18 октября 2018, четверг, 2:26
Нам нужна ваша помощь
Рубрики

Как выглядели аптеки, в которые ходили наши предки

3

Магдебургское право открывало дорогу для совершенствования фармацевтических учреждений.

Рискованным было занятие фармацевтикой в Московском царстве. После  изготовления подозрительных составов можно было оказаться на дыбе или, что еще страшнее, на костре. С травниками и лекарями бояре не церемонились, сообщает litvin.pl.

Царь Иван Грозный только в дипломатических целях, из уважения к английской королеве Елизавете решился на то, чтобы при его дворе появилась аптека некоего Джеймса Френча. Этот знаток целительных средств был послан в Московию в 1581 году.

При  царе Алексее Михайловиче в Кремле разбили аптекарский огород, где выращивали разные лекарственные травы для пользования самого царя и его семьи. Но для простого народа в Москве аптеки открыли только в 1672 году. И то после разрешения православных иерархов.

Иначе обстояло дело в Великом княжестве Литовском. Магдебургское право открывало дорогу для совершенствования фармацевтических учреждений. Первые аптеки в землях литвинов появляются уже в 15 веке. В Вильно действуют аптеки, которые готовят средства не только для лечения аристократов, но и горожан, простых крестьян. Цены уже тогда на разные снадобья были умеренные. Как и врачебная помощь.

Медики руководствовались практикой античных целителей, опытом Галена и Гиппократа, кодексом врачебной этики, распространявшимся ведущими европейскими университетами.

Кто мог получить  разрешение на открытие аптеки в городах Великого княжества Литовского? Любой лекарь или предприниматель, который заслужил уважение муниципалитета или великого князя. К примеру, в 17 веке большим почтением в Минске пользовался некий Криштоф Рабец. Он открыл там первую документально подтвержденную аптеку.  Право на аптеку этому человеку власти дали, приняв его заслуги  во время войны ВКЛ с московитами в 1654 году.

Вообще аптекари литвинских городов были специалистами широкого профиля. Они не только продавали мази и порошки, но и пускали кровь, ставили припарки, вырывали больные зубы. Старинная аптека работала почти круглые сутки. На ночь полагалось дежурить ученикам аптекарей, которые могли в ночную пору также перетирать травы и возгонять жидкости, готовить мази на основе воска, жира, дегтя.

В сложных случаях лекарства отправляли специальными курьерами на дом к больным. Муниципалитеты следили за тем, чтобы цены на лекарства не превышали установленные пределы.

Высоким качеством славились с 15-го века лечебные препараты, которые предлагали страждущим монастыри и разные религиозные братства. При обителях кармелитов, францисканцев, базилианцев существовали специальные мастерские для  производства широкого ассортимента настоев и лечебных средств из местного сырья. Монастыри по некоторым видам лекарств были монополистами.

Иезуиты также участвовали в этом фармацевтическом бизнесе. В 17 веке они предлагали больницам и врачам лекарства оптом. Причем продавали заморские травы  из Индии, Африки, Америки, используя международные связи своего ордена. Поэтому обычная старинная аптека  в каком-нибудь среднем городе ВКЛ могла запросто предлагать своим клиентам порошок из кожи крокодила или пасту из картофеля, которую рекомендовали в качестве средства от ожогов. Первый картофель попал в литвинские земли из Германии, куда его привезли итальянцы в качестве именно лекарственного средства.

Коллегии иезуитов в Полоцке, Пинске, Гродно, Бресте, Несвиже заводили свои собственные аптеки для бедных, откуда  неимущие жители городов и деревень получали лекарства бесплатно. Богатые сословия, естественно, должны были платить, но умеренно. Такие аптеки организовывали при больницах коллегиумов. Доход от аптек иезуитов шел на стипендии ученикам иезуитских школ, на закупку книг и учебных пособий.

Аптекари иезуитов в ВКЛ и Польше заслужили добрую славу препаратами, ставшими широко известными в Европе. К примеру,   брат  Вильгельм из Кракова в 1591 году изобрел пилюли против чумы. Порошок из хинного дерева, продававшийся братьями ордена Игнатия Лойолы признавался как лучшее средство от всяческих лихорадок и простуд.

В Гродно, к примеру, здание старинной аптеки, основанной иезуитами, делилось на две части. В одной на двух этажах выставлялись на полках различные лечебные средства и работали сведущие в фармацевтике специалисты. Вторая часть отводилась под подсобные помещения и склады, под лаборатории, где проводились опыты с препаратами.  Здание аптеки прилегало к костелу.

По европейской традиции кадры в фармацевтической отрасли Великого княжества Литовского пополняли школы, которые имелись при аптекарских цехах. Там учили не только заготавливать и обрабатывать лекарственное сырье, но и азам тогдашнего маркетинга. К примеру, обучали искусству оформления аптекарских вывесок и составления рекламных афиш, которые высекали в камне или вырезали на деревянных досках.

Хроники сохранили имена некоторых известных аптекарей-иезуитов. В Гродно в 17-18 веках работали Ян Тишкевич, Симон Войтеховский. Знаменитый фармацевт ВКЛ Андрей Юцевич (1708-1725) на протяжении полутора десятилетий изготавливал удивительные лекарства, которые принесли ему заслуженную славу и запись в каталогах ордена Игнатия Лойолы.

В 1724-25 гг. фармацевтом и санитаром в Гродно также служил  Ежи Зыман. Мастерству аптекаря его обучили  в имении литовского подскарбия в городе Несвиже. Потом два десятилетия (1726-47) на этой должности трудился Томаш Грымский.

Иезуит Мартин Каинский преподавал  философию в  Виленской академии, проповедовал  в Святой Липке, в Кёнигсберге, начав свою карьеру на посту  фармацевта в 1757 году.

В середине 18 века появляются аптеки, которые в качестве маркетингового хода применяют княжеские или королевские гербы. В 1748 году минский аптекарь Ян Давид Шейбе получил от короля польского Августа Третьего право на монопольную продажу лекарств под вывеской с королевским гербом.

Благодаря продуманной политике магистратов, количество аптек в ВКЛ планомерно росло с 15-го века. К началу 18 столетия в городах насчитывалось, как утверждают белорусские историки, не менее 40 аптекарских заведений  в 37 городах. В городах, где проходили сеймы или имелись королевские или великокняжеские резиденции, существовали аптеки для лечения аристократии.