20 августа 2018, понедельник, 22:08
Рубрики

Основатель Bitcoin Center: Один биткоин — это купюра в миллион долларов

7

Ник Спэнос не знает, каким будет курс криптовалюты.

Основатель и директор Bitcoin Center NYC Ник Спэнос не знает сколько будет стоить биткоин в будущем, покупает пиццу за криптовалюту, рассказывает про выборы на основе блокчейна и утверждает, что квантовый компьютер не сможет погубить криптографию. Цитаты из его высказываний публикует издание bolshoi.by:

1

В мире по-разному относятся к криптовалютам, но, например, в США ситуация, когда криптовалюты объявят вне закона, нереальная. США по сравнению с другими странами лидирует в изучении технологии блокчейн и криптовалют. Сегодня здесь криптовалюты используются наравне с обычными деньгами, и оборот только увеличивается.

2

Я не знаю, что сказать, когда спрашивают, сколько биткоин будет стоить через месяц, год. Да и что вы подразумеваете под курсом биткоина? Вы говорите о сатоши. Каждый биткоин — это 100 миллионов сатоши. Если рассматривать биткоин как доллар, а сатоши как цент, то один биткоин — это купюра в миллион долларов. Как много будет стоить биткоин? Люди пытают спрогнозировать его цену, но в реальности биткоин — это всего лишь выражение сатоши. Сколько он будет стоить? Какой курс? Не знаю. Вы решите сами, пожалуйста.

3

Я запросто могу прожить в Нью-Йорке месяц, имея лишь наполненный криптовалютой электронный кошелек. Допустим, последняя моя покупка за биткоины — пицца. У нас в сфере услуг принимают оплату биткоинами, но если мне вдруг понадобится рассчитаться долларами, я сниму их в своем личном биткоин-автомате.

4

Можно ли в трех предложениях объяснить, что такое блокчейн, чтобы стало понятно даже тому, кто про него никогда не слышал? Объясню одним предложением: это система учета, защищенная от фальсификаций. Причем неверно утверждать, что блокчейн нашел широкое применение только в сфере криптовалют. Криптовалюты — это одно из популярных направлений, но далеко не единственное. На данный момент мы уже применяем блокчейн в столице США для записи голосований, что потом находит отражение в инфопотоках — так называемых оракулах. Оракулы же передают информацию в «умные контракты», которые запрограммированы на финансирование партии политиков в зависимости от того, как эти политики голосуют в сенате. Например, голосование за расходование бюджета, выделенного, скажем, на постройку моста. Или голосование о запрещении продажи того или иного лекарства. Еще один пример, не связанный с США: правительство Дубаи заявило, что переводит весь документооборот на блокчейн к 2020 году.

5

Не совсем правильно говорить о том, что при использовании блокчейна любая транзакция видна любому желающему. Есть разные виды блокчейнов — публичные и непубличные (закрытые). Бизнесы могут использовать второй тип и дополнительно шифровать информацию. В конечном счете все зависит от поставленной цели. Если цель — прозрачность и открытость, тогда хорошо, когда транзакции видны всем желающим.

6

С криптовалютами и блокчейном ничего не случится, когда наберут популярность квантовые компьютеры. Они уже есть, они продаются — вы можете такой компьютер купить. Криптография же будет взрослеть и совершенствоваться параллельно с развитием и совершенствованием квантовых компьютеров.

7

Не думаю, что банки станут сопротивляться новым веяниям. Они уже активно включились в изучение блокчейна и криптовалют. Еще в 2015 году в Нью-Йорке был создан консорциум из девяти крупнейших на тот момент финансовых компаний (Goldman Sachs, JPMorgan Chase Bank, UBS и другие) в сфере разработки применения технологии блокчейн в финансовой системе. Сегодня в него входят уже 70 финансовых институтов. Помимо этого существуют и другие консорциумы.

8

Я не даю никаких прогнозов, не знаю, что будет с криптовалютой в будущем, сможет ли она «убить» национальные валюты. Все меняется очень быстро, и никто не может с уверенностью сказать, что произойдет. Но в любом случае я не считаю, что криптовалюта — это какая-то угроза. Государства должны активнее включаться в изучение криптомира, тогда будет понимание и не будет никаких страхов.