19 сентября 2017, вторник, 14:43

Два пианино для Путина

2
Лилия Шевцова

Каким будет новый механизм воздействия на Кремль?

Российская система самодержавия оказалась в замешательстве последние пару лет. Эта система всегда держалась на двух предпосылках. С одной стороны - сдерживала европейскую цивилизацию, а с другой — использовала ее. Россия так поступала еще со времен Петра І. Потом так делал Сталин, когда использовал Запад как ресурс для российской экономики.

Посткоммунистическая Россия тоже пользовалась этой моделью. С одной стороны сдерживала Запад, как либеральную цивилизацию в плане влияния на российское общество, а с другой - использовала ее.

Таким образом, российская элита оказался очень успешной в личной интеграции в западное общество. Это не только счета в западных банках. Это использование Запада для продажи российских ресурсов. Чем была бы российская экономика без этой интеграции? Непонятно. Оказалась, что Россия выживает за счет Запада.

И вот нынешняя ситуация застала ее врасплох. Оказалось, что непонятно как жить дальше с такой моделью после аннексии Крыма и войны с Украиной. В отношении России был принят целый ряд санкционных пакетов. Самый основной — недавний американский. Впервые, Америка, которая в отношении России принимала санкции не один раз ударила по больному – по интеграции российского политического класса в западные структуры и общество. Американский Конгресс будет требовать от американских силовиков регулярных докладов о финансах российской политической элиты, всех их родственниках, начиная с президента и заканчивая членами правительства.

Уже нигде не спрячешься. Теперь Америка получит возможность влияния на выживание российской политической элиты.

Но в тоже время на Западе доминирует стремление найти новую форму игры на двух пианино в отношении России. С одной стороны сдерживать ее агрессивность, а с другой - не маргинализировать Россию. Ведь Россия на периферии становится еще более опасной. Вот вам и игра на двух пианино — сдерживание и сотрудничество. Нам еще предстоит увидеть, в какой форме эта модель заработает.

Лилия Шевцова, «Обозреватель»