19 ноября 2018, понедельник, 15:25
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Аннексия и вопросы языкознания

16
Леонид Гозман
Фото: facebook.com/civilforum

Даже в такой мелочи, как «на» – «в» Украине, Россия позиционирует себя как оккупант, демонстрирует высокомерие и презрение.

На "Первом канале" [телеведущий] Кирилл Клейменов, рассказав очередной раз, как все плохо в (на) Украине, выступил в роли лингвиста. Сказал, что по-русски правильно говорить не "в", а "на".

Приятно, что появился новый авторитет в вопросах языкознания – давно не было. Но если посмотреть умные филологические источники, то окажется, что можно говорить и так, и так. Однако в словах Клейменова, как ни странно, есть резон. Сложилось у нас именно "на". В какой степени здесь заложено непризнание украинской субъектности, я не знаю. Наверное, не без того. Но сложилось это давно, никакой беды не было бы, если бы так и осталось. Мы же не стали произносить "Киргизию" через "ы" или писать "Таллин" с двумя "н" на конце. И "Лондон" продолжаем говорить, хотя англичане произносят "Ландон", и "Пекин" вместо "Бейджина".

И с Украиной пусть бы оставалось "на", если бы не война, которую мы там уже пятый год ведем, если бы не Крым, если бы не погибали украинцы от рук "настамнетов". Для многих украинцев важно, чтобы произносилось именно "в". "На" по телевизору или в речах нашего начальства – сигнал Украине, что мы и дальше будем делать все, чтобы лишить их независимости, унизить, вернуть в статус сателлита.

Они же не потому говорят "на", что привыкли – они, простите за детское слово, дразнят, издеваются, плевать, мол, мы на вас хотели. А значит, это фактически и призыв к кому-то из украинских военных нажать на курок, ибо Россия устами своих пропагандистов и прочих спикеров даже в такой мелочи, как это самое "на" – "в", позиционирует себя как оккупанта, пользуясь любой возможностью продемонстрировать высокомерие и презрение.

Вы скажете, такое внимание к предлогам со стороны украинцев неадекватно – делом, мол, надо заниматься, а не зацикливаться на ерунде. Но имеем ли мы право учить кого-либо, какие чувства правильные, а какие нет? Тем более, жертв агрессии, совершенной нашей страной?

Леонид Гозман, Facebook