24 октября 2017, вторник, 10:43

Время рисовальщиков

Фото: yaplakal.com

В преддверии грядущих выборов-2018 Кремль озаботился формированием для Владимира Путина предвыборной программы.

Надобность в которой усматривалась тем более срочной, что уровень жизни значительной части россиян продолжает снижаться, и народу, да и бизнесу, требуется показать свет в конце тоннеля.

В Беларуси такая проблема решается просто. Соберется пара идеологов, нарисуют с потолка светлое будущее. Потом привлекут НИЭИ, которое оснастит для правдоподобия картинку взятыми с того же потолка цифрами. И готово. Хочешь - примени как решения Всебелорусского собрания, хочешь - как НСУР-2030, хочешь - как предвыборную программу. Как заказчик скажет.

Все равно критиковать некому: цифры реальной экономики строго засекречены. Настолько, что не всегда известны даже власти, поскольку отчетность действительную картину искажает сильно. А предположениями критиков можно пренебречь. Считая, что они просто не в курсе.

В Кремле решили, что такой подход для страны, располагающей научным аппаратом, неприличен. И дали команду просчитать реальные варианты. Собрали группу аналитиков, поставили задачу. Руководителем определили первого замглавы президентской администрации Сергея Кириенко. Человека авторитетного, достаточно молодого, хорошо знающего обстановку в стране.

Но пока их анализ показал: на то, что хочется политически, - недостаточно средств, часть имеющих место тенденций - нежелательны, но нет ресурсов, чтобы их переломить. Пропагандистски приемлемой картинки не получается. Хотя меняли и руководителей проекта, и состав группы аналитиков.

Из данного факта можно сделать два вывода, принципиально важных для Беларуси. Во-первых, что экономика любой страны имеет значительную инерцию. Для перелома уже сложившихся в масштабах страны нежелательных тенденций 5-7 лет - не срок. Разрушить, как показал 1991г., можно и быстрее, но выстроить, наладить функционирование - требуются и большие ресурсы, и лет 10-15 интенсивной работы.

Во-вторых, что проблем в российской экономике значительно больше, чем говорит московская пропаганда. И что плана действий по решению этих проблем у Кремля пока нет. Просматривается, конечно, борьба либерального и этатистского крыла в истэблишменте, но только в сфере финансовой политики. Все равно этого для реиндустриализации недостаточно, а других инструментов управления экономикой в России и нет.

Наша проблема и в том, что любые реформы в Беларуси экономику России почти не затронут. Из-за малости экономики Беларуси по сравнению с российской. А вот реформы в России на экономике Беларуси скажутся. Опоздаем - нас просто раздавят, поскольку наши рыночные ниши станут самой доступной добычей для новых российских предприятий.

И в Россию, и в Беларусь кризис пришел в 2009г. В Россию - помягче, поскольку и приток природной ренты помог с ним бороться, и резервы у страны имелись. В Беларуси в 2011г. экономика просто рухнула. И до сих пор из этого кризиса наши страны выбраться не могут.

И мировой кризис перепроизводства, и санкции Запада к кризису в России и в Беларуси отношение имеют касательное. Скорее они выступили спусковым крючком российского кризиса и через него достали Беларусь. Основа нашего кризиса - исчерпание советского наследства, потеря конкурентоспособности значительной частью нашей промышленности при освоении наших внутренних рынков зарубежными конкурентами. А такая проблема за 5-7 лет не решается. 18 лет шли к этому кризису, и так просто, за пару лет, из него не выскочить.

Да, и в России, и в Беларуси имеются отдельные, вполне современные и конкурентоспособные предприятия. Как правило - небольшие. Но уровень экономики страны определяют не они, а средний уровень. И здесь на всем постсоветском пространстве - катастрофа, поскольку не видно, за счет каких ресурсов будет идти  модернизация массы предприятий и в каких направлениях. Уже ясно, что основная надежда правительств всех постсоветских стран -иностранный капитал - их проблемы решать не будет.

Для экономик и России, и Беларуси насущной необходимостью являются структурные реформы. Для России суть и содержание структурных реформ определяются тем местом в мировом разделении труда, на которое она будет претендовать. Не на лозунгах, а выстраивая в обоснование соответствующую экономику.

Для небольшой Беларуси говорить о ее месте в мировом разделении труда бессмысленно. Нам нужно еще насобирать небольших ниш на рынках, которые помогут запустить экономику и вытащить ее на траекторию роста. Можно, конечно, гордиться МТЗ и БелАЗом,  но и понимать следует, что они живы только потому, что их вытеснением с мировых рынков пока никто всерьез не занялся. Наша программа реформ должна принципиально отличаться от российской, и как они будут согласовываться в рамках ЕЭП - еще большой вопрос.

И в России, и в Беларуси не ни плана таких реформ, ни инструментов для их проведения. Но в России необходимость структурных реформ общепризнанна, идет интенсивный поиск путей решения этой проблемы, правда - в жестких столкновениях различных групп влияния и в условиях давления Запада.

А в Беларуси - все надеемся на «белорусскую модель» и ручное управление. Не имея ни цели, ни программы достижения этой цели. Потому и будущее Беларуси, если его не рисовать в пропагандистских целях, а попытаться просчитать из имеющихся трендов, выглядит мрачно. А других нет, и даже задача их формирования не поставлена.

Александр Обухович, «Белгазета»