапеевой и ее поэзией, Максимом Сарычевым и его фотопроектами, галереей «Ў», Октябрьской, пишет nn.by.

Эти примеры современного искусства соединены в рассказ про «самую холодную столицу Европы в дороге на Запад». Закадровый голос, иногда подкрепленный высказываниями местных арт-активистов, все время колеблется: Минск — это место, где все еще живет советское прошлое, «архитектурно, стилистически, ментально?». «Советское прошлое глубоко укоренилось в душу Беларуси и формирует ее идентичность», — утверждается в репортаже. Об этом сообщает зрителю характерно советская музыка, которая звучит в начале сюжета. Или, возможно, действительность белорусской столицы функционирует сложнее, динамически соединяя остатки прошлой эпохи и современного глобализирующегося мира?

Основная задумка авторов — в вопросе: «Белорусская столица открывается миру?» Возможный скепсис понятен. Прежде всего, если взять во внимание политический контекст, который тесно переплетен с искусством и прошлым.

Политическим обстоятельствам уделяется много внимания: недавние протесты («впервые за долгое время демонстрировали тысячи») и определенное упрощение правил для въезда в страну. Аресты демонстрантов и художников, цензурные ограничения (которые постоянно меняются, и художники должны всякий раз заново отвоевывать свое свободное пространство). Милицейские участки, где арестованных жестоко избивают, а правохранители позволяют себе расистские шутки.

«Как это может совмещаться?» — диктор задает главный вопрос минской и белорусской действительности.

Гулин ставит свой очередной эксперимент: ставить белую кость из папье-маше около узнаваемых символов города. Arte показывает город как соцреалистическуюутопию: «монументальная архитектура заставляет человека почувствовать себя совсем маленьким». Заново отстроенный исторический центр («это нормально») уничтожен громадой Чижа — превращен в игрушечную кулису, пряничный сувенир. Минчане реагируют на художника положительно: еще одна аномалия в столице глубоко советизированной диктатуры.

Фотограф Михаил Сарычев в своих проектах занимаются и прошлым, и настоящим. Серия снимков с последних протестов, например, позволяет поднять вопросы влияния репрессий на человека, а также новейшую историю Беларуси: дотационную стабильность 2000-х и обвал 2010-х, который приобрел различные формы, от драматического сокращения зарплат до неожиданно массовых протестов.

Отсюда авторы репортажа логично переходят к роли России («отношение к великому соседу — амбивалентное») и вопросу о прошлом. Речь о втором проекте Сарычева, посвященном Куропатам. Фотограф ставит под вопрос официальную историческую политику — навязчивой концентрации на Великой Отечественной войне. Это «удобное отношение», ведь оно позволяет миновать проблемные моменты прежней истории — в том числе и Куропаты, «пример крайнего насилия и политического давления».

Ольга Гапеева в Минске. Фото: Kobalt.

Поэтесса Ольга Гапеева рассказывает о проблеме идентичности, присущей Беларуси — стране, которая всегда была «между» и которая сегодня вынуждена столкнулась с вопросом «кто мы?» В числе других мест Гапеева читает в музее Азгура — в сопровождении модерновой музыки. Это еще раз показывает сложную структуру минской жизни: такие выступления выглядят странно на фоне соцреалистических скульптур, где в свою очередь перемешаны белорусские национальные герои и советский канон (Колас рядом с Лениным и Сталиным).

«То, что молодые артисты, как она, могут выступать в государственном музее, показывает другую сторону Минска. Город предлагает и возможности», — замечает закадровый голос.

Этот же сторону белорусской столицы обнаруживает Октябрьская улица. «Почти что как в Берлине или Амстердаме», — если бы не два элемента ландшафта: доска почета и Ленин.

В самом конце репортажа Гулин говорит: «Происходят действительно интересные вещи. Есть несколько действительно хороших мест». Концепция повествования, заданная и заголовком, и многими ремарками о советском балласте, который якобы полностью формирует минскую повседневность, — окончательно распалась. То, про что в Беларуси писал, например, Кветковский («Ленин без контекста»), а для немецких СМИ — Мельянцов («Долгое прощание с БССР»), — хорошо видно в этом коротком видео.

Город меняется, люди не обязательно соответствуют стереотипным представлениям о жертвах жестокой диктатуры. И «кровавый режим», и советская архитектура, которая должна задавливать личность, не сумели остановить естественное движение времени: «Тем не менее, в Минске образовалась ангажированная и креативная сцена».