12 ноября 2018, понедельник, 21:55
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

«Нас выкинули из нашего жилья и превратили в уголовников»

15
Фото: Яндекс. Карты

Что случилось с семьей, купившей долю в столичной квартире.

Если не хватает денег на целую квартиру, можно купить комнату, ну или — долю. Наивные граждане думают, что это не худший вариант, особенно если доля — почти половина трехкомнатной сталинки. Галина, мать троих сыновей, так и сделала: купила 42/100 в квартире на Грицевца, что в районе Тракторного завода, пишет tut.by.

Второй собственник — мужчина, в квартиру пустил. А потом началась война — с вызовом милиции, бесконечными судами и рукоприкладством. Год назад Галина с детьми вышла из квартиры по делам — и больше попасть в свое жилье не смогла, даже с милицией.

Версия покупателей: «Нас выкинули из нашего жилья и превратили в уголовников»

Сначала в редакцию обратился Алексей. Парень рассказал, что купили долю в квартире, жили там несколько лет, а однажды, в 2017-м, вышли по делам — и больше в квартиру попасть не смогли. Второй собственник забаррикадировал дверь, потом сменил замки. Алексей с матерью вызывали милицию, но та вернуть жилье не помогла. Семья живет где придется: у родственников, у друзей. И безуспешно пытается судиться со вторым собственником.

На встречу Алексей пришел с братом и матерью Галиной. Она восстанавливает «хроники боевых действий».

Семья, купившая долю. Алексей — справа.
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Долю купила в 2013-м году, — рассказывает Галина, — за 25 тысяч долларов. Почему невыделенную долю, объясню: это были единственные деньги на жилье, а приличную комнату мне за такие деньги найти не удалось.

Галина рассказывает: Ольга и Владимир разводились, Ольга и продавала свою часть, чтобы не жить на одной территории с экс-супругом.

— Я очень боялась, что второй собственник, мужчина, окажется пьющим. Его экс-супруга заверяла, что он не пьет и вообще его единственный недостаток — некоторая неряшливость, присущая большинству мужчин. Мы перед покупкой пришли в квартиру с риелтором, квартира показалась обычной, отсутствие ремонта не смутило. Он нам дверь открывал, показывал квартиру — то есть не было никаких оснований опасаться и думать, что это приведет потом к таким серьезным проблемам.

Через пару месяцев к нему пришла жить будущая жена. Мне кажется, от нее это пошло: мол, вы тут купили комнату — и всё, вы не имеете права пользоваться кухней, ванной. И вообще будете ходить через окно. Условия для жизни они создавали просто невыносимые.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Сейчас говорят, что мы мешали их семье, прикрываются малолетними детьми и считают, что квартира — только их.

Апогеем конфликта можно считать драку, после которой у Галины и ее сына — судимости.

— Он меня спровоцировал, — настаивает старший сын Галины Алексей. — Пока он просто меня оскорблял, я держался, понимал: ему нужна драка, чтобы идти в суд, доказывать, что мы неадекватные и опасные для его семьи соседи. Но однажды он пошел дальше — толкнул мать, намотал ее волосы на руку, бил. Я не сдержался. Я вступился бы даже за его мать, если бы ее били на улице, не говоря уже о своей матери.

Обошлось без переломов. Владимир снял побои и подал иск в суд. Галина тоже снимала побои, но суд поверил версии Владимира. Теперь женщина и ее сын — судимые. По 153 статье.

Статья 153. Умышленное причинение легкого телесного повреждения

Умышленное причинение легкого телесного повреждения, то есть повреждения, повлекшего за собой кратковременное расстройство здоровья либо незначительную стойкую утрату трудоспособности, — наказывается общественными работами, или штрафом, или исправительными работами на срок до одного года, или арестом.

Алексей получил общественные работы, Галина попала под амнистию.

Как попасть в квартиру, если второй собственник против?

Семья говорит, что в 2017-м, после того как не смогли попасть в квартиру, вызывали милицию. Не раз. Милиция составляла протоколы. Протоколы шли в суды. На руках — стопка постановлений суда. Владимиру вменялась ч. 1 ст 23.39 КоАП (Самоуправство). Постановления у судов двух видов: или возвратить административное дело в УВД для устранения недостатков, или прекратить за истечением сроков наложения административного взыскания. В протоколах милиция писала: Владимир нарушает п. 1 ст. 172 ЖК. Сменил замки, не дает доступа…

п 1 ст. 172 ЖК

«Участник совместного домовладения пользуется общим имуществом согласно целевому назначению этого имущества, не препятствуя осуществлению прав на это имущество других участников совместного домовладения».

Галина говорит, вели и переговоры с Владимиром — предлагали ему выкупить долю ровно за столько, сколько заплатили за нее сами.

— Купили мы ее у его бывшей жены за 25 тысяч. Он нам предложил 17 тысяч. Может быть, выставим долю на продажу за эту сумму… Но пока хочется все-таки хотя бы жить в этой квартире, а не ночевать по знакомым и не близким родственникам. Последнее мое место жительства — кризисная комната. Но я не жертва домашнего насилия, там не могут давать мне приют вечно…

Вторая сторона: доля не выделена, у них нет прав тут жить

— Вас не удивляет, что они приходят с милицией, а милиция им не помогает? — уточняет Владимир. — Все не так просто. Сейчас они рассказывают, что их не пускают. А что семья наша страдала, что они детей пугали, что избили меня — об этом они вам не расскажут. Нам СМИ не помогут решить проблемы. Нам может помочь суд.

Владимир говорит: суд по определению порядка пользования жилым помещением был.

— Она рассчитывала, что суд выделит ей долю в натуре, претендовала на две комнаты из трех (если учесть, что ее доля — даже не половина). Суд им в иске о порядке пользования отказал, сославшись на неприязненные отношения между собственниками. Так что у нее нет в этой квартире ничего, даже комнаты. Ее доля — это виртуальная доля. Она не дает ей право проживать тут.

— Когда Галина покупала долю, она думала, что в квартире будет жить только одинокий мужчина, — продолжает супруга Владимира Мария. — Муж ее предупреждал, что не стоит покупать эту долю, что он еще судится с бывшей супругой по этой доле. Другие покупатели, видя, что доля никак не закреплена, не выделена в натуре, отказывались от покупки. Однако она посчитала, что все как-то уляжется. А суд, в котором она, имея долю в 42%, пыталась получить две комнаты из трех, по моему мнению, говорит о том, что она изначально рассчитывала со временем выжить моего мужа из этой квартиры и выкупить у него комнату по остаточному принципу.

Но в квартире поселилась Мария с ребенком, вскоре у семьи родился совместный ребенок. Мария говорит, что Галина и сыновья создавали невыносимые условия жизни в этой квартире. Впрочем, в этом же обвиняют Владимира с женой и Галина с сыновьями.

— Нашу семью в СОП поставили из-за них, — говорит Мария. — Они постоянно вызывали то МЧС, то ЖЭС. Но после избиения мужа мы не выдержали. Их вещи хранятся в комнате — мы ее закрыли и не трогали.

Семья подтверждает, что готова заплатить за долю Галины 17 тысяч долларов. И абсолютно не готовы пустить Галину с сыновьями в квартиру.

Печальная доля

Продажа жилья по долям — штука не редкая. Например, в 2017 г. в Минске было порядка 940 сделок с долями, в январе-сентябре этого года — 760. Доли чаще всего образуются, когда продают наследство или супруги разводятся и разъезжаются, продавая совместное жилье по долям. Изредка доли образуются по решению суда — как в случае семьи, часть дома которой по суду продали за долги.

Часто долю при разводе выкупает у одного экс-супруга второй экс-супруг — это в статотчетах и проходит как сделка с долями. При наследовании один из наследников может продать (передать) долю другому.

Чужим людям доли продаются тоже, если бывшие родные не могут договориться, не имеют средств для выкупа доли или принципиально желают испортить друг другу жизнь. И это не редкость. Напомним, мы писали про минчанку, унаследовавшую от мужа долю в «однушке». Четверть «однушки» свекровь подарила незнакомому человеку. И именно этот незнакомый человек обосновался в квартире. Писали об однокомнатной квартире, в которой жила вдова, а другие наследники пытались продать долю в этой «однушке» посторонним людям вместе с женщиной.

Конфликт заложен уже в самом превращении квартиры из обычной в коммуналку, да еще в коммуналку, где изначально не прописаны права собственников. Хотя как пользоваться квартирой, которая находится в долевой собственности, описывает п. 5 ст. 154 Жилищного кодекса. Предполагается — по соглашению всех сособственников, заключенному в устной или простой письменной форме. Но об этом уже говорилось выше: договориться удается далеко не всем.

А дальше закон советует идти в суд и определять порядок пользования общим жильем. Суд может быть не один, и длиться эпопея может годами. Так что стоит сто раз подумать и взвесить все риски перед покупкой доли, тем более — не выделенной в виде комнаты. Человеческий фактор никто не отменял.