16 ноября 2018, пятница, 7:17
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

«Белнефтехим» - о подорожании топлива: Концерн действует на стороне потребителя

16
Фото: tut.by

В концерне рассказали, что будет с ценами на автомобильное топливо.

Белорусская нефтепереработка скоро будет функционировать в новых условиях: определяющее влияние на отрасль окажет завершение налогового маневра в России. Как налоговый маневр изменит стоимость нефти для Беларуси, во сколько обойдется и когда завершится модернизация НПЗ, что будет с ценами на автомобильное топливо и рассматриваются ли альтернативные источники поставок нефти - об этом в интервью БелТА рассказал курирующий нефтепереработку заместитель председателя концерна "Белнефтехим" Владимир Сизов.

- Известно уже, кто может профинансировать новый проект на "Гродно Азоте"?

- Предполагается, что проект будет реализовываться за счет привлечения кредитных ресурсов Китайской Народной Республики. Сейчас мы готовимся к процедуре по выбору генерального подрядчика. После этого начнется работа по определению того, кто будет финансировать строительство.

- Какова сейчас ситуация на нефтеперерабатывающих заводах? Что происходит с ценами на автомобильное топливо и какая политика по их изменению предполагается в дальнейшем?

- В третьем квартале 2018 года результаты финансово-хозяйственной деятельности НПЗ улучшились. Однако стоимость нефти в текущем году росла значительно больше, чем стоимость автомобильного топлива в Беларуси. Совокупность роста цен на сырье на мировых рынках и изменение курса национальной валюты привели к росту финансовой нагрузки на нефтепереработку. Понимая, что моторное топливо - продукт, который несет и социальную составляющую, мы не можем действовать так же резко, как изменяется рынок, стараемся демпфировать эти процессы и эволюционно, постепенно, проводим повышение. Вы видите стратегию - плавное повышение на 1 копейку. Некоторые критикуют концерн "Белнефтехим" за рост цен на АЗС. Хочу обратить внимание, что в данном случае концерн действует на стороне потребителя, ограничивая рост цен значительно более низким уровнем, чем это необходимо НПЗ для ведения рентабельной производственной деятельности и модернизации.

- По оценкам концерна, какой эффект даст снижение акцизов на топливо, планируемое в 2019 году?

- Заложенный в Налоговом кодексе подход по снижению акцизов учитывает, что со следующего года заводы будут работать в условиях возобновившегося налогового маневра. Снижение акцизов сохранит для НПЗ около $100 млн и будет положительным фактором для ценообразования на внутреннем рынке, однако не сможет компенсировать негативное финансовое влияние следующего этапа налогового маневра в 2019 году.

- Решение о поэтапном повышении цен остается в силе? Будет ли меняться стратегия повышения цен на 1 копейку?

- Мы будем придерживаться эволюционной стратегии по изменению цен на топливо, не делая резких шагов и не перекладывая полностью все проблемы на потребителя.

Вместе с тем должно быть понимание: производитель сейчас не может сам покрывать все убытки от поставки нефтепродуктов на внутренний рынок. Потребитель тоже должен чувствовать изменившиеся условия поставок сырья, иначе рано или поздно ухудшение финансового состояния заводов может привести к тому, что они не смогут, поддерживая необходимый объем производства нефтепродуктов и их качество, реализовывать свою программу развития.

Возможно, концерн должен больше отстаивать интересы НПЗ, но мы сдержанно регулируем цены: устанавливаем потолок, выше которого цены не поднимутся. Если бы не было органа госуправления, который этот процесс демпфирует, то цены на топливо у нас были бы в ситуации открытого рынка и рост стоимости сырья для НПЗ мы бы увидели точно ретранслированным в ценах на заправочных станциях. Мы сохраним аккуратный подход к изменению цен на топливо.

Причины изменения цен пояснялись неоднократно. Мы покупаем сырье по мировым ценам - пока за вычетом таможенных пошлин, но все равно идем к мировым ценам на нефть. Затраты на покупку сырья в нефтепереработке занимают примерно 80% в стоимости конечного продукта, этот фактор невозможно компенсировать сокращением затрат по другим направлениям. Кроме того, нужно учитывать налоги. Еще один фактор - изменение курса белорусского рубля. Мы продаем топливо на АЗС за белорусские рубли, затем конвертируем в валюту и платим продавцу нефти. Если курс изменяется, это тоже оказывает на нас влияние: чтобы купить определенный объем нефти, надо потратить бОльшую сумму белорусских рублей. В валюте дизельное топливо, например в сентябре, как и год назад, стоило около $0,68, то есть шаги по изменению цен нивелируются изменениями курса белорусского рубля.

Что касается перспектив дальнейшего повышения цен, то ситуация будет взвешиваться в зависимости от того, какой результат будет сформирован на НПЗ, потому что они накопили приличные финансовые потери в период высоких цен на сырье и не соответствующих им цен на внутреннем рынке.

Пока мы не видим, что достигли того уровня цены, который позволяет компенсировать возросшие затраты на покупку нефти. Более того, надо понимать, что анонсированный налоговый маневр будет еще больше усугублять ситуацию. При цене нефти $70 за баррель введение параметров налогового маневра приведет к ежегодному удорожанию для нас нефти, по предварительным расчетам, более чем на $20 за тонну.

- Почему, по мнению белорусской стороны, целесообразно зафиксировать потери Беларуси из-за налогового маневра в цене нефти?

- Вы знаете, что мы стремимся к формированию единого рынка нефти и нефтепродуктов в рамках Договора о создании Евразийского экономического союза. Условия на этом рынке должны быть сопоставимы для всех участников. Российская Федерация проводит налоговый маневр, при этом российские нефтепереработчики получат поддержку, компенсации, которые позволят удешевить продукт для внутреннего рынка. Естественно, что в рамках единого рынка условия работы субъектов хозяйствования должны быть выравнены.

Зафиксировать потери в цене нефти - это один из рассматриваемых механизмов. Возможно, во время переговоров с российской стороной будут достигнуты какие-то другие подходы к компенсации для Беларуси. Переговорный процесс идет, говорить об окончательном механизме рано, но мы бы хотели, чтобы к концу года было определенное понимание, в каких условиях мы будем работать и насколько они будут все-таки соответствовать духу единого рынка.

- Остались ли какие-либо нерешенные вопросы по поставкам нефти и нефтепродуктов из России?

- Документы, подписанные в октябре 2018 года, урегулировали все вопросы по поставкам в Беларусь нефти и нефтепродуктов. В них зафиксировано, что годовой объем поставляемой нефти - 24 млн т. Продукция для работы нефтехимического комплекса будет поставлена в объеме, который соотносится с потребностью 2017 года, увеличенной на 10%. Все условия для загрузки действующих производственных мощностей созданы, НПЗ и нефтехимические предприятия сырьем обеспечены.

- Используются ли российские порты для транзита нефтепродуктов?

- При продаже нефтепродуктов мы постоянно предлагаем продукт с возможностью отгрузки через российские порты. Однако определяющую роль играет вопрос логистики, российские порты - это более дальнее транспортное плечо, более высокая стоимость перевалки на терминале. Сегодня эти условия пока не позволяют свободно конкурировать с портами стран Балтии. Если они будут меняться, естественно, мы как организация, которая нацелена на получение максимального эффекта от реализации нефтепродуктов, не упустим возможность продать выгоднее и повезем свои нефтепродукты в направлении российских терминалов.

- В последние годы наблюдаем ситуацию с волатильностью цен на нефть. Какая стоимость барреля была бы оптимальна для Беларуси?

- Нам нужна, прежде всего, стабильность цены - как на нефть, так и на нефтепродукты. Это позволит работать планомерно и четко понимать возможности для повышения эффективности нефтепереработки и дальнейших технологических преобразований.