24 августа 2019, суббота, 2:29
Мы в одной лодке
Рубрики

Российский эколог: У Беларуси внимания к безопасности АЭС чуть меньше, чем никакого

4
Российский эколог: У Беларуси внимания к безопасности АЭС чуть меньше, чем никакого
Владимир Сливяк

Решения по таким вопросам принимаются в Кремле.

Сделав заявления о БелАЭС, Путин показал, что Беларусь по-прежнему принадлежит России, и решение касающихся Беларуси вопросов принимаются в Кремле, а не где-то еще. Так полагает сопредседатель российской экологической группы «Экозащита!» Владимир Сливяк.

«Россия платит не только 10 млрд евро за АЭС, она затем и ядерное топливо будет поставлять, а также оказывать различные сервисные услуги. Сомневаюсь, что Лукашенко хоть за что-то будет платить. Зачем, когда Путин готов и дальше покупать лояльность за хорошие деньги. Тут в очередной раз геополитика верховодит, а вопросы по безопасности самой атомной энергетики отодвигаются на второй план», - заявил эксперт в интервью Charter97.org.

- На V форуме регионов Беларуси президент России Владимир Путин назвал сроки запуска Белорусской АЭС, которую, как он пошутил, Россия строит в ущерб себе. Генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов отметил, что вопрос строительства БелАЭС всегда был предметом озабоченности Литвы, хотя и у Беларуси есть свои претензии к литовской стороне. Так он отреагировал на резолюцию ПАСЕ с призывом к регулятору Беларуси не выдавать лицензию строящейся АЭС. С чем связаны заявления российской стороны?

- Российский президент показывает, что Беларусь по-прежнему «принадлежит» России и никакие резолюции из Европы не способны эту ситуацию изменить.

Решения в отношении международных вопросов, которые касаются Беларуси, принимаются в Кремле, а не в Страсбурге - вот что на самом деле говорит Путин. Насколько видно, Лукашенко не имеет ничего против этой ситуации, пока Кремль платит.

Это, конечно, никакие не соседские отношения «братских народов», а холодные прагматичные взаимоотношения. Россия платит не только 10 млрд евро за АЭС, она затем и ядерное топливо будет поставлять, а также оказывать различные сервисные услуги. Сомневаюсь, что Лукашенко хоть за что-то будет платить. Зачем, когда Путин готов и дальше покупать лояльность за хорошие деньги.

Тут в очередной раз геополитика верховодит, а вопросы по безопасности самой атомной энергетики отодвигаются на второй план. К качеству оборудования и уровню безопасности реакторов внимания у Беларуси чуть меньше, чем никакого. И это обусловлено тем, что никто другой, кроме Путина, платить за такие сомнительные проекты не будет.

В любом другом месте у Лукашенко потребовали бы деньги. Так какая разница, если выбора нет. Атомная энергетика очень дорогая и коммерчески сомнительна. Заработать на строительстве АЭС сложно, но как инструмент геополитического влияния атомная энергетика весьма выгодна.

- Вы давно работаете с проблемами ядерной энергетики. Что вы можете сказать об отношении в Европе к атомным проектам в общем и в Беларуси и России в частности?

- Это отношение может быть разным там, где у Путина друзья. Например, как в Венгрии, где власти никаких проблем не замечают.

Там, где более холодные отношения, периодически вспоминают о безопасности и о том, что безопасных атомных реакторов в принципе не существует. Другими словами, если Путин платит, кое-кто готов закрыть глаза на проблемы и сыграть в «русскую рулетку» с реакторами.

Когда не платит, начинают говорить трезво. Российская госкорпорация «Росатом» имеет немало партнеров в Европе и, с их помощью, даже может получить доступ к европейским деньгам. Например, в случае с ныне замороженной Балтийской АЭС около Калининграда, за деньгами в европейские банки обращался даже не сам «Росатом», а его европейские партнеры.

Из-за того, что у российской госкорпорации было совместное предприятие с французской «Альстом», производящей турбины, за деньгами обращались сами французы как в государственные, так и в частные банки Франции и Европы.

В частности, была отдельная заявка в банки на турбину для АЭС в Калининградской области. «Экозащита!», где я долгое время работаю, почти пять лет вела кампанию против строительства этой АЭС. В ней мы концентрировались на работе с крупными банками и энергетическими корпорациями Европы, которым поступали заявки, за которыми стоял «Росатом».

И, в конечном итоге, не допустили участия ни одного инвестора из ЕС, что послужило одной из главных причин прекращения строительства.

- Почему Беларусь и автор проекта - Россия - не находят аргументы Литвы по поводу небезопасности АЭС серьезными?

- Для Кремля, который платит и «заказывает музыку», это вопрос геополитики, а не безопасности. Им неинтересны потенциальные ядерные аварии, накопление ядерных отходов, которые будут тысячи лет излучать опасную радиацию, и даже деньги не на первом месте.

Им важно не допустить движения Беларуси к сотрудничеству с какими-либо другими силами, помимо России. Это крайне больной вопрос. Все видели, что произошло, когда Украина захотела подписать договор об ассоциации с ЕС. Лукашенко оказался в ситуации жены, которая хочет уйти к любовнику, но ее удерживает страх, что муж может ее убить.

И раз уж так сложилось и она боится уйти, пусть хотя бы будут деньги на содержание. АЭС тут лишь разменная монета и это самый опасный расклад для населения, потому что насколько опасной ни была бы АЭС, никто не обращает на это внимания, все заняты геополитическими расчетами.

- Путин сказал «в ущерб себе». Тогда зачем, по вашему мнению?

- Это правда, Россия практически никогда не зарабатывает на проектах строительства АЭС в других странах. Это политические проекты, а не коммерческие. Иначе деньги вкладывались бы в куда менее рискованные проекты с гораздо более быстрым возвратом инвестиций и большей прибылью.

На новые АЭС в других странах деньги выделяются напрямую из бюджета России. Условия возврата этих средств таковы, что обратные выплаты если и будут, то через несколько десятков лет. В случае с проектом «Росатома» в Финляндии деньги также выделялись из Фонда национального благосостояния - это будущие пенсии россиян. В этом году правительство решает провести «пенсионную реформу», направленную на повышение пенсионного возраста.

Ведь в этом случае можно будет сэкономить большие средства, ведь многие умрут, не дожив до пенсии. Конечно, есть еще и масштабная коррупция, съедающая солидную часть бюджета таких мегапроектов, как строительство АЭС. Но это все-таки не главная причина из-за которой строят АЭС, а сопутствующий фактор.

- Есть ли у этой АЭС какие-либо экспортные перспективы, с учетом того, что Литва не намерена покупать электроэнергию с БелАЭС?

- В какой-то момент эксперты, близкие к «Росатому», говорили, что возможен вариант, когда энергия будет поставляться обратно в Россию. Но это совершенно бессмысленно. В России нет недостатка в энергии, внешние поставщики не нужны. Из Беларуси будет пока невозможно экспортировать энергию в ЕС. Но кто знает, где и когда состоится следующая попытка российских спецслужб повлиять на выборы и к каким именно последствиям это приведет.

- Есть ли еще возможность для остановки строительства этого объекта и в чем, по вашему мнению, противника атомной энергетики, причина, по которой стоило бы озаботиться этим объектом?

- Такая возможность всегда есть, пока реактор не запущен. Этот объект, конечно же, станет весьма опасным, если его введут в эксплуатацию. Есть сценарии тяжелых аварий на реакторах ВВЭР, один из них - неполадки в системе охлаждения, которые могут привести к перегреву и взрыву.

Есть вероятность утечки радиации даже без каких-либо взрывов. Тяжелая авария будет означать эвакуацию и радиоактивное загрязнение не только части Беларуси, но и значительной части Литвы, включая столицу. Кроме того, без всяких аварий реакторы будут нарабатывать ядерные отходы, которые остаются опасными многие тысячи лет. Утечки радиации из хранилищ таких отходов могут также ставить под угрозу соседние города, источники питьевой воды.

Безусловно, наличие настолько опасного объекта мало кому понравится. И главное: есть другие способы удовлетворять энергетические потребности, гораздо менее опасные для людей. Однако за счет этих способов трудно добиться настолько сильной и долговременной зависимости от России.

Ведь как минимум на 60 лет Беларусь будет зависима от сервисных услуг и топлива «Росатома». Это все равно, что зависимость от Путина, лично курирующего ядерный комплекс.

- В последние годы существования СССР в ряде республик тогдашнего союза проходили гражданские протесты против строительства или существующих АЭС. Почему этого не происходит сейчас?

- Ситуация в России коренным образом изменилась. Действует массовая пропаганда, в которой Кремлю нет равных, наверное, во всем мире. Пропагандистская работа в России организована очень эффективно. Пропаганда доминирует в любом хоть сколько-нибудь массовом средстве массовой информации. Главный пункт в ней - Россию окружают враги, поэтому все должны поддерживать существующую власть и соглашаться со всем, что она делает. Или же ты враг страны. Если где-то и можно услышать альтернативное мнение, то это небольшие СМИ.

Все крупные и влиятельные СМИ под прямым контролем Кремля. Подобной пропагандистской накачки в СССР в конце 1980-х или начале 1990-х и близко не было, а многие СМИ тогда начали чувствовать себя свободно. Сегодня Кремль оказывает колоссальное давление на любого критика своих действий.

Экологические организации, которые могли бы стать катализаторами протеста против новых АЭС, подверглись большому давлению и, в большинстве случаев, свернули деятельность. В российском обществе почти не осталось критиков атомной энергетики.

«Экозащита!», которая организовала успешную кампанию против строительства АЭС в Калининградской области, была насильно внесена в список «иностранных агентов» в 2014 году. В официальном письме Министерства Юстиции РФ сказано, что главная причина внесения нас в список «агентов», - кампания против строительства АЭС.

Власти России, очевидно, хотели бы, чтобы мы вообще исчезли, как поступили многие коллеги после внесения в список «иностранных агентов». Не знаем, долго ли осталось, но мы пока существуем и действуем. Будущее тут зависит не от нас.

- Что можно сказать о позиции европейцев в данной ситуации и позиции России?

- На уровне обществ есть колоссальная разница в восприятии атомной энергетики. И это прямое следствие доступа к достоверной информации о последствиях. Если в России эта информация почти везде игнорируется и считается неудобной, то в большинстве стран ЕС отношение к атомной энергетике куда более трезвое и настороженное.

Достаточно посмотреть на список атомных реакторов в стадии строительства и тех, которые в скором будущем будут выводить из эксплуатации. С одной стороны, строится очень мало атомных станций, с другой - большое количество старых АЭС будут закрывать. Не говоря уже о ряде стран, где энергетическая политика включает отказ от атомной энергии. В Германии к 2022 году, в Швейцарии несколько позже. В Италии все давно закрыто, а в Дании и Австрии «мирный атом» запретили еще до того, как что-то было построено.

В целом, это общемировая тенденция. Доля атомной энергии в балансе снижается и этот процесс будет набирать силу, что признается всеми ведущими аналитическими агентствами. Китай, Россия, Индия ведут себя иначе, но их совокупных усилий не хватит даже на то, чтобы удержать долю атомной энергетики в мировом энергетическом балансе на сегодняшнем уровне.

Мы говорим об очень дорогой, неэффективной, ненадежной в свете изменения климата и крайне небезопасной технологии, время которой заканчивается. Кто-то где-то всегда сопротивляется прогрессу, но все знают, куда в итоге придем. Единственный вопрос - когда именно.

Германия - главный энергетический революционер в мире - 20 лет назад вырабатывала треть энергии на АЭС. Сегодня столько же вырабатывает за счет возобновляемых источников энергии, атомные станции закрывает. Это важный пример: если одна из ведущих экономик мира смогла сделать такой поворот, значит, технически это возможно. Бурное развитие возобновляемых источников идет и в Азии, в том числе в Китае и Индии, а также в Северной Америке.

К сожалению, здесь приходится констатировать, что Россия, как обычно, очень отстала в реагировании на эти изменения по сравнению как с развитыми, так и со многими развивающимися странами. Но догонять все равно придется. И чем раньше власти в России поймут это, тем лучше для экономики и развития.