19 октября 2019, суббота, 3:45
Мы в одной лодке
Рубрики

Пиар-акция Кремля провалилась

1
Пиар-акция Кремля провалилась
Роман Бессмертный
Фото: glavcom.ua

Россия делает все, чтобы ее одиночество стало тотальным.

Люди, организовавшие «выборы» в ОРДЛО, посадили себя на еще один крючок России, соскочить с которого можно разве что на скамью подсудимых

В России обоготворяют карго-культ. Государство, авторитет которого в мире еще держится за счет газа и ядерного оружия, стремится к имитационным процедурам – никаких других у него нет. Одна из таких "акций" прошла в воскресенье, 11 ноября, на временно оккупированной территории Донецкой и Луганской областей. На этот раз имитировались «выборы». В целом же в этом тексте будет много слов в кавычках – иначе говорить о воскресных события не получится.

Люди, которые уже успели отчитаться о высокой «явке», облегчили работу будущим следователям по делу о насильственном захвате власти в отдельных районах Украины, создании незаконных военных формирований, поддержке терроризма и преступлениях против человечности. Когда настанет час икс, и представители России укатят за свой поребрик, их вчерашние «союзники на местах» останутся один на один с колоссальными проблемами. Нечто подобное уже неоднократно случалось в истории.

Выборы – процесс, обладающий рядом формальных признаков, обойти которые невозможно. Впрочем, что и отличает эту процедуру от «междусобойчика», который может устроить кто-либо в любом месте. И за который непременно придется нести ответственность по закону.

С позиции международного права, Конституции и законов Украины то, что произошло 11 ноября в ОРДЛО – юридически ничтожно. Если представить, что Украина соглашается провести выборы на временно оккупированных территориях, то закон об их проведении сначала должна принять Верховная Рада, и затем, через 90 дней после вступления закона в силу, должно состояться голосование. Таковыми являются договоренности, достигнутые в нормандском формате, Трехсторонней контактной группе и подгруппах, на конференциях в Париже и Берлине, которые определяют именно правовые основы для проведения выборов. В конце концов, это указано и в «формуле Штайнмайера».

Более того, выборы на оккупированных территориях могут произойти в том случае, если накануне удастся решить  блок вопросов по безопасности: отвод тяжелых и средних вооружений, танков и минометов, их опечатывание и контроль за неиспользованием. Кроме того, речь шла об отводе иностранных военных частей и разоружении боевиков. Уже длительное время решение вопросов по безопасности тормозится. Хотя именно эти договоренности имеют юридически сильный подтекст, поскольку подкреплены соответствующими документами: подписанными и завизированными протоколами, разработанными под них технологическими картами. Осуществить мониторинг выполнения  блока безопасности предварительно должна ОБСЕ. Кроме того, выборы, особенно в данной ситуации, требуют присутствия международных наблюдателей, которых тоже не было. Нельзя же всерьез рассматривать представителя России венгра Гергьо Тамаша Шама, который, вероятно, полностью не осознавал возможных правовых последствий своего «наблюдения».

Это внешнее измерение процесса, но есть и внутренний аспект. Выборы в Украине проходят на основе реестра избирателей согласно закону «О государственном реестре избирателей». Регистрация на оккупированных территориях бездействует уже пять лет. Поэтому те лица в ОРДЛО, которые  проводили так называемую «регистрацию избирателей», нарушили украинский закон и должны быть привлечены к уголовной ответственности.

Что касается собственно выборов, здесь есть несколько других ключевых требований. Доступность всех граждан к участию, единое информационное пространство, реализация активного и пассивного избирательного права, равенство прав всех граждан – ничего из перечисленного не было соблюдено.

Теперь относительно члена венгерской партии «Йоббик» Гергьо Тамаша Шама. Для чего он понадобился оккупантам – понятно. С его помощью они пытаются придать хоть какой-то подобие «легитимности» процесса. Мол, смотрите, у нас есть «целый наблюдатель» из ЕС. А вот сам господин Шама, которого просто использовали, оказал себе плохую услугу. Возможно, ради хоть и сомнительной, но все же популярности. Скорее всего, с целью испытать украинский МИД на «слабо». Но в целом такие действия могут классифицироваться как сотрудничество с террористами – со всеми, в том числе и криминальными, последствиями.

В этой ситуации инициатива должна исходить не только от посла Украины в Венгрии. Украинский МИД обязан обратиться к послу Венгрии с требованием провести расследование относительно содержания и мотивов действий Шама. Среди всего прочего, необходимо выяснить, действовал он как представитель областного совета Бекеш в Конгрессе местных и региональных властей Совета Европы и член партии «Йоббик», или как частное лицо. В любом случае неприятности и проблемы ему гарантированы. Вопрос в том, захочет партия, даже такая одиозная, как «Йоббик», становиться друзьями главарей незаконных формирований, которым в перспективе светит международный трибунал?

Никаких правовых последствий воскресные события в ОРДЛО не будут иметь. Ни Украина, ни мир не признают так называемых «выборов». Люди, которые их организовывали и проводили, посадили себя еще на один крючок России, соскочить с которого можно будет разве что на скамью подсудимых. Пиар-акция Кремля провалилась – убедить не получилось даже самих себя.

Роман Бессмертный, «Новое время»