25 июня 2018, понедельник, 17:03
Рубрики

Доллар вновь может стать источником процветания США

9

Cекрет прост - привязка сильной валюты к золоту.

Вот она: книга на все времена. Благодаря своей новой работе «Золото: финальный стандарт» (Gold: The Final Standard) и двум предыдущим томам Нейтан Льюис зарекомендовал себя как один из самых значительных и правильно мыслящих авторов книг по экономике в истории, наряду с Фридрихом фон Хайеком, Людвигом фон Мизесом, Генри Хэзлиттом и несколькими другими авторами. Нейтан Льюис понимает тему денег лучше, чем практически все остальные современные писатели: он один за другим разрушает вредные мифы, которые насылают бедствие на экономическую политику и мешают нормальному экономическому росту США и большинства других стран.

Ключом к «большому буму» (наряду с введением низкого налогообложения) являются стабильные валюты. Без устойчивой валюты нашу экономику постигнут гораздо более опасные кризисы, чем в 2008-2009 годах, за которыми последует слабое восстановление, медленно разрушающее законность наших либеральных демократий.

Почему правильная валютная политика настолько важна? По словам Льюиса, современная экономика — это в конечном итоге «огромная сеть сотрудничества, <…> в которой практически ничего не создается без грамотного сочетания товаров, услуг, рабочей силы и капитала со всего света <...> Эта сеть сотрудничества создана с помощью денег, при этом информация по этой сети передается посредством цен, процентных ставок, прибыли и убытков. Такие, как может показаться, простые «единицы информации» руководят всей экономической активностью».

Нестабильные валюты похожи на компьютерные вирусы: они искажают эти «единицы информации». В результате этого возникают своеобразные «разрушительные пузыри», такие, как безумие на рынке недвижимости, которое предшествовало экономическому кризису 2008-2009 годов. В 2001 году баррель нефти стоил чуть больше $20. Затем Министерство финансов США и Федеральная резервная система стали намеренно ослаблять доллар, ошибочно предполагая, что это простимулирует экспорт и экономический рост. В итоге цена за баррель нефти взлетела до отметки выше $100. Цены на другие предметы потребления также поднялись. Такой всплеск цен появился не из-за естественного спроса, а из-за падающего курса доллара. Так или иначе, большинство людей приняли близко к сердцу послание, которое, казалось бы, сообщали растущие цены: «Все эти вещи становятся более ценными». Эта дезинформация, о которой сообщали взлетевшие цены на товары общего потребления, привела к неправильным инвестициям размером в сотни миллиардов долларов, в частности в строительство жилья.

Каждый понимает, что в повседневной жизни нужны фиксированные меры и весы: количество жидкости в одном галлоне, количество унций в одном фунте, количество минут в одном часе. Эти меры и весы не колеблются: они неизменны.

Точно так же, как мы используем весы, чтобы измерить, сколько человек весит, мы используем деньги, чтобы измерять стоимость товаров и услуг. Если сама измерительная рейка становится нестабильной, нарушается и стабильное функционирование экономики — точно так же, как нарушилась бы наша жизнь, если бы количество минут в одном часе постоянно колебалось.

Как наилучшим образом достичь стабильности национальной валюты? Ответ прост: нужно связать валюту с золотом. Очевидно, что благодаря золотому стандарту мы не получим абсолютно точного измерения, но, как показывает Нейтан Льюис в своей лаконичной и глубоко научной истории, золото сохраняло присущую себе денежную стоимость лучше, чем что-либо еще на протяжении целых 5000 лет. Серебро также сохраняло свою денежную стоимость до середины девятнадцатого века. Но, по ряду причин, после этого серебро сильно отклонилось от соответствия со стоимостью золота. Именно поэтому большая часть крупных стран мира перешла исключительно к золотому стандарту.

Колеблющаяся сегодня цена золота отображает скорее не реальную стоимость этого желтого металла, а колебания стоимости различных валют.

Нейтан Льюис разоблачает все бессмысленные разговоры об эффективной валютной политике и огромные заблуждения о золотом стандарте. Нужно привязать стоимость валюты к фиксированному весу золота (десятилетиями доллар США соответствовал 1/35 унции золота). Задача валютной политики — это поддержание валюты на фиксированном уровне. И точка. Во время всеобщей паники центральный банк государства может выступать в роли «кредитора последней инстанции» для платежеспособных банков, но займы необходимо быстро вернуть.

Льюис также рассказывает о длящемся с незапамятных времен соревновании сторонников устойчивых валют с теми, кто по определенным причинам хотел с ними играть. На протяжении веков писатели защищали достоинства «жонглирования» стоимостью валют как способа стимуляции процветания и усиления могущества государства. Адам Смит и другие экономисты сорвали эту абсурдную затею (а также другие самоубийственные планы, например, план по ограничению торговли между странами). Убеждение в том, что валюта должна иметь фиксированную стоимость в золоте (больше двух столетий отношение фунта стерлингов к золоту оставалось на уровне 3,89 фунтов за унцию), широко распространилось в обществе благодаря бурному экономическому успеху Британии, начавшемуся на заре восемнадцатого века, а затем благодаря экономическому росту США после денежных реформ Александра Гамильтона при Джордже Вашингтоне.

К началу Первой мировой войны почти все уважающие себя государства использовали золотой стандарт — или же знали, что нужно его использовать. Главным образом благодаря тому, что валюта была стабильным и поэтому неразрушительным инструментом, мировая экономика росла в невиданных масштабах. Казалось, что все идеи об искусственном повышении стоимости валюты были основательно дискредитированы, причем в последнем случае это привело к серии поражений кандидата от Демократической партии США Уильяма Дженнингса Брайана, который выдвигался на пост президента США и выступал за инфляцию и против золотого стандарта.

После начала Первой мировой войны правительства начали в огромных масштабах финансировать то, в чем страны, участвующие в конфликте, видели борьбу не на жизнь, а на смерть. Но, как дальновидно отмечает Нейтан Льюис, еще до войны люди, и британцы в том числе, начали забывать, почему золотой стандарт настолько эффективен. Это посеяло семена замешательства в обществе.

После войны последовало постепенное возвращение золотого стандарта (согласно Льюису, который провел блестящее исследование), он вернулся в версии, значительно напоминающей довоенную, но затем золотой стандарт был просто уничтожен Великой депрессией. Рассказывая о том, что на самом деле происходило в эти противоречивые годы, Льюис опровергает ряд заблуждений, в том числе заблуждение о том, что золотой стандарт был причиной ужасного глобального экономического спада, тогда как в действительности он стал его жертвой, и о том, что Федеральная резервная система США спровоцировала или только усугубила кризис.

Причины Великой депрессии были просты: подписанием Закона Смута-Хоули о тарифе, который обложил огромными налогами многочисленные импортные товары, США спровоцировали пагубную глобальную торговую войну, что вызвало такие же ответные меры от других стран. Сейчас это кажется невероятным, но правительства ответили на последовавший экономический спад существенным повышением уровня налогообложения (в США даже ввели налог на выписку банковских чеков), еще больше усугубившим обвал экономики. Затем страны во главе с Великобританией вступили в конкурентные девальвации, затормозившие восстановление экономики и отравившие международные отношения.

Льюис вносит ясность в ведение валютной политики и опровергает заблуждения, которые по сей день не дают некоторым экономистам увидеть всю полноту картины. Они видят мир сквозь линзы цен, процентных ставок и денег. Удивительно, но, когда они анализируют причины тех или иных экономических событий, от их внимания ускользают такие критические факторы, как налоги, законодательство и культура. Из-за такой слепоты по отношению к реальности многие правительства и по сей день полагаются на то, что центральные банки будут поддерживать экономики их государств.

Из-за Великой депрессии древняя идея об изменении правительствами стоимости валюты для искусственного ускорения экономического роста обрела новую жизнь уже в современном облачении (в виде в большинстве случаев бесполезных, скучных, но впечатляющих математических формул). Джон Мейнард Кейнс добавил дополнительные инструменты, чтобы поддерживать экономику на определенном уровне: контроль процентных ставок, правительственных расходов, налогов, тарифов и контроль капитала.

В 1944 году на конференции, устроенной странами антигитлеровской коалиции в Бреттон-Вудс, штат Нью-Гэмпшир, для разработки послевоенной валютной и торговой системы, несмотря на изначальные возражения Кейнса, участники, по распоряжению США, решили по окончании войны принять новый золотой стандарт. Все валюты должны были привязать к доллару по фиксированному курсу, а доллар должен был быть привязан к золоту в следующем соотношении: по $35 за унцию.

Льюис подметил фатальное несоответствие, которое в итоге разрушило Бреттон-Вудский золотой стандарт и обрекло весь мир на посредственный экономический рост. После ужасов и хаоса стольких лет Великой депрессии государства нуждались в валютах с фиксированной стоимостью, что и должны были обеспечить Бреттон-Вудские соглашения. Но большинство правительств также хотели заниматься валютным и экономическим управлением по Кейнсу. Обычно под этим имелась в виду «свободная» валютная политика, которую вели для того, чтобы получить дополнительные деньги, поскольку верили в то, что это ускорит экономический рост, особенно перед выборами. Конечно же, легкие деньги означали, что валюта страны будет колебаться относительно курса доллара и золота. Чтобы сохранить официальную стоимость валюты, государства применяли всевозможные панацеи, например, ограничение суммы денег, которую можно вывозить за границу. После чего они капитулировали посредством девальвации национальной валюты.

Удивительно, но люди, ответственные за определение политического курса, не понимали, и все еще не понимают, что если они хотят сделать валюту стабильной, нужно, прежде всего, сконцентрировать всю валютную политику на этом процессе.

До семидесятых годов двадцатого века США хотели сохранить золотой стандарт, но не понимали, что легко это можно осуществить, только если правильно вести валютную политику. Если курс доллара ослабевает относительно курса золота, нужно сокращать базовую денежную массу в обращении, и наоборот, если курс доллара повышается относительно курса золота. Вместо этого американцы прибегали к контролю капитала, запугивали немцев, чтобы те больше платили за содержание гарнизонов вооруженных сил США, размещенных в их стране, а также к другим методам по «поддержке» платежного баланса.

В начале семидесятых США необдуманно и неосторожно отказались от золотого стандарта, на самом деле не намереваясь делать это. И это даже несмотря на то, что в эру Бреттон-Вудских соглашений уровень роста производства американской промышленности был одним из самых высоких за всю историю США. Результатом таких действий стало десятилетие безудержно растущей инфляции, экономической стагнации и политического соперничества. В восьмидесятых годах президент Рональд Рейган разрешил Федеральной резервной системе положить конец этой ужасной инфляции, однако его желанию восстановить золотой стандарт препятствовали Милтон Фридман и другие видные экономисты.

В восьмидесятых и в большую часть девяностых годов США придерживались относительно благоразумной валютной политики. Это, в сочетании снижением налогов при Рейгане и его политикой, которая была направлена на победу в Холодной войне, в конце концов позволило США и миру насладиться экономическим бумом. Но из-за столь прискорбного невежества многих экономистов и правительственных чиновников США в отношении необходимости устойчивого курса доллара Америка в начале двухтысячных, увы, поддалась соблазнительной «песне» о дешевом долларе. После кризиса 2008-2009 годов Федеральная резервная система усугубила это тяжкое «преступление» с помощью всевозможных действий, которые разрушили экономику и привели нас к десятилетию слабых экономических показателей.

Сильные мира сего все еще придерживаются очередного заблуждения о том, что центральные банки могут дать нам долговечное процветание. После прочтения книги Нейтана Льюиса они смогут навсегда излечиться от этой нелепой идеи.

Стив Форбс, Forbes.ru