16 октября 2021, суббота, 6:45
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Не понимаю, зачем было бить мать»

14
«Не понимаю, зачем было бить мать»

Белорус почти месяц не может забрать престарелую мать из московской психиатрической клиники.

«Радыё Свабода» поговорила с жителем Витебска, который уже несколько недель вынужден жить в московском хостеле и пытается восстановить документы пожилой матери.

«Мать не приехала ни утром, ни вечером»

Андрей Чевтаев живет в Витебске более 25 лет. В Беларусь переселился еще в советское время, после службы в армии. Брат его в России, а 78-летняя мать до недавнего времени жила в Узбекистане, в городе Бухара. Андрей не раз звал мать к себе, в 2017 году она наконец-то согласилась.

Продала квартиру, перевела деньги сыну в Беларусь. Андрей добавил немного своих, приобрел для матери новое жилье в Витебске, сделал ремонт. Мать, Нелла Степановна, купила билет на самолет до Москвы. Оттуда должна была позвонить сыну и ехать в Витебск уже наземным транспортом 15 декабря. Однако на связь так и не вышла.

«Перед поездкой мать позвонила мне и сказала - завтра буду. Поставила перед фактом, - говорит Андрей. - Конечно, надежнее было бы ее приехать встретить ее в Москву, но я уже не успевал, оставалось шесть часов. Говорю - ладно. Как приедешь в Витебск, то позвони на мой мобильный номер. И после этого - все, пропала. Не приехала ни утром, ни вечером. На следующий день я пошел в милицию в Витебске. Они ее искали, выяснили, что официально границу не пересекала, в Минск не прилетала. Заявление приняли, морги проверили. А потом мне сказали, что не ищут людей за пределами Беларуси, иностранцев».

У такім стане Нэлу Чаўтаеву знайшлі валянтэры.

«Бабушка в сугробе»

В ночь с 19 на 20 декабря через несколько дней после того, как Андрей Чевтаев не дождался матери в Витебске, волонтерам из российской организации «Лиза Алерт» позвонил житель Домодедово Марат. Он сказал, что возле подъезда своего дома на улице Набережной нашел сильно избитую пожилую женщину, которая отказывается от помощи и не хочет идти в полицию. А полиция, в свою очередь, отказывается ее забирать.

С помощью волонтеров удалось выяснить, что она уже попадала в полицию три дня назад, 16 декабря. Тогда ее посчитали бродягой и отпустили в город.

Ситуация осложнялась тем, что женщина не могла объяснить, кто она и откуда, частично потеряла память и вела себя не совсем адекватно. Повторяла слово «Узбекистан», о родных могла сказать только то, что сына зовут Андрей, а живет он «там, где сажают картошку».

Волонтер организации «Лиза Алерт» Татьяна все же разговорила женщину и узнала, как ее зовут - Нелли Степановна Чевтаева. Через социальные сети связалась с сыном Андреем. Через несколько дней в больницу, где на тот момент лежала избитая Нелли Чевтаева, приехал ее внук, а затем и сын. Там они узнали, что женщина не имеет при себе никаких документов, а ее физическое и психическое состояние не позволяют забрать Нелли Степановну с собой в Беларусь.

«Мне в соцсетях волонтеры написали. Они нашли мать раньше, чем милиция и полиция, - говорит Андрей Чевтаев. - Я сразу поехал в Москву, надеялся, что скоро можно будет решить все вопросы, забрать мать в Витебск. Но в итоге и Новый год здесь провел, и теперь сижу в хостеле. К консулу сходить, к мэру (имеется в виду глава города Домодедово. - Прим) ... Знаете, здесь и отношение полиции к белорусам такое же, как к гастарбайтерам каким-то. Они мою мать вообще за бодягу приняли. А какое отношение к бродягам? Сами понимаете».

История «бабушки из сугроба» попала в российские СМИ, получила резонанс. Андрею начали звонить журналисты. В том числе, как говорит белорус, из «желтых изданий», которые хотели знать самые горячие подробности. В результате мужчина перестал отвечать на звонки с незнакомых номеров.

«Еще в витебской милиции сказали, что искать мать не будут»

Андрей Чевтаев уже почти месяц живет в московском хостеле. Его мать перевели из обычного госпиталя в психиатрический - она по-прежнему не может вспомнить обстоятельств избиения и потери документов. Убеждена, что сейчас 1984 год, а избили ее неизвестные по дороге с работы домой.

Чтобы беспрепятственно перевезти Нелли Степановну в Беларусь, сыну нужно восстановить ее паспорт. Вначале в посольстве Узбекистана сказали, что этот процесс займет около трех месяцев. Ускорить его можно было бы, если бы Нелли Чевтаева самостоятельно вернулась в Узбекистан и занялась там восстановлением бумаг. Но чтобы получить новый паспорт, нужно иметь прописку, а свою квартиру в Бухаре женщина продала, когда готовилась переезжать к сыну в Витебск.

«Вещи матери из аэропорта, багаж, 27 декабря почему-то обратно отправили, в Узбекистан, - продолжает Андрей Чевтаев. - Я не смог их забрать из аэропорта без доверенности. А какая доверенность, если мать в психиатрической лечебнице? Она не может мне их подписать. И сейчас вещи в Узбекистане, я даже переодеть мать не могу в чистое. Авиакомпания обещала вернуть их обратно, мне здесь все равно еще долго новый паспорт для матери ждать. Но когда это будет, я не знаю».

Как долго еще придется жить в московском хостеле, Андрей Чевтаев не представляет. В посольстве Узбекистана обещали ускорить процесс восстановления документов. Возможно, они будут готовы уже через две недели. Местные власти Домодедово обещали бесплатно заселить белоруса в отель, однако пока этого не сделали.

«Еще две недели точно здесь буду, очень надеюсь на это, - говорит Андрей Чевтаев. - Живу на сто рублей в день (около 2 долларов. - Прим.), за хостел нужно платить 500 рублей в сутки (около 10 долларов. - Прим.)».

Для Андрея, который имеет инвалидность и ходит на костылях, это значительные средства. За помощью к белорусским властям он обращаться не хочет.

«Обращался ли я в белорусское посольство в Москве? Знаете, мне еще в витебской милиции сказали, что никто поисками заниматься не будет, - говорит витеблянин. - И все. Хорошо, что хоть справку дали, что уголовное дело заведено. Все волонтеры делают».

Андрэй Чаўтаеў месяц жыве ў маскоўскім хостэле.

«В Беларуси будут новые проблемы»

Андрей Чeвтаев говорит, что мог бы привезти мать в Витебск без документов, однако это вызовет еще большие проблемы.

«Я бы мог сейчас мать забрать и перевезти ее в Витебск нелегально. Но на границе документы проверяют сейчас, паспорта. Как я перевезу ее, - говорит Андрей. - Можно было бы машину какую-то найти, попробовать перевезти. Но это же не собачка, это человек. Как потом в Беларуси документы восстанавливать? Не факт, что это удастся. А багаж как получить? Там, возможно, какие-то документы остались».

По словам витеблянина, в Беларуси его мать ждут новые проблемы. Неизвестно, как быстро удастся добиться перевода пенсии из Узбекистана в Беларусь, получить разрешение на жительство. Сколько, в случае необходимости, будет стоить госпитализация в белорусской больнице. Не надеется Чевтаев и на расследование российской полицией нападения на мать. Сам он держится версии, что кто-то знал о продаже квартиры и мог следить за Нелли Чевтаевой еще из Узбекистана.

«Зачем было мать избивать? Ну забери ты деньги и отпусти. Знаете, в 90-е даже более гуманно было, стариков не трогали тогда, - сетует Андрей. - Ужас. Я был сегодня там, возле аэропорта, где ее нашли. Зачем она выходила вообще из здания, как так получилось? Если бы багаж получила, то и багаж пропал бы. Возможно, кто-то знал, что она квартиру продала. Подумал, что она деньги с собой везет».

О том, как долго ему еще жить в Москве, Андрей Чевтаев узнает в середине января, когда должен быть ответ из посольства Узбекистана.