14 ноября 2018, среда, 15:18
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

«Поновороссили» и бросили

17

Что стало с «ДНР» и «ЛНР».

Так называемые «ДНР» и «ЛНР», где сегодня проживают около 4 миллионов человек, рискуют надолго остаться зоной замороженного конфликта. Корреспондент The Insider Илья Волжский отправился на территорию непризнанных республик и узнал, как ставленники Кремля борются со ставленниками силовиков, каким образом республики обходят санкции и как местные власти связаны с олигархами и криминалом.

Чекисты vs Кремль

Российские пограничники на международных пунктах пропуска упрямо называют «ДНР» и «ЛНР» Украиной, интересуясь при этом, имеет ли желающий попасть на ту сторону человек отношение к ополчению или СМИ. Журналистов ждет продолжительная беседа со специальным человеком в штатском. После ответов на вопросы о том, куда именно и с какой целью путешественник направляется, следует формальный контроль на стороне республик.

По дороге от границы к Луганску почти не видно следов боев, происходивших в этих местах летом 2014 года. Лишь редкие развалины и посеченные пулями и осколками заборы напоминают о былых сражениях. Большинство пострадавших домов восстановлены и заселены. «Только в окрестностях луганского аэропорта до сих пор воняет паленой мертвечиной», — рассказывают местные. Пассажиры общественного транспорта обсуждают низкие пенсии, высокие цены, невозможность найти хорошую работу. Эти знакомые темы время от времени окрашиваются местным колоритом: необходимостью успеть добраться до дома до начала комендантского часа или жалобами на то, что в некоторых населенных пунктах у линии соприкосновения в последнее время снова усилились обстрелы.

Смена главы республики, произошедшая в «ЛНР» в конце ноября, почти не отразилась на жизни простых граждан. Разве что над зданиями госучреждений в дополнение к ЛНРовским появились российские флаги. Бывший руководитель республики Игорь Плотницкий якобы покинул свой пост по состоянию здоровья. «Сказались многочисленные боевые ранения, последствия контузии», — говорилось в официальном заявлении по случаю его отставки. «Ага, матрасом придавило, — ухмыляется один из бывших подчиненных бежавшего в Россию «Плота». — Игорь Венедиктович с самого начала боевых действий прославился тем, что очень жестко руководил выдачей постельных принадлежностей в батальоне «Заря». На «передке» предпочитал не появляться. Если не украинцы, так свои же могли подстрелить. Его в войсках иначе как «Плотвой» или «Жабой» не называли».

Авторитетные командиры ополчения – Беднов, Дремов, Мозговой, Ищенко — обвиняли Плотницкого в разворовывании гуманитарной помощи и присвоении огромных сумм, полученных от нелегальной продажи угля в Украину. Но вскоре все они быстро и загадочно погибли. «Да и с распила на металлолом целых цехов и шахт «Плот» доляху получал однозначно, – продолжает рассказ собеседник The Insider. — Пытался лапу наложить на все заводы, комбинаты и шахты. Правда, в итоге почти все предприятия закрылись. Известно, что разворовали даже деньги, выделенные на разбитый техникой и обстрелами на асфальт. Зато хватило на коттедж в Подмосковье по соседству с Януковичем».

Про тандем новых руководителей ЛНР – и. о. главы республики, экс-министра госбезопасности Леонида Пасечника и его ближайшего союзника, руководителя республиканского МВД Игоря Корнета — в республике говорят неохотно. Опасно. Можно «попасть на подвал». Лишь один из собеседников The Insider рассказал, как Корнет при Украине служил в правоохранительных органах. «Сначала его вытурили из милиции, но позже взяли в уголовный розыск, — вспоминает источник, близкий к бывшему руководству ЛНР. — Там он занимался борьбой с незаконным оборотом наркотиков. Проще говоря, крышевал поставки героина и другой мерзости в Луганскую область. Когда началась заваруха, Корнет примкнул к ополчению. Я его впервые увидел во время авианалета на здание областной администрации 2 июня 2014 года. Помню, как он вскакивал, когда в помещение заходили приехавшие из России высокопоставленные «отпускники». Они его окликали Кларнетом. Корнет не подавал виду, что обижается, и быстро вырос со старшего лейтенанта до генерал-майора».

Бойцы подразделений ополчения ГБР «Бэтмен» и ДШРГ «Русич» публично заявляли, что Корнет курирует наркотрафик с территории Украины через линию фронта, а Пасечник – его ближайший подельник. Командира «Бэтмена» Александра Беднова, вступившего в должность министра обороны ЛНР, власти республики обвинили в тяжких преступлениях и 1 января 2015 года сожгли огнеметами вместе с охраной, объяснив это оказанием сопротивления при задержании. То, что за этим стояли руководители силового блока ЛНР, устранившие претендовавшего на лидерство конкурента, ни для кого не является тайной. Есть информация, что Игорь Корнет причастен к организации убийства легендарного комбата Павла Дремова, пытавшегося бороться с поставками наркотиков на подконтрольную ему территорию. И взорванного на праздновании его собственной свадьбы.

Почти с самого начала правления в ЛНР Плотницкого между ним и главами МГБ и МВД нарастало противостояние. Плотницкий неоднократно пытался избавиться от неудобных подчиненных. Но, как отвечали Пасечник и Корнет, «не он назначал, не ему и снимать!» Многие в республике уверены, что Плотницкого на должность посадили политические кураторы из Москвы, тогда как силовиков продвигали на посты российские спецслужбы. В процессе длившегося три года конфликта были арестованы и погибли немало людей, в том числе и весьма высокопоставленных. Так, премьер-министр ЛНР Геннадий Цыплаков, задержанный по подозрению в попытке совершения государственного переворота в сентябре 2016 года, был найден повешенным в подвальной камере. Экс-глава парламента ЛНР Алексей Карякин, живущий в России, назвал этот случай инсценировкой самоубийства.

«Плотницкий принародно выселил Корнета из дома, который тот отжал у барыги в обмен на гарантии безопасного отъезда на Украину. Можно подумать, что сам глава все это время жил в собственной квартирке. Он не отважился бы сам переть на Корнета настолько прямо, — пояснил источник The Insider. — Его кто-то надоумил или даже спровоцировал, забыв предупредить, что поддержка будет оказана лишь в случае, если Плотницкий возьмет верх. В итоге в распоряжении бывшего главы осталось лишь около 130 верных бойцов, которых хватило лишь на то, чтобы занять оборону в здании администрации, откуда ему дали уехать в Россию. Видимо, решили не трогать, как человека, подписавшего Минские соглашения». Многих брошенных Плотницким на произвол новой власти сподвижников уже арестовали по обвинению в связях с украинской стороной. Хотя именно Плотницкого называли агентом влияния украинского олигарха Александра Ефремова.

Между тем, многие ветераны ополчения, получившие на войне серьезные ранения и даже ставшие инвалидами, сегодня оказались в ЛНР не у дел. Особенно бедствуют добровольцы, приехавшие защищать Донбасс от «бандеровцев» и «правосеков» из других областей Украины. Их родственники и близкие, оставшиеся за линией фронта, часто подвергаются травле, а порой даже уголовному преследованию как пособники сепаратистов. Горевший в танке Виктор, у которого в результате травмы отнялись ноги и плохо слушаются руки, живет в хибаре и не может набрать денег даже на покупку угля, необходимого для обогрева. У него, как и у многих других воевавших сепаратистов, утеряны все документы. Теперь он не может получить новые, а без паспорта нельзя даже рассчитывать на пенсию и другие выплаты.

Те, кто себя ассоциировал с Украиной, уже давно перебрались за линию фронта, оставшиеся с ужасом говорят об установленных Киевом ценах на ЖКХ и рассказывают, что даже мизерные зарплаты и пенсии в ЛНР (минимальная — около 3700 рублей) выше, чем в Украине. «Только вот колбаса украинская была сильно вкуснее».

Как зарабатывает «нарядная республика»

На границе ЛНР и ДНР уже год работает таможня. Частные лица могут беспошлинно провести на территорию соседней республики не более 3 кг мяса, 1 литра крепкого алкоголя и 10 пачек сигарет. Со стороны ЛНР весь досмотр осуществляет один боец, вооруженный калашниковым и знаком «кирпич». ДНР встречает путников хорошо укрепленной огневой точкой, ощетинившейся стволами крупного калибра. По сравнению с луганщиной в ДНР есть вполне приличные дороги и в целом жизнь выглядит гораздо более комфортной. Сам Донецк – город контрастов. Центр живет по вполне европейским стандартам: с ресторанами, бутиками, дорогими автомобилями и даже ночными клубами, клиенты которых вынуждены дожидаться за закрытыми дверями конца комендантского часа. Сами дончане в шутку называют ДНР нарядной республикой. Но вот районы, находящиеся у линии фронта, проходящей сейчас по окраинам миллионного мегаполиса, почти ежедневно подвергаются артиллерийским обстрелам. Люди, не сумевшие уехать из опасной зоны, четвертый год ночуют в подвалах. При этом местная полиция нередко обвиняет их мародерстве за попытки как-то приспособить для жизни вещи из брошенных соседских домов. «По-человечески мы их понимаем, — объясняет сотрудник донецкого уголовного розыска Денис. — Но раз в Уголовном кодексе есть наказание за мародерство, обязаны принимать меры».

В ДНР также почти никто не отваживается обсуждать деятельность местных властей. Открыто критиковать руководство ДНР согласился лишь донецкий политик, основатель бригады «Восток» Александр Ходаковский, находящийся в открытой оппозиции главе республики Александру Захарченко.

«До начала противостояния сегодняшний глава ДНР был мелким контрабандистом, похвалявшимся тем, что зарабатывал себе на жизнь, перетаскивая через границу различные грузы, — так в интервью The Insider отзывается о своем тезке Александр Ходаковский. — Политической конкуренции в республике сегодня не существует. Захарченко остается на уровне пахана большой шайки. Сегодняшняя власть все больше капсулируется, закрывается в себе. Они не очень понимают, что реально происходит вокруг. Часть населения уже начинает их ненавидеть. Полностью задавлена медийная сфера. Цензура достигла такого масштаба, что даже трудно обозначить ее пределы».

Отношение к Захарченко в республике, действительно, неоднозначное. <Мнение предшественника Захарченко на посту главы ДНР Игоря Гиркина (Стрелкова) читайте в его интервью «К власти и в Донецкой, и в Луганской республике Сурков привел бандитов» — The Insider>. Одни искренне называют его Батей и утверждают, что руководитель легко пожертвует жизнью за интересы своего народа. «Он даже в кабаках сам платит!» — с восторгом рассказывает один из жителей Донецка. Другие утверждают, что Захарченко склонен к пьянству, окружил себя свитой из нечистых на руку фаворитов, душит любые проявления свободомыслия и мечтает построить режим по примеру того, что установил в Чечне Рамзан Кадыров. По слухам, глава ДНР даже планировал нанести визит в Грозный, чтобы обменяться опытом правления с лидером всех чеченцев, но эта поездка не вызвала восторга у российских кураторов, и Захарченко после многочасового ожидания развернули назад.

«Александр Тимофеев (министр доходов и сборов ДНР) как-то назвал Плотницкого дураком и сказал, что мы тоже совершили приватизацию, но прикрыли ее ширмой создания государственных предприятий, – рассказывает Ходаковский. - На самом деле за каждым госпредприятием, как это и принято в капиталистическом мире, стоят частные интересы. Но фасад, необходимый для удовлетворения запроса народных масс, украшают красивые наименования».

Именно Александра Тимофеева часто называют «главным по отжимам» и «кошельком Захарченко». Местный активист, долгое время занимавшийся поставками в ДНР гуманитарной помощи, рассказывает, как однажды на арендованный им склад пришли сотрудники министерства доходов и сборов и потребовали половину всей гуманитарки «в интересах республики». Когда они получили отказ с объяснением, что вся помощь – адресная и волонтер просто не может отдать посылки с именами конкретных получателей, визитеры удалились. Но на следующий день неустановленные вооруженные люди вскрыли хранилище и вывезли все товары и продукты в неизвестном направлении. Еще одним примером самоуправства Тимофеева местные жители называют историю со сменой собственника Центрального рынка Донецка, якобы отжатого лично Тимофеевым. «Не отжатого, а переданного по официальному договору, подписанному у нотариуса», — комментирует эту историю полицейский Денис.

Туманна и ситуация с реализацией газа, поставляемого из России по цене, в разы меньшей, чем идет в Украину. Ходаковский рассказывает, что в 2015 году на этапе становления всей системы управления республикой на многие предприятия приходили люди Тимофеева и требовали, чтобы деньги за газ переводились им напрямую. По словам командира «Востока», любой рентабельный бизнес в ДНР находится под подобным контролем. Особенно это касается таких сверхдоходных отраслей, как табачная и водочная продукция.

«Дошло до того, что был принят закон, согласно которому прокуратура не имеет права контролировать министерство доходов и сборов в плане поступления и расходования финансов, как собранных в республике, так и пришедших из России, – рассказывает Александр Ходаковский. — Фактически, в курсе деятельности ведомства находится три человека: Захарченко, близкая к нему министр финансов Екатерина Матющенко и глава министерства Александр Тимофеев. Зато в структуру министерства вошли два батальона, имеющих на вооружении тяжелую технику. Еще два батальона легализовывались через МЧС, а одно очень хорошо вооруженное подразделение специального назначения «Витязь» – через Минтранс. У них, к примеру, есть аж 16 крупнокалиберных пулеметов Утес, которые на передовой днем с огнем не сыщешь».

Ходаковский утверждает, что кроме этих подразделений существует и личная гвардия главы республики. Всего, по подсчетам оппозиционного политика, силовой ресурс Захарченко и Тимофеева насчитывает примерно восемь батальонов. Это до трех тысяч хорошо вооруженных бойцов, расквартированных в Донецке и близлежащих населенных пунктах и не принимающих участия в боевых действиях. Они обеспечивают безопасность и устойчивость трона и не задействованы в обороне республики. При этом на передовой солдаты годами сидят без ротации.

Торговля в обход санкций

Уже четвертый год Россия поддерживает ЛНР и ДНР за счет своих ресурсов. Хотя точных сумм не может назвать, вероятно, никто, речь может идти о 70-90% всего бюджета республик. То есть – о сотнях миллиардов рублей ежегодно. Налогов в регионе собирается крайне мало. Объем производства и добычи угля падает. Из-за этого остановились все смежные и сопутствующие предприятия. Работники отправляются в неоплачиваемые отпуска.

Официально Россия не может как-либо взаимодействовать с республиками из-за угрозы ужесточения санкций. При этом блокада со стороны Украины привела к тому, что на прилавках магазинов обеих республик представлены лишь товары российского, белорусского и местного производства. «К сожалению, сегодня к нам поступают самые дешевые, а значит крайне низкокачественные продукты, — рассказывает жительница Донецка Алеся, — У нас и в ЛНР производятся в основном табак и водка. Хотя у многих товаров есть бирка «сделано в ДНР», из чего именно они сделаны, не очень понятно».

На большинстве предприятий металлургической отрасли ДНР и ЛНР весной текущего года было введено внешнее управление. До этого момента заводы, принадлежавшие Ринату Ахметову и другим украинским олигархам, не только платили подати в бюджет страны, с которой республики находятся в состоянии непрекращающейся войны, но и отсылали в Киев специальный «военный налог», идущий на проведение антитеррористической операции. Но хотя на сегодняшний день эти производства, теоретически, должны пополнять местную казну, в реальности дело обстоит совсем иначе.

«К сожалению, предприятия работают со значительно более низкой, чем при Украине, рентабельностью и эффективностью, – рассказывает Ходаковский. — В бюджет они перечисляют лишь оплату за электроэнергию и логистику, а также налоги с заработной платы сотрудников. Сейчас, согласно указу руководства ДНР, для них действуют налоговые льготы, позволяющие не платить большинство видов положенных по закону сборов. Есть основания предполагать, что основная часть доходов от реализации их продукции остается за пределами Донбасса».

Ходаковский приводит пример Донецкого металлургического завода (ДМЗ), основной продукцией которого является чугун, поступающий на другие предприятия Донбасса, изготавливающие из него различные виды товаров. «Возможно, дальше они уходят через Россию в страны третьего мира, которые не боятся сотрудничать с ДНР из-за очень серьезного дисконта. Но для производства чугуна необходима руда, которая ранее поставлялась с местных ГОКов (горно-обогатительный комбинат). Думаю, что это сырье теперь поступает из России. Не исключаю, что прибыль, получаемая от реализации произведенной в республике продукции, может оседать в неких фондах, откуда она уже направляется в наш регион. Можно предположить, что это делается для минимизации санкционных рисков».

Одна из общепринятых схем поставок продукции за пределы ДНР – заключение договоров с фирмами-прокладками в Южной Осетии, которые, в свою очередь, дальше легализуют товары через Россию, официально признавшую южноосетинскую государственность. Под эти задачи в Донецке создавалось представительство Южной Осетии, куда приезжали и бывший, и действующий главы этой республики, в свою очередь, еще летом 2014 года признавшей независимость ДНР и ЛНР. За переориентацию поставок в Россию продукции предприятий, на которых введено внешнее управление, отвечает ЗАО «Внешторгсервис» (общество зарегистрировано в Южной Осетии). 4 апреля 2017 года Александр Захарченко подписал указ, согласно которому под временную администрацию ЗАО «Внешторгсервис» попали металлургический завод «Донецксталь», Енакиевский и Макеевский металлургические заводы, «Енакиевский коксохимпром», Ясиновский коксохимический завод, «Макеевкокс» и Харцызский трубный завод. Многие местные бизнесмены восприняли это как продолжение неофициальной, но фактической интеграции в российскую экономику.

«К сожалению, этот процесс саботируется создающими препоны местными квазиэлитами, сформировавшимися за годы с начала противостояния с Украиной, – утверждает Ходаковский. — Причем в них входят не только Захарченко и Тимофеев, но и огромное число связанных с властью деляг, которые крутятся вокруг. Произошло максимально возможное сращивание власти и бизнеса. Возникли кланы, в которых состоят десятки чиновников и коммерсантов. Эти лица заработали во время кризисной ситуации 2014—2015 годов на торговле углем, топливом, металлом и прочими товарами миллионы долларов. Их интересы вступают в конфликт с процессами интеграции с Россией. И эти дельцы, понимая, что утрачивают влияние на финансовые потоки, пытаются тормозить процесс».

По некоторым данным, в сотрудничестве с металлургическими предприятиями ДНР заинтересованы крупные российские коммерсанты. Например, Сулейман Керимов. За налаживание подобных отношений отвечает беглый украинский коммерсант Сергей Курченко, обосновавшийся в Москве. Именно он занимается организацией теневых схем по реализации продукции с Донбасса. «Насколько мне известно, Курченко изначально хотел выборочно контролировать взаимодействие с отдельными производствами, – говорит Ходаковский. — Так, Харцызский трубный завод производит высококачественный продукт, который легко можно предложить тому же «Газпрому». Но в итоге ему поручили заниматься всем комплексом задач по импорту и экспорту».

Многие собеседники The Insider, близкие к власти в ДНР, на условиях анонимности называют Александра Захарченко очень капризным человеком. По их словам, попытки давления на главу республики вызывают у того неадекватную, крайне импульсивную реакцию. Это не могут не видеть в Москве. Возможно, сделанные несколько месяцев назад заявления о вероятном в ближайшие годы сокращении оказываемой помощи связаны именно с утратой доверия Кремля к руководству ДНР.

Странный обмен

В последние месяцы 2017 года ситуация на фронтах значительно обострилась. Глава Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине (СММ) Эртурул Апакан 19 декабря заявил: «Мы с беспокойством отмечаем резкое ухудшение ситуации. Количество нарушений режима прекращения огня достигло уровня, которого мы не фиксировали с февраля этого года». В период с 11 по 17 декабря СММ насчитала почти 16 000 нарушений прекращения огня, при этом сотрудники миссии фиксируют далеко не все случаи.

Наплевав на Минские и все прочие соглашения, стороны активно используют артиллерию крупных калибров. Официально обе стороны отрицают наличие крупных потерь. Но источник The Insider в донецком корпусе вооруженных сил рассказывает: «Каждый месяц только «двухсотых» с позиций увозят минимум взвод (от 20 до 50 человек). На донецком кладбище постоянно появляются свежие могилы молодых пацанов. А ведь многие ребята приехали из других городов и даже стран». Военные обеих республик серьезно опасаются возможного наступления ВСУ. «Постоянно приходит оперативная информация о том, что в нескольких десятках километров от линии фронта, в районе городов Краматорск, Константиновка, Славянск и др. разгружается военная техника, пребывают свежие резервы, — добавляет собеседник. — Если «укропы» устроят серьезное нападение, то легко сомнут нашу оборону. И все потому, что некоторые негодяи умудряются пировать за счет чужих жизней. Хотя по бумагам в нуждах передовой работают два цементных завода, ни одной тонны раствора на фронт до сих пор передано не было. Также якобы для строительства укреплений списывается множество леса. Но по моей информации Царь (министр обороны ДНР Владимир Кононов) распиливает их на принадлежащих ему лесопилках и продает как стройматериалы». При этом линия фронта во многих местах проходит непосредственно по территории населенных пунктов. И в случае массированной атаки сражения будут вестись непосредственно в жилых кварталах. В первые же дни уличных боев неизбежно погибнут сотни, а возможно и тысячи мирных жителей миллионного города. Ведь вся территория Донецка сегодня находится в зоне поражения крупнокалиберной артиллерии и систем залпового огня.

Много вопросов вызывает и крупнейший за все время противостояния обмен пленными, произошедший 27 декабря. Изначально предполагалось, что обмен пройдет по схеме всех на всех по формуле «74 на 306». Однако в реальности ДНР и ЛНР дали свободу 73 содержавшимся у них военнослужащим ВСУ и другим лицам, а украинская сторона отпустила лишь 238 человек. Киевские власти объяснили настолько серьезное расхождение в цифрах тем, что ранее уже были освобождены 40 человек, а еще 29 отказались возвращаться в ЛНР и ДНР. Директор украинского Института правовой политики и социальной защиты Елена Бережная сообщила, что информация об отказе десятков людей покинуть украинскую территорию – ложь. «Они не отказывались от обмена, они прошли все процедуры для передачи их на другую территорию, в связи с чем просят помощи у правозащитных организаций! Лично мне подтвердили свое согласие именно на сегодняшний обмен граждане РФ Евгений Мефедов, Максим Сливко, Сергей Шилин, Егоров Сергей Геннадьевич, Черных Павел, Тимоновский Игорь, а также единственная среди них женщина Ольга Ковалис! Кроме того также там ждет обмена гражданин Эстонии Поляков Владимир», — рассказала она. Позже президент Украины Петр Порошенко объяснил, что россиян, находящихся в украинских тюрьмах, будут менять только на украинцев, которые находятся в заключении в России: «Будет прилагаться больше усилий, чтобы вытянуть наших граждан из российских тюрем, из Крыма оккупированного — и ради этого мы сегодня не отдали ни одного россиянина. И более 15 граждан России, которые пребывают в наших тюрьмах, должны быть направлены на возвращение домой Сущенко, Сенцова, Кольченко, Клыха, Карпюка и многих других».

Есть в этом обмене и другие странности. Так, по утверждению источников в ДНР, в списки переданных украинской стороной «пленных» попали лица, вся вина которых заключалась в том, что они, проживая на подконтрольной Киеву территории, симпатизировали сепаратистам. Так, жительница Мариуполя Светлана Акимченкова была задержана в возрасте 19 лет за то, что сдавала квартиру человеку, якобы связанному с ДНР. Светлана два года провела в СИЗО и теперь оказалась в Донецке, где у нее нет ни родственников, ни друзей. На свободе оказался и другой мариуполец — Сергей Хараджа, приговоренный в июле 2016 года в Запорожской области к 14 годам тюрьмы за убийство двух человек и и похищении крупной суммы наличности. Почему уголовник был затребован властями самопровозглашенных республик и в итоге передан им – загадка. А в списке отданных Киеву оказался некто Виталий Швайко. По некоторым данным, он с 2014 года возглавлял предприятие ЛНР «Лутугинский научно–производственный валковый комбинат», где организовал сбор металлоломома, не гнушаясь даже распилом военной техники, за что и был арестован луганскими силовиками. Возможно, что в списки на обмен он попал благодаря тому, что приходится двоюродным братом экс-министру аграрной политики Украины Игорю Швайка.

«Почти с самого начала конфликта между сторонами действует тайная, но хорошо работающая система выкупа военнопленных и задержанных по подозрению в шпионаже людей, — поясняет The Insider знакомый с ситуацией силовик ДНР. — Некоторые подразделения не докладывают начальству о том, что захватили пленного, надеясь обменять его без муторных формальностей на плененного однополчанина. Или просто продать такого «раба» за деньги. Это до сих пор практикуется обеими сторонами. Впрочем, нет полной ясности и с официальными процедурами. Именно поэтому, скорее всего, не публикуются полные списки тех, кого готовят отдать противнику».