23 сентября 2017, суббота, 1:21

Алесь Микус: Миссия белоруса – творческое упорядочение хаоса

4
Алесь Микус

Нам давно пора начать культивировать своих героев.

«История долгое время была «прилагательной наукой» - ее «прикладывали» к точке зрения того или иного правителя», – сказал когда-то российский ученый-физик, просветитель Сергей Капица. Действительно, переписывать историю, вырывать целые главы из героического эпоса белорусского народа, предавать забвению настоящих победителей – излюбленное занятие государственной пропаганды в Беларуси.

Из нашей памяти умышленно стирают времена Великого Княжества Литовского, когда территория нашего государства уступала по площади лишь Франции, рыцарскую славу наших предков, мудрость наших правителей и европейское наследие нашего народа.

Историкам свободной Беларуси предстоит большой фронт работы – восстановление исторической справедливости и возвращение простым белорусам гордости за свой народ, который всеми силами пытались превратить в «русских со знаком качества».

О забытых страницах истории белорусского народа и штампах государственной пропаганды сайт Charter97.org поговорил с музыкантом, создателем группы «Крывакрыж», редактором сайта Svajksta.by, переводчиком исторической литературы Алесем Микусом:

- Главным тезисом государственной идеологии в Беларуси является то, что белорусы и русские – «братья-близнецы». Как вы считаете, так ли это? Если нет, то какие отличия между белорусом и русским?

- Конечно, это не так, никакие не близнецы. Хоть пропаганда умеет делать и не такие вещи, главное долго и упорно что-то в головы вбивать. Русские – это вообще смесь, там нет разговора про этничность. Этнологи прекрасно знают, что, если говорить формульно, до Москвы жили балты, за Москвой жили финны, а еще дальше – угры. Массовый приход славян оспаривается не только у нас, оспаривают его и в России.

Поэтому можно было бы говорить про определенное родство с жителями территорий вплоть до верховий Оки, до верховий Волги. Конечно, нахождение в составе московского государства даром для них не прошло – печальные результаты наблюдаем уже даже на Смоленщине. Но этот момент надо понимать – про родство какого типа можно говорить.

Однако происхождение – это только полдела. Второе составляющее – это сознание. А оно там имперское, это уже вбито в головы и поддерживается самим существованием такой современной формации, как Россия. Возможно, когда там что-то переформатируется, станут актуальны и другие идентичности, более этнично-укорененные, более настоящие.

Россия никогда не оставит в покое ни нас, ни Украину, ни Латвию с Литвой и Королевецким (Калининградским) краем. У них это заложено в генетическом коде. Это такие тонкие вещи, но они есть. Киев они не оставят, поскольку там их начала – и христианства, и государственности. Наш с литовцами и латышами регион они не оставят, потому что с балтского, голядского Букала, например, началась Москва, а Романовы выводили себя от прусского нобиля Камбила. Эти связи так просто не разорвешь. А если разорвешь – так вылезут идентичности вологодские, костромские, смоленские, какие-нибудь чувашские. Короче, посыпется тогда их громадина.

- У нашего народа тысячелетняя история, огромный опыт государственности за плечами, много ратных подвигов, но почему-то в школьных учебниках принято делать упор на событиях Второй мировой войны. Какие славные периоды нашей истории, которые умышленно замалчиваются, стоило бы вспомнить и использовать для воспитания молодежи? Какие исторические фигуры могут стать прототипами для современных белорусских патриотов?

- Позволю себе высказать несколько небанальных мыслей. Я не в большом восхищении от фигуры Повстанца. Калиновский, Костюшко, даже «Слуцкі Збройны Чын», и даже победа под Оршей Константина Острожского – это все вынужденная реакция на действия сильного неприятеля. И всегда московского неприятеля, на котором все концентрируется. Они герои, они молодцы, и стоят нашего безусловного уважения, но такой культ все время отсылает к ситуации слабой жертвы перед сильным насильником. Насильник надвигается, жертва, как может, сопротивляется. Конечно, у нас такая история, такой под боком вырос сосед. И сегодняшняя ситуация не исключение, надо напоминать про примеры сопротивления и вдохновляться ими. И тем не менее мои герои – они другие.

Например, Богуслав Радзивил в 17 веке. Представитель нашей законной власти, великокняжеской. Когда нашествием шли с юга казаки Хмельницкого, Богуслав Радзивил их разбивал. Он из ряда фигур, которые упорядочивают хаос и беспорядок. Из этого же ряда – например, Лугвен, сын Ольгерда, он жил на переломе 14-15 веков. Уже его отец Ольгерд сталкивался с силой Московского княжества, а вот Лугвен подчинял мелкие княжества на верхней Оке, их жители когда-то составляли с нами общее пространство.

Или взять Константина Езовитова. Он был министром обороны в Белорусской Народной Республике, военным министром в Белорусской Центральной Раде во время Второй мировой. Также из хаоса творил элементы порядка. Не скажу, тяжелее это или легче, чем восставать в отчаянии, но мне это импонирует больше. Или еще один полузабытый персонаж – генерал Люциан Желиговский, из ошмянской шляхты. Он тот, кто в 1920-м захватил Виленский край, создал «Среднюю Литву». Да, он нарушил международные договоренности, он отхватил от Литовской Республики кусок ее законной территории, он действовал в польских интересах. И все же эта акция ставит Желиговского, например, на один уровень с итальянцем, поэтом и авантюристом Габриелем д‘Аннунцио. Он в то же время, за месяц до Желиговского, создал так называемую «Республику Фиуме».

Кстати, мы с друзьями-музыкантами, бардами, которые выступают под именами «Шляхціч» и «Паўночны воўк» намереваемся вскоре подготовить такой небольшой музыкальный релиз. Предварительно он имеет название «Мой генерал». Там будет про Езовитова, Желиговского, Михаила Витушку, руководителя послевоенных антисоветских партизан. Я считаю, что важно культивировать наших генералов, представителей нашей силы, не менее, чем косинеров или случчаков.

Архетип украинца – это действительно повстанец. Российский архетип – такое «тесто», которое бесконечно набухает и всех накрывает. А вот наш архетип, как мне представляется – это тот, кто творчески упорядочивает. Архетипы литовца или латыша, кстати, это более внутренние вещи, такая их судьба, они носители архаики и очень древнего огня внутри. Такие вот «игроки» в нашем регионе.