21 октября 2017, суббота, 6:21

Антиутопия и антивирус

48
Ирина Халип

Как государство забирает свободные дипломы у тех, кому их выдало.

Конец лета – время суровое. У школьников и студентов безжалостно заканчиваются каникулы, у их родителей стремительно пустеют кошельки, а выпускники вузов обязаны прибыть к месту распределения и приступить к работе на государство. Оно тебя учило – теперь ты ему должен. Оно тебя найдет, если решишь спрятаться, и все равно заставит. Ты с ним в кошки-мышки даже не начинай – все равно проиграешь.

В давние советские времена, когда образование было бесплатным, а распределение – обязательным, популярной была такая прибаутка: «Студентки пятого курса всегда носят в сумочке паспорт на случай, если кто-нибудь позовет в загс». Замужество или женитьба тогда гарантировали вожделенный свободный диплом. Теперь – нет: прежде думай о родине, а потом о себе, брак не освобождает от распределения. Но в этом году государство превзошло себя. Оно стало отбирать свободные дипломы у тех, кому их же и выдало.

Вот вам группа выпускников факультета журналистики. Из них 19 человек, обучавшихся «на бюджете», еще в апреле получили свободные дипломы. Свободное распределение они получили по разным причинам: к примеру, один – инвалид второй группы, другой ухаживает за отцом-инвалидом первой группы. Неважно, в общем, - в основном семейные обстоятельства и здоровье. Все эти ребята получили дипломы с приложениями о свободном распределении, но недавно их всех вызвали в университет и потребовали сдать эти чертовы вкладыши. Свободные дипломы, говорят, отменяются, будем вас распределять, а если кто откажется – по суду будет выплачивать государству потраченные на обучение деньги. Заявки от частных компаний, само собой, не рассматриваются и не принимаются.

На многочисленные «почему? как такое возможно? вы же сами нам дали свободные дипломы!» выпускникам объяснили: 1 июня вице-премьер Василий Жарко пришел в себя после бурного празднования последнего звонка и с устатку наваял поручение о стопроцентном трудоустройстве выпускников, потому что оно ему пригрезилось в тревожном недолгом сне. Пока поручение медленно шествовало по коридорам совмина, пока дошло до министерства образования, пока там писали письма и рассылали по всем отечественным вузам – выпускники успели получить дипломы. И теперь их вылавливают по всей стране, чтобы задним числом распределить. Папа-инвалид? Сам инвалид? Извини, товарищ, но для правительства это такие мелочи, что и говорить об этом нельзя. Принудительно трудоустроить нужно всех, так зачем-то Жарко придумал.

В результате у одного выпускника с дипломом журналиста теперь есть трудовая книжка, в которой записано «инженер». На четверть ставки где-то в дальних коридорах журфака с оплатой 50 рублей в месяц. Будешь, сказали, антивирусы устанавливать. Так вот для чего государство пять лет деньги тратило – чтобы журналисты антивирусы на кафедрах устанавливали. Я себе представляю, во что превратится учебный процесс с этими антивирусами.

Нескольких бывших студентов трудоустроили преподавателями тут же, на журфаке, - и тоже на четверть ставки. Остальным до сих пор угрожают «Медицинским вестником». То есть клиническая картина для «Медицинского вестника» ясна: нужно куда-то пристроить выпускников со свободными дипломами, потому что так в первую летнюю ночь Жарко привиделось. Но девать их некуда, и вузы рассовывают этих выпускников по полдюжины на одну ставку на своих же кафедрах, чтобы выполнить приказ. Потом отчитываются: приказ выполнен, стопроцентное трудоустройство. И, конечно, никто не скажет: извини, гражданин Жарко, но пока ты свои поручения сочинял, наши выпускники получили дипломы и улетели на Марс. У кого средний балл был похуже – те на Луну. И ловить их по всей Вселенной мы не можем, потому что у нас полномочий и денег нет. Лови сам, если хочешь. Бегай за ними и отбирай дипломы. А мы этой фигней заниматься не будем и хилые свободные ставки лучше между собой разделим.

Вряд ли какой-нибудь среднестатистический гражданин свободного мира сможет понять отношение белорусского государства к студентам, обучающимся «на бюджете». Оно ведет себя с ними так, как будто на беслатное обучение в состоянии поступить лишь тупые и бездарные – те, кто самостоятельно никогда в жизни на работу не устроится, и только государство может им помочь. Оно почему-то никак не может осознать, что на бюджетную форму обучения поступают не убогие, а те, у кого оценки выше. Поступают не из государственной милости, а всего лишь по сумме набранных баллов. Они никого не просили, в ногах не валялись, с челобитными на ступеньках министерств и ректоратов ночами не просиживали. Так почему государство считает, будто они ему что-то должны? Ответ один: потому что государство не только преступное, но еще и умственно отсталое.

Практически во всех западных университетах абитуриенты, получившие высокий балл на тестировании, могут рассчитывать на грант на обучение. И никто потом, представьте, за ними не бегает с обрезом и с криками «мы вас учили за свой счет, теперь вы должны на нас работать!». Почему-то там понимают, что талантливый выпускник университета принесет пользу человечеству, независимо от того, в каком государстве он будет строить свою карьеру. У нас же не понимают даже той простой арифметики, что молодой специалист, устроившийся сам на высокооплачиваемую работу, будет платить гораздо больше налогов, чем инженер на четверть ставки с дипломом журналиста, и намного быстрее компенсирует государству расходы на образование. И отказываются видеть очевидное: замысливший побег из места распределения выпускник все равно сбежит. О многочисленных, и даже сравнительно честных, способах такого бегства уже давно можно писать монографии.

Кстати, пару лет назад на одном из образовательных сайтов я наткнулась на рубрику «Вопросы и ответы» о распределении. Отвечала на вопросы ведущий специалист по кадровой работе ГИУСТ БГУ Дарья Корнеевец. Одна девушка писала, что учится на бюджетном отделеии, но скоро выходит замуж за гражданина Польши и уезжает. Ведущий специалист отвечала: «Брак с иностранным гражданином не является причиной для выдачи свободного диплома». То есть пусть гражданин Польши достает мошну, набитую злотыми, и выкупает крепостную невесту из рабства. А если голодранец – пусть ждет, пока невеста отработает на государство. Еще одна выпускница пишет, что ее распределили в другой город, и спрашивает, обязаны ли ей предоставить на время отработки жилье. Так вот, ведущий специалист отвечает: нет. Предоставление жилья молодому специалисту является правом, но не обязанностью работодателя.

Ну и какие еще могут быть вопросы к государству-работодателю? У него нет обязанностей, только права. Зато у молодых специалистов – никаких прав, сплошные обязанности. Как в сказке про вершки и корешки.

Только это не сказка, а реальность. Точнее, антиутопия. Многие из нас и не замечают, что давно живут в пределах одного литературного жанра. Кто сопротивляется – к тому приходит Большой Брат в форме. Кто не сопротивляется – того изводит неуважение к самому себе. И снова нет выхода, кроме Площади.

Ирина Халип, специально для Сharter97.org